Ирина Линдт - талантливая актриса и красивая женщина, на счету которой множество главных ролей на сцене родного Театра на Таганке и в кинофильмах - «Точка взрыва», «Тайны института благородных девиц», «Курортная полиция». Она воспитывает 9-летнего сына Ваню, который носит фамилию отца - легендарного артиста театра и кино Валерия Золотухина. Пережить потерю любимого и родного человека Ирине помог ее сын.

- Как сейчас складывается ваша жизнь?

- Если говорить о работе, то за последний год самой знаковой премьерой стал спектакль «Гедда Габлер» в Театре на Таганке. Он поставлен по пьесе Генрика Ибсена, я играю главную роль, за которую получила приз за лучшую женскую роль на фестивале норвежской драматургии. Был еще один премьерный спектакль с моим участием - «Гроза двенадцатого года». А в кино пока ничего нового нет - на экраны выходит то, что снималось еще в 2013 году, например, сериал «Курортная полиция» на НТВ…

- Ваня, когда смотрит спектакли с вашим участием, делится потом своими впечатлениями?

- Да, конечно, делится. Как раз после премьеры спектакля «Гедда Габлер» он подошел к режиссеру Гульнаре Галавинской и сказал: «Мне не понравился ваш спектакль. Я не понимаю, почему мою маму все время раздевают?» Дело в том, что там есть «обнаженные» сцены. На мой взгляд, они довольно деликатные и эстетичные. Но сын у меня такой ревнивый! А вообще-то он очень умный мальчик, да и взрослый не по годам - все это отмечают. К тому же Ванька добрый, у него папин характер.

- А как у Вани складывались отношения с отцом, как они общались?

- Как вы понимаете, у Вани был совершенно особенный папа. Наш папа, конечно, очень много работал, но все свободное время старался проводить с сыном. Они играли в шахматы, в бильярд, смотрели вместе мультики и потом разыгрывали их по ролям. Он Ване Пушкина читал - сказки, стихи. И за два часа общения он мог дать ему больше, чем некоторые родители за год. И конечно, для Вани смерть отца - большая потеря... Но меня удивляет и радует то, что он все время говорит о нем как о живом, вспоминает его только в настоящем времени.

- А какие-то принципы в воспитании были у Валерия Сергеевича?

- У него был только один подход к воспитанию: ласка и внимание. Не слушается ребенок? Значит, нужно еще и еще раз говорить с ним, обсуждать ситуацию, проблему. Конечно, иногда бывает сложно сдержаться, и если со мной такое происходит, я, во-первых, никогда не довожу дело до ссоры, а во-вторых, мы сразу с сыном обнимаемся, садимся вместе и разговариваем. Я говорю: «Ванечка, прости, что я погорячилась. Но давай посчитаем, сколько раз я пыталась тебе объяснить, почему надо было поступить так, а не иначе». И он со мной соглашается. В нашей семье изначально принято договариваться и решать все мирно, поэтому между нами всегда было абсолютное согласие.

- Как Ваня проводит это лето?

- Мы только что вернулись из Финляндии, где были на хоккейных сборах. Я сыну там шнурки завязывала - шучу, конечно! Ваня занимается в московском клубе «Град», а сейчас тренировался с питерской «Школой хоккейного мастерства», поскольку поехать на сборы со своим клубом у него не получилось. Я была счастлива, наблюдая за мальчишками! У них по шесть тренировок в день: лед, земля, йога, потом опять земля, лед и бассейн вечером. Потрясающие тренеры, замечательные ребята, удивительная природа! Дети все время были заняты, и, как мне кажется, они с большой пользой для себя провели время. Я очень за Ваню рада!

- А помимо хоккея чем ваш сын еще интересуется?

