Станислав Говорухин занят съемками своего фильма под названием «Конец прекрасной эпохи». Сценарий основан на прозе Сергея Довлатова из сборника «Вертикаль». Картина снимается в Москве, Санкт-Петербурге и Таллине. На роли Говорухин, как всегда, пригласил кинозвезд: Сергея Гармаша, Федора Добронравова, Дмитрия Астрахана. Вместе с именитыми актерами - и это тоже в традициях Станислава Сергеевича - занята в фильме и талантливая молодежь, которая маститым коллегам не дает почивать на лаврах.

Вспомнить шестидесятые

Действие фильма происходит в середине 60-х. Была хрущевская оттепель, когда художникам дали свободно творить - и наступил расцвет советского искусства, живописи, кинематографии, литературы. Именно поэтому для многих те годы и запомнились как прекрасная эпоха. Но она оказалась, увы, недолгой…

Главный герой картины - талантливый журналист Андрей Лентулов - из-за своей неординарности, смелости высказываний, «острого языка» вынужден уволиться из редакции крупной ленинградской газеты. Перебравшись в Таллин, он устраивается в местную газету. Но, несмотря на то что эстонская столица территориально ближе к Западу, требования здесь точно такие же, как и на прежней работе: пиши о том, что «хорошо в стране советской жить» и держи язык за зубами. «Прекрасная эпоха» закончилась - пытается объяснить новичку редакционное руководство. И он поначалу пробует подстроиться под новые требования, «наступить на горло собственной песне». А потом находит свой способ сохранить себя как личность…

Невольник правды

Актера на роль Лентулова Станислав Говорухин искал больше года. Отсмотрев более пяти сотен претендентов, остановил свой выбор на молодом актере Иване Колесникове, которого телезрители помнят по роли князя Хованского в сериале «Институт благородных девиц». Почему выбор пал именно на него?

- Станислав Сергеевич мне до сих пор этого не сказал, - отвечает актер. - Но уверен, что мои предыдущие заслуги Говорухина совершенно не интересовали. Помню, на пробы я пришел с жуткого похмелья, а Лентулов по сценарию любит выпить - может быть, это и сыграло в мою пользу... Шучу, конечно. В любом случае это - большой аванс и огромная ответственность. Это моя первая главная роль в полнометражном фильме, да еще у такого мастера!

- А для роли журналиста вам приходилось знакомиться с профессией?

- Зачем - я и так умею все, что в кадре делает Лентулов: покурить, выпить, побыть в компании с хорошенькими женщинами (улыбается). А если без шуток - мне на самом деле нравится за рюмочкой и папиросой общаться с интересными людьми. Мне дедушка, который живет в Питере, рассказывал, как они с бабушкой иногда заходили после работы в одну из рюмочных на Васильевском острове. А в ней действовало такое правило: нельзя было купить отдельно бутерброд и отдельно 50 граммов водки - то есть, если клиент покупал 50 граммов, обязан был купить к ним и бутерброд, и наоборот. И вот дедушка с бабушкой съедали там по четыре бутерброда и, соответственно, пропускали по четыре рюмочки... И почти никто тогда не напивался - люди умели делать это красиво. И курили тогда тоже красиво... Вот этими манерами и обзавелся мой Лентулов. А еще перед съемками я пересмотрел фильм Сергея Герасимова «Журналист», который вышел на экраны в 1967 году. И кое-что взял для себя на заметку у главного героя.

- Кроме изысканных манер и «вредных привычек» - какие черты героя вам близки?

- В конце фильма есть сцена. Подруга Лентулова Марина, которая в него влюблена, советует: «Уезжай в Америку - здесь за твои записи тебя посадят». На что Лентулов отвечает: «Если то, что я пишу, подсудно - значит, я буду нести за это ответственность». И мне очень близко это - принципиальность, желание идти до конца. Несмотря на свой молодой возраст, я уже сменил четыре театра - уходил только из-за того, что не мог притворяться и играть ужасные, на мой взгляд, спектакли. Их ставили известные режиссеры, им нельзя было высказывать свое мнение - иначе выгонят. Меня это угнетало, и я не мог долго молчать - говорил, что думаю - и уходил...

- А что это за записи, за которые вашего героя могут посадить?

- По работе Андрею постоянно приходится врать, замалчивать или «подгонять» факты. Это же были времена строгой цензуры. Например, редактор отправил его в роддом, где на свет появился четырехсоттысячный житель Таллина, чтобы сделать газетную заметку об этом ребенке, в которой, конечно же, должно быть сказано о том, кто его родители… А ребенок родился в семье эфиопа. Сейчас такой факт стал бы сенсацией. А тогда в редакции Лентулову сказали: «Нельзя писать про эфиопов, евреев…» Андрея, как человека внутренне свободного, эти рамки жутко раздражают, угнетают и злят. И тогда он находит выход: для редакции он пишет то, что требуется, а для себя фиксирует правду жизни - описывает действительность без прикрас. Это его личные дневниковые записи, которые со временем оформляются в книгу. Она и становится его детищем, смыслом его жизни…

- Иван, а то время вам близко?

- О той эпохе мне много рассказывали бабушка с дедушкой и родители. 60-е отличались какой-то искренностью, теплотой - были добрые посиделки на кухне, люди крепче дружили, не было социальных сетей и мобильных телефонов, и если уж договаривались встретиться, то встречались, а не ссылались на вечную нехватку времени… Но мы не пытаемся показать, что то время было лучше, чем наше. Времена меняются - тем они и хороши…

Уроки мастера

В третьем павильоне «Мосфильма» выстроили внушительную декорацию в два этажа. На втором разместили сразу две редакции - ленинградскую и таллинскую. Для последней декораторы сделали дверные таблички на эстонском языке с должностями и именами сотрудников. Отобрали много книг, плакатов и газет на эстонском и русском языках, которые издавались в то время в Таллине. В таллинских кинозапасниках удалось найти выпущенные в Эстонии печатные машинки, сувениры, мебель.

На первом этаже оборудовали фотомастерскую: установили красный свет, протянули веревки, на которых закрепили «мокрые» фотоснимки - будто бы они сушатся и вот-вот готовятся отправиться в свежий номер газеты. Расставили фотоувеличители, ванночки для проявки и закрепления фотоснимков и прочую аппаратуру тех времен.

В кадре - Иван Колесников, опытные Федор Добронравов и Дмитрий Астрахан и молодые актеры. По сценарию старшие товарищи за бутылкой водки объясняют Лентулову правила жизни. Оказывается, кто-то прознал о его книге-дневнике, и опытные коллеги дают советы, как Лентулову теперь поступить.

- На репетиции водку разливаем условно, - просит актеров режиссер. - Полная бутылка нам еще в кадре пригодится. Приготовились! Камера! Мотор!

- Что-то вы какие-то в кадре неживые! – снова недоволен режиссер. - А почему во время разговора водку не разливали? Забыли? Где бутылка?

Со второго дубля сцена получается идеальной.

Говорухин улыбается: видно, что ему нравится работать.

Фото:
Фото:
Реквизиторы выклеивают «историческую фотогалерею».
Фото:
Рабочие моменты съемок.
Наталья КОЛОБОВА (ИА «Столица»).