В отличие от старшей сестры - Ирады Зейналовой, которая всегда занималась тележурналистикой, много лет работала новостным корреспондентом, а в последние годы ведет передачу «Воскресное время» на Первом канале, - Светлана Зейналова телеведущей становиться не собиралась. Училась на психолога, потом закончила театральный вуз, работала в театре. Но сама судьба привела ее на Первый канал, где она уже несколько лет желает многомиллионной зрительской аудитории доброго утра в одноименной передаче, которая недавно была удостоена телевизионной премии «ТЭФИ» в номинации «Утренняя программа».

- Светлана, как вы считаете: у вас с сестрой много общего или больше различий?

- Ирада у нас всегда была серьезной, надеждой нашей семьи, «комсомолкой, спортсменкой» и жила «под четким руководством партии», то есть родителей, которые ждали от нее успехов. Наш папа какое-то время работал журналистом, так что Ирада, можно сказать, пошла по его стопам. А я не очень-то удалась, поэтому и спрос с меня всегда был меньше. Я всегда жила своей отдельной жизнью.

- В каждой передаче вы излучаете жизнерадостность и оптимизм. Это ваше врожденное качество?

- Это мой врожденный порок. Передался он мне по наследству, от папы. Вот он - настоящий оптимист: что бы в его жизни ни происходило, он всегда говорит: «Перемелется - мука будет!» Кризисы, которые регулярно происходили в нашей стране, не раз уничтожали его бизнес, и он каждый раз начинал с нуля. Сейчас папе 70 лет, он полон энергии и жизненных сил, продолжает заниматься своей фирмой. И в свои годы остается ценителем красивых женщин и их любимцем, душой любой компании. В общем, имея такой яркий пример перед глазами, не быть жизнерадостной просто невозможно.

- По первому образованию вы, кажется, психолог?

- Образование психолога у меня неоконченное - я проучилась в этом вузе только три года. Но оно действительно помогает - и в жизненных ситуациях, и на работе. Ты знаешь, как избежать конфликтов, и вовремя можешь понять, что назревает конфликт, который можно решить еще до того, как грянул скандал. Лучше понимаешь людей, себя. Да и себя ты можешь от людей или каких-то ситуаций защитить - например, когда на тебя давят или пытаются манипулировать.

- А как вы попали на Первый канал? Сестра помогла?

- До Первого канала была долгая история. Я же с детства мечтала стать актрисой, три года подряд поступала в театральный. Но меня не брали. А потом в Щепкинском училище на финальном экзамене народный артист СССР Николай Александрович Анненков - он сидел в приемной комиссии - вдруг, глядя на меня, как закричит: «Она мне нравится!» И меня взяли... После окончания училища я стала служить в театре «У Никитских ворот». Но платили там мало - полторы тысячи рублей в месяц, с переработками выходило 1800, и нужда меня заставила уйти… Какое-то время работала официанткой, но тех денег тоже не хватало. А у нас в театре, когда я там еще служила, все подрабатывали, и я всегда «снегурила» под Новый год. Женщина, которая нам подкидывала эти возможности заработать, однажды предложила мне провести свадьбу. Конечно, я согласилась. Вела я свадьбу плохо, говорила отвратительно - так мне казалось, а жениху с невестой и их гостям очень понравилось. И меня стали буквально передавать из рук в руки, а потом я стала еще и корпоративные праздники вести. Однажды меня пригласили провести корпоратив на известной радиостанции «Максимум». А потом предложили на этом радио и работу. Ничего я в этой сфере не знала, всему училась с нуля…

- А почему же вы ушли с радио?

- Из-за мужа. Он был программным директором, но ушел работать на другую радиостанцию. Ну и меня уволили, и потом не брали ни на одну радиостанцию - я обошла почти все, что есть в Москве. Я столько слез пролила... И тут вдруг звонит подруга, говорит, что телеканал «ТВ Центр» ищет человека, который умеет делать прямые включения с улицы. Я ей отвечаю: «Так это же я!» Прошла собеседование, сразу взяли на работу - я стала обозревателем утренней программы «Настроение». Год проработала, ушла в декрет. А когда вышла, всех в нашей редакции уволили, а меня нет. Я оказалась «под крылом» Дарьи Майоровой (актрисы и телеведущей. - Н. К.), она тогда отвечала за вип-гостей на канале. И она меня научила вести себя в студии, сидеть, говорить, брать интервью, а при этом еще и терпела мой несносный характер. Я ей до сих пор безумно за все это благодарна!

- И все-таки - как вы попали на Первый?

- Научившись всему этому, я сделала свое телевизионное портфолио, а сестра лишь передала его на Первый канал.

- И ничуть не помогала вам устроиться на работу? Не ходила к высокому начальству?