- Еще он любит футбол и очень хорошо в нем разбирается, знает состав всех команд Лиги чемпионов - практически всех игроков знает по именам! Еще он любит баскетбол, шикарно играет в бильярд - в общем, очень спортивный мальчик растет. Но осенью мы все же планируем пойти в музыкальную школу на вокальное отделение и уже прошли прослушивание. У Вани, как мне кажется, неплохой голос, осталось теперь научиться петь. Не знаю пока, как эти занятия будут сочетаться с хоккеем, потому что практически после каждой тренировки он приходит осипшим. Но музыкальное образование нельзя отбрасывать, оно совершенно по-особому развивает и воспитывает ребенка. Будем стараться все это как-то совмещать.

- А вы сами спортом занимаетесь?

- Я всегда стараюсь поддерживать себя в тонусе. Помню, когда впервые пришла на йогу, на начальный уровень - даже не поняла, в чем прикол? Оказалось, что, сама того не зная, я всю жизнь занималась йогой! Сейчас на хоккейных сборах встала на коньки - и это тоже здорово! На даче играем с Ваней в настольный теннис, гоняем мяч. Ну, и про тренажерный зал, разумеется, не забываю.

- А когда у вас выдается свободное время, чему вы его посвящаете?

- Мне нравится заниматься Ваней. Сейчас в школе очень много внимания уделяют проектной деятельности... Недавно читали с ним древнегреческих авторов, чтобы защитить проект «Ораторское искусство». Теперь мне это доставляет гораздо больше удовольствия, чем самой лежать на диване с книжкой…

- Ваши отношения с Валерием Золотухиным как-то сказывались на вашей карьере?

- Конечно. Это не могло не сказываться. Потому что, когда в работе речь идет о главных ролях - а мне больше приходилось играть все-таки главные роли, - очень важно попасть в какие-то режиссерские представления об актрисе. А когда за спиной стоит такая фигура, как Валерий Золотухин, наверное, это мешает…

- А сейчас?

- Сейчас все по-другому…

- Где вы находили силы, чтобы противостоять общественному мнению, которое не приветствовало ваши отношения с Валерием Золотухиным?

- Поначалу я старательно пыталась избежать этих отношений. У меня был какой-то внутренний страх, шок, паника. Я думала: «Как же мне все это выдержать?» Но рано или поздно верх берут не эмоции, а человеческие отношения, и четко понимаешь, что только тебе дано жить твою жизнь. И живешь ты не ради тех, кто злословит за твоей спиной. И если уж и надо перед кем-то оправдываться - так это перед Богом и самим собой. Но если ты действительно любишь человека, тебе не стыдно за то, что ты рядом с ним. Самое важное и дорогое - это отношение друг к другу.

- Известно, что у императора Александра II была любовница Екатерина Долгорукова, родившая ему четверых детей. И после смерти императрицы он на ней женился. Но Долгорукову настолько ненавидело светское общество, что после гибели своего мужа она вынуждена была бежать во Францию…

- У меня такого не было - чтобы меня так сильно не любило «светское общество»! Я всегда общалась в кругу достаточно интеллигентных людей, которые относились ко мне с большим уважением. Они понимали, что на сцену, пардон, за меня никто не выйдет! И не Валерий Сергеевич за меня поет, танцует, садится на шпагат и тому подобное. А сплетни - они были и будут всегда. Как это ни печально, это почти что норма современного общества.

- Что вы посоветуете женщинам, которые пережили личную трагедию?

- В первую очередь - с уважением относиться к себе. Повторю: каждый из нас проживает свою жизнь. И она стремительно летит. Поэтому надо научиться жить для себя - в хорошем смысле. Жить для ребенка для меня тоже означает «жить для себя». И я счастлива, что могу столько времени быть с сыном, ведь не успеешь оглянуться - а он уже взрослый! Особенно время летит незаметно, когда работаешь. Также советую женщинам не бояться давать волю чувствам - но при этом, конечно же, думать головой. Нужно вовремя останавливаться, если вы видите, что отношения ведут в никуда. Это важно, чтобы сохранить себя.

Марина ДОЛГОРУКАЯ, (ИА «Столица»).