В многосерийном фильме «Склифосовский» телеканала «Россия» Ольга Красько сыграла главную женскую роль - заведующую отделением хирургии Ларису Куликову. Ее героиня чуткая и добрая - такая, какой бы все пациенты и хотели видеть врача. Но актриса утверждает, что этот образ не выдумка сценаристов. Именно таких врачей она и встретила в Институте скорой помощи имени Склифосовского, куда ходила набираться «профессиональных навыков» женщины-хирурга.

- Ольга, у вас на съемочной площадке был консультант - потомственный хирург из Института Склифосовского Михаил Рогаль. Знаю, он актеров и раны зашивать учил, и много других врачебных секретов им раскрыл.

- Да, Михаил Михайлович нам очень помог. Но мой учитель Олег Павлович Табаков всегда утверждал, что нужно оттачивать профессиональные навыки. За этим я и пошла в Склиф. Ходила по отделениям, была в приемном покое, говорила с врачами, наблюдала за их работой, за личными отношениями, за тем, как медики общаются с пациентами. Меня пускали на врачебные летучки, которые проходят по утрам. На этих коротких собраниях врачи подробно прорабатывают каждую сложную ситуацию с пациентами. Разбирают смертельные случаи, если они происходят, обсуждают, почему это случилось, что еще можно или нужно было бы сделать... Я видела, как врачи переживают за каждого пациента, видела по-настоящему благодарных людей, которым спасли жизнь…

- Врачам это нравится?

- Они не мнят себя героями. Вот, мол, мы спасли вашу жизнь, теперь вы должники до гроба. Для них работа - это святой долг, правда, относятся они к нему со своим специфическим юмором.

- Значит, юмора и некоторого цинизма вы с коллегами в настоящем Склифе нахватались?

- Врачи, особенно в Институте скорой помощи, каждый день сталкиваются со сложнейшими ситуациями, часто катастрофическими, и в этих ситуациях они способны четко, по делу, без лишних эмоций принять нужное решение. Это хладнокровное отношение к своему делу, иногда приправленное юмором, обычные люди и называют врачебным цинизмом. Но на самом деле за каждого пациента, особенно сложного, врачи переживают всем сердцем, хотя не всегда это показывают. У меня есть две подруги, которые работают врачами. Одна - эндокринолог, а другая занимается беременными женщинами, у которых серьезные проблемы с почками. Кстати, именно она однажды спасла мою дочку. Причем по телефону! Мы отдыхали в Турции, и моя дочь Олеся - она тогда была совсем крохой - чем-то отравилась. Толкового врача в отеле нам не удалось найти. Ситуация была жуткая, и я позвонила подруге Тане, так как у нас дети-погодки. Таня выслушала меня и стала говорить, что нужно срочно сделать… Благодаря ее собранности и четкости я смогла включить хладнокровие, и вместе мы справились с ситуацией.

- А в институте Склифосовского вам самой довелось видеть какие-то экстренные случаи?

- Я видела работу врачей в так называемом шоковом зале, куда поступают люди, состояние которых погранично - между жизнью и смертью. Это те, кто попал в автомобильную аварию или пытался покончить жизнь самоубийством… У некоторых даже не прощупывался пульс! Один раз я присутствовала в операционном зале во время плановой операции на сердце.

- И как себя чувствовали? Ведь многие девушки от одного вида крови падают в обморок!

- После шокового зала вид крови перестал пугать меня. Но, честно говоря, пока мы снимали «Склиф», я подустала от вида крови и внутренностей.

- А когда сами резали в кадре, рука не дрожала?

- Нет, уроки Михаила Михайловича не прошли даром! Хотя я понимаю, что воссоздать в точности работу врачей Склифа нам не удалось. Например, они спокойно принимают любого пациента, даже в самом тяжелом состоянии, а нам по сценарию нужно было паниковать. Но у нас ведь художественный фильм, а не документальный. Кстати, однажды на площадке я чуть было не прооперировала статиста! Я не заметила, как с актера, который играл пациента на операционном столе, убрали силикон, который и нужно было резать. Стою себе, скальпелем что-то на его животе изображаю… Он даже проснулся от ужаса, хотя до этого спокойно себе дремал под светом софитов.

- Чему-то научились, играя доктора?

