Карьеру этой молодой актрисы, приехавшей когда-то покорять Москву из красивейшего русского города Пскова, можно считать успешной. Юлия Пересильд - одна из популярных актрис государственного Театра наций, обладательница престижных театральных премий «Хрустальная Турандот» и «Звезда театрала». Зрители помнят ее по яркой работе в фильме Алексея Учителя «Край», за которую она получила «Золотого орла», по ролям в картинах «Лето волков», «Зимнее танго», «Пять невест», «О чем молчат девушки». Юлия удостоилась даже премии гильдии киноведов и кинокритиков «Белый слон».

- Юля, в картине «Битва за Севастополь», съемки которой недавно закончились, вы сыграли снайпера. Сложно было?

- Я никогда в жизни не играла ничего подобного! Причем это не просто какой-то снайпер, а реально существовавшая женщина - Герой Советского Союза Людмила Павлюченко. Это легендарная личность - единственная женщина, получившая звание Героя Советского Союза при жизни, ибо на ее счету было 309 уничтоженных фашистских захватчиков, это самый большой счет среди женщин-снайперов. Людмила Павлюченко родилась на Украине, в Белой Церкви, а умерла в 1973 году в Москве. Она много лет дружила с Элеонорой Рузвельт - вдовой американского президента Франклина Рузвельта…

- Вы играли снайпера - значит, и стреляли из настоящей винтовки?

- Я усиленно тренировалась, изучала винтовку Мосина и теперь знаю ее как свои пять пальцев. Первые двадцать минут она казалась мне неподъемной, а потом - ничего, привыкла. Хотя могу сказать, что после курса молодого бойца у нас некоторые девочки падали в обморок. Даже чисто физически было тяжело.

- Снимали в Севастополе?

- И в Севастополе, и в Киеве, и на Западной Украине. Хочется сказать спасибо нашему режиссеру Сергею Мокрицкому. Он бывший оператор, у него особый взгляд - очень точный в подробностях и деталях. Плюс его прекрасное чувство юмора, помогавшее снимать фильм в это непростое время... У нас была украинско-российская группа, и эта работа всех очень сдружила, объединила и подняла над ситуацией.

- В еще одном новом фильме - «Музыка во льду» - вашим партнером был Дима Билан. Как вам работалось со звездой шоу-бизнеса?

- Была приятно удивлена. Вообще-то не люблю самоуверенных непрофессионалов, которые запросто могут позволить себе сняться в кино. И честно вам скажу: я боялась этого в случае с Димой. Хотя знала, что он кроме Гнесинки окончил и ГИТИС, но то, что у него нет актерского опыта, меня беспокоило. Понравилось, что и он переживал, волновался…

- Вы знаете, что в театре вас называют «любимой актрисой театра»?

- Сколько людей - столько и мнений… Наверняка есть и те, кто меня категорически не любит. Это нормально. Как говорили в институте на занятиях по актерскому мастерству: «Вбейте себе в голову: вы не обязаны всем нравиться!» Хотя, конечно, приятно. Если меня не любят - я тогда плохо работаю! А с Театром наций у меня особые отношения, я здесь родилась как актриса. Видела, как его разрушали, а потом - по кирпичику - строили заново. Я видела, сколько трудов, нервов, сил тратят на него Евгений Миронов, Марина Смелянская, Рома Должанский - люди, которые взяли театр и на своих руках подняли и понесли. Для меня Театр Наций - это мой дом, как бы банально это ни звучало. Причем, учтите, что в нашем театре нет постоянной труппы, на каждый спектакль объявляется актерский кастинг.

- Как вы находите общий язык с художественным руководителем Евгением Мироновым?

- Для меня есть три разных Жени. Есть Евгений Витальевич - руководитель Театра наций. Партнер по сцене Евгений Миронов - это совершенно другой Женя. И это счастье - возможность бесконечного подглядывания за тем, как он работает, попытка максимально приблизиться к его способу жить на сцене. Хочется стать губкой и впитать в себя как можно больше. И есть третий - это Женя как человек. Евгений Миронов очень много для меня сделал - и в бытовом плане, и в актерском. Я искренне за него переживаю. И никогда не позволю, чтобы при мне кто-то о нем плохо говорил!

- А у вас бывают ситуации, когда вы думаете одно, а вынуждены говорить другое?

- Я не отношусь к людям, которые всегда остервенело кричат правду. Нужно понимать, что правда относительна. И то, что для одного человека - истина, для другого - ложь. По отношению к разным людям, событиям, ситуациям у меня тоже есть какая-то своя правда - и наверно, не всегда это «самая правдивая правда на свете», как говорит Евгений Миронов устами Фигаро.

- Как вам удается сочетать работу в кино и театре и воспитание детей?

- Знаете, необязательно, что, если ты актер, твои дети брошены. Любая другая мама работает с восьми до шести, а потом еще бегает по магазинам и точно так же не видит детей. А когда идут съемки, связанные с длительными отъездами, мои дети «скитаются» со мной. Но дочь Аня взрослеет, и я начинаю думать о том, что ей, наверно, пора начинать какую-то свою жизнь - например, посещать систематические занятия. Воспитание детей - это нелегко. Видимо, у меня мозг поделился на две половинки: одна отвечает за профессию, а вторая - за семью. Поэтому никогда не снимаюсь параллельно в двух картинах - не потому, что я не успеваю физически, а просто мозг не справляется. Мне проще, если могу разложить все по полочкам, выстроить схему: нужно с детьми пройти врачей, сходить туда-то, показать то-то... Другое дело, что почти никогда это не получается на все сто: обязательно что-то разваливается. Но я стараюсь! Плюс, конечно, у меня есть няни, которые очень помогают.

- Как вы относитесь к тому, что некоторые актрисы сознательно отказываются от детей ради профессии?

- Раньше даже была соответствующая политика - считалось, что лучше сделать аборт, чем «плодить нищету». И люди даже не знали, что это грех! Почти каждому в глубине души хочется, чтобы кто-то решил за него, чтобы кто-то объяснил, как надо жить. Очень хочется, например, отдать своих детей учить языки и найти того, кто будет ответственным за знание этих языков. Но никто не будет, кроме тебя! Или как научить малыша любить чтение? Очень просто: он должен каждый день видеть, что ты это делаешь... Я человек эмоциональный, могу в запале закричать: «Да что же это такое?!» И потом вижу, как мой ребенок машет руками и приговаривает: «Да что же это такое?!» Дети - наше зеркало. По крайней мере, пока маленькие. А дальше вообще непонятно, как все происходит. Ведь есть дети, в которых столько вложено, а КПД - ноль! А есть брошенные дети, у которых глаза на все горят, которые учатся с удовольствием, а потом делают карьеру. Тут, похоже, никакого готового рецепта нет. Единственное, что ты можешь сделать, - вовремя позаботиться об их здоровье. А в остальном это отдельные люди, которые и без нас все решат и все сделают по-своему. И нужно уметь просто вовремя отойти и не мешать...

Марина ДОЛГОРУКАЯ, (ИА «Столица»).