- Нет. Во-первых, у нас в семье так принято, что ты сам доказываешь, чего стоишь. Да и на Первый канал невозможно устроить ни жену, ни родственницу - все нужно делать самому. Там, кстати, сначала даже не поняли, что я Ирадина сестра. Но та программа, куда сестра передавала мое портфолио, не состоялась. Оттуда оно отправилось в «Доброе утро» - диск попал в руки Елены Афанасьевой, которая отвечает за креатив на канале, она его передала в редакцию утренней программы. Я прошла много кастингов. На первый шла ранней весной, в туфлях, но еще по снегу. А позвонили мне с заветными словами: «Мы вас берем!» - только под Новый год, я и не ждала уже - работала на «Нашем Радио». Так стала совмещать радио и телевидение.

- Но потом-то сестра, наверное, давала какие-то ценные профессиональные советы?

- А советы в данном случае просто неуместны. Мы с ней работаем в разных телевизионных жанрах. Она серьезный журналист, я - шоувумен. Да и по жизни у нас с ней разные подходы - и к себе, и к людям, и к профессии.

- Вы - ведущая программы «Доброе утро», которая должна задавать телезрителям хорошее настроение на весь день. Лично вам сложно это дается?

- Сложно! Все наши эфиры - прямые. Передача начинается ранним-ранним утром. Иногда работаешь, не приходя в сознание. А чтобы никто этого не заметил, нужно больше веселья...

- А в чем еще, кроме ранних подъемов, состоит сложность в работе на телевидении?

- У нас безумная конкуренция. Ты постоянно должен доказывать, что ты - лучший. Причем и всем конкурентам, и своим телезрителям, и своему же коллективу. Это бесконечная гонка: нужно все время развиваться, поднимать уровень знаний, пропускать через себя огромное количество самой разной информации, хотя наша передача и развлекательная. Не выспалась, не можешь работать - так сейчас другая подойдет...

- От популярности не страдаете?

- А меня в жизни редко узнают, и я спокойно к этому отношусь. Правда, однажды, уже поздно вечером, зашла в магазин у дома, простенький такой, набрала овощей-фруктов, встала в очередь. И какая-то женщина пытается встать впереди меня, а сзади голос: «Маня, что ты женщину толкаешь? Она же с раннего утра работала!» А еще был случай в химчистке. Приемщица спрашивает: «Фамилия?» Я говорю: «Зейналова». Она записывает и интересуется: «А вы знаете такую - Ираду Зейналову?» Говорю: «Знаю». «А Светлану Зейналову?» - «Знаю», - отвечаю ей. «Интересная у вас фамилия, - не успокаивается она. - А недавно Ирада Зейналова ездила на войну». Я говорю: «Да, только не на саму войну, а уже в послевоенный период». Она с прищуром так: «Следите за однофамильцами, да?..» А с другой приемщицей из химчистки мы дружим. Прихожу за очередным платьем, а она: «Я сегодня вас видела, вы в зеленом платье были, которое я принимала. Оно, конечно, вам хорошо, но вы лучше в следующий раз красненькое наденьте». Я поддакиваю: «Да-да, красненькое обязательно надену. Вы его только почистите получше».

- Ваши родители наверняка радуются вашим с сестрой успехам.

- Конечно, радуются, и все наши эфиры смотрят. Но ведь и мы так же радуемся успехам своих детей. Это же здорово, когда у них что-то получается. Лично мне странно, когда, например, некоторые мамы говорят про своих дочек: «Какая-то она у меня некрасивая, косолапая». Любите своих детей такими, какие они есть. Это же вы их такими родили. А вдруг придет время - и вы им не понравитесь…

- Вашей дочке Саше - шесть лет. Вы придерживаетесь каких-то правил в ее воспитании?

- Говорят: не воспитывайте своих детей - воспитывайте себя, и дети вырастут похожими на вас. Я придерживаюсь этого правила. Хотя, признаюсь, не всегда бываю хорошим примером: могу дать слабину, поплакать, сильно поругать - или, наоборот, не поругать, когда бы надо. Бываю резка, излишне эмоциональна... Но я очень стараюсь быть хорошей мамой…

- Светлана, а сейчас ваше сердце свободно?

- Спустя какое-то время после развода с мужем я поняла, что наша с дочерью жизнь вполне самодостаточная, нам классно вдвоем, и, в общем-то, никто больше не нужен. И тогда в личной жизни я отпустила ситуацию, решила: если кто-то захочет к нам присоединиться - пусть он появится, а нет - так нет. И сразу же нашелся мужчина, который захотел быть с нами, более того, совершенно неожиданно для меня взял большую часть обязанностей на себя. Меня это по-женски очень порадовало. Конечно, я остаюсь главой своей маленькой семьи, но подчиняюсь мужчине, стараюсь не лезть вперед, не разрушить эти отношения. Это дорогого стоит, ведь в наш век женщины почти во всех сферах стали активнее мужчин и уже привыкли, что им все приходится делать самим. Но просто нужно не мешать мужчине оставаться мужчиной…

Наталья КОЛОБОВА (ИА «Столица»)