- Операцию я, конечно же, сделать не смогу. Но могу сделать укол, перевязку. А главное, научилась здраво мыслить, если, не дай бог, я сама или мои близкие окажутся в тяжелой ситуации.

- Как вы создавали образ своей героини?

- Я играла ее, учитывая характеры нескольких заведующих отделениями Склифа, с которыми познакомилась в институте. Все они - замечательные женщины, потрясающие врачи, при этом разносторонне образованны, очень интересные в общении, неравнодушные и ответственные. Но многое в Ларисе - от меня. А еще мне помог наш любимый Михаил Рогаль. Как-то я пришла на съемочную площадку и сказала, что хочу сыграть фею, чтобы моя дочка видела меня в этом фильме и говорила: «Моя мама - настоящая фея». А Михаил Михайлович улыбнулся и сказал: «Так Лариса и есть фея». И с тех пор у меня пропали сомнения насчет того, что Лариса слишком чуткая, внимательная, добрая, все принимает близко к сердцу. В этом плане она - «неправильный» врач. Но для меня было важно, чтобы Лариса была именно такой. Ведь сейчас в жизни так мало доброты и участия к чужой беде. И если бы она была другой, не смогла бы решать личные проблемы своего коллеги - хирурга Олега Брагина.

- Вы впервые работали вместе с Максимом Авериным?

- Да, это наша первая работа в кино. И я рада, что она состоялась. Признаться, раньше я совсем не знала Макса как актера, даже ни одной серии знаменитого «Глухаря» не смотрела. А на площадке «Склифа» увидела замечательного драматического артиста, очень талантливого и трудолюбивого. Оказалось, что по гороскопу мы оба - Стрельцы, поэтому у нас было полное взаимопонимание. За время съемок мы стали настоящими друзьями.

- Многих зрителей интересует, почему Лариса не сразу принимает ухаживания Брагина? Потому что он ее подчиненный?

- Лариса не кичится своей должностью. Просто она пережила личную боль и не хочет обжечься на Брагине, который далеко не идеален в качестве постоянного друга. Олег - циник, его не интересуют чужие чувства, а игра в любовь - забавляет. Но при этом он не гад, способен на настоящие мужские поступки. Думаю, зритель это увидел и в некоторых ситуациях даже сочувствовал Брагину.

- Как вы сами относитесь к служебным романам?

- Есть негласное правило для людей всех профессий - на работе никаких романов. Но в жизни все неоднозначно, люди - не роботы. Иногда ты просто не можешь не реагировать на человека рядом с тобой. Хотя у кого-то хватает силы воли, чтобы отказаться от любви ради принципов. Все мы - разные.

- А как вы думаете, врачам любовь на работе не мешает?

- Может быть, порой мешает, а иногда - помогает. Когда тобой двигает большое чувство, ты способен в сложной ситуации сделать то, что без состояния влюбленности не сделал бы никогда.

- Вашей дочке шесть лет, а в «Склифе» вы играете маму 14-летнего парня. Какие были «материнские» ощущения?

- Да, сынок там у меня большой, мужичок такой (смеется)! Лариса старается быть ему другом и выстраивает с ним настоящие «пацанские» отношения. Тут я многое брала из своих наблюдений за друзьями и знакомыми, у которых дети такого же возраста. Когда видишь, как общается моя подруга, актриса Дарья Повереннова, со своей дочкой, не понимаешь, это мама и дочь или подружки? И я своей дочке тоже хочу быть другом.

- А актрисой Олеся пока быть не хочет?

- Когда Олесе было два месяца, она уже играла в кино - дочку моей героини. Интересов у нее много, она хочет быть и музыкантом, и художником, и милиционером, и даже дрессировщицей дельфинов. Она ходит в художественную школу, в пони-клуб, а недавно мы зашли в Дом детского творчества, и Олеся записалась чуть ли не во все кружки. Так что, какую бы профессию она ни выбрала, я поддержу ее во всем.

- Многих телезрителей интересует, а что же не у доктора Куликовой, а у актрисы Ольги Красько в личной жизни происходит?

- О личном я никогда не говорю во всеуслышание. Могу сказать только одно: сейчас я абсолютно счастлива!

Наталья КОЛОБОВА, (ИА «Столица».)