Молодая актриса из Белоруссии Инна Коляда сыграла главную роль в сериале «Шаманка», который с успехом идет на телеканале «Россия». Героиня Инны - рыжеволосая интеллектуалка Марина Белозерова, обладательница совсем не женской логики, покорила и коллег-мужчин из отдела расследований, и телезрителей. О том, как шла работа над сериалом, какие актерские таланты пригодились в создании образа Шаманки, а также о том, свободно ли сердце Инны, мы узнали у актрисы.

- Инна, поздравляем вас с премьерой, с главной ролью в качественном и интересном сериале канала «Россия» - «Шаманка». Наверное, для молодой актрисы это волнующий момент?

- Спасибо, да, момент очень волнующий! Выхода сериала ждали и друзья, и родные, особенно мама с папой. Они живут в Белоруссии, в Минске. У них, наверное, этот сериал выйдет чуть позже, поэтому им пока приходится смотреть его в Интернете. Они очень меня поддерживают.

- Расскажите, как получили роль Марины Белозеровой?

- Это волшебная история!

- Шаманская?

- Именно! Все началось со счастливого случая. Мой хороший друг, актер из Минска, получил приглашение на пробы в сериал «Гончие» в Петербург. Я его поздравила и сказала: «Я тебе по-хорошему завидую! Вот если бы ты мои фотографии на пробы отвез!» И он это сделал. А через день мне позвонили из Питера: «Не хотите на сериал «Гончие» попробоваться?». Я, конечно же, сразу поехала. Прошли пробы, и я в этот же день отправилась обратно в Минск. Стою в аэропорту, и тут мне по телефону сообщают, что я утверждена на роль! От избытка чувств я остолбенела! Когда очнулась, подумала, что опоздала на самолет, потому что мне показалось, что прошло часа два, не меньше. Начала бегать по аэропорту, паниковать, искать выход к самолету. А потом смотрю на часы и понимаю, что прошло всего лишь несколько минут. А у меня за это время перед глазами вся жизнь пронеслась - вот такой был эмоциональный накал и шок! Как только я начала сниматься в «Гончих» - поступило предложение о встрече с генеральным продюсером студии «Панорама» Адой Семеновной Ставиской. Мы встретились, поговорили, и Ада Семеновна предложила роль в сериале «Шаманка». Я, конечно же, согласилась. И это было так просто и так одновременно невероятно, что я до конца не верила в происходящее, пока не начались съемки «Шаманки». И до сих пор считаю это волшебством - никакой логике произошедшее не поддается.

- Расскажите о команде, которая работала на сериале. С кем подружились, поддерживаете отношения?

- Команда у нас была отличная, мы все очень подружились. В первую очередь - с Анечкой Богуславской, режиссером-постановщиком. Мы даже вместе отдыхать ездили! Теперь постоянно перезваниваемся, переписываемся. Еще я подружилась с ассистентом по актерам Виленой Лангер, в гости друг к другу съездили: она ко мне в Минск, я к ней в Питер. И с командой оперов - ребятами, которые играли моих коллег, - время проводили отлично, гуляли по Питеру. В гости к ребятам я, конечно, не езжу, но мы тоже перезваниваемся и переписываемся - и с Лешей Винниковым, и с Андреем Казаковым, и с Андреем Перовичем. Мы все остались в чудесных отношениях.

- Расскажите о своей героине. Как создавали образ девушки-«мегамозга»?

- С режиссером мы много обсуждали мою героиню, и образ создавали вместе, большая заслуга в этом Ани Богуславской. Над внешним образом Марины серьезно поработала Ада Семеновна - у нее было свое видение, и я бы точно так не придумала. Она лично приходила на примерки, на пробы грима, делала какие-то замечания. Я восхищалась их мастерством, старалась учиться у них. Теперь могу признаться: я даже подсматривала, как работает Семен Семенович Сытник - в «Шаманке» в серии «Эстамп с пейзажем» он играет Модеста Зорина. Я восхищалась его игрой, он - гениальный актер, мечтаю когда-нибудь достичь такого уровня мастерства.

- Чему научились у своей героини?

- Думать! Ловлю себя на мысли, что, когда меня обуревают эмоции и хочется тут же принять какое-то решение, говорю себе: «Стоп, а что на моем месте сделала бы Марина?» То есть включаю логику!

- Что-то было на площадке, выходящее за рамки обычного?

- Ничего серьезного, что могло бы помешать съемкам, к счастью, не случилось. Но был один забавный случай. Одну из криминальных историй про ограбление инкассаторской машины снимали за городом. Закончили работу и поехали в Питер. И никак не можем въехать - ужасные пробки, въезд в город перекрыт, стоим… Включаем радио, чтобы не скучать, а там сообщают, что сегодня ограбили инкассаторскую машину, поэтому все дороги заблокированы и образовались пробки… Вот такое совпадение!

- В вашей биографии написано, что вы учились на хореографа. Диплом получили?

- На актерский факультет Белорусской академии искусств я поступила с пятого раза. А до этого училась в пединституте на хореографа. Это был такой компромисс с собой - чтобы даром не терять время, пока готовлюсь к очередному поступлению в театральный. Когда я первый раз не поступила, что там кривить душой, завалила вступительные экзамены - еле пережила это. Едем с мамой домой в электричке, и я не просто плачу, а вою! Это было настоящим горем…

Друзья и родные успокаивали меня как могли. Помню, позвонила одна дальняя родственница и сказала: «Не волнуйся - значит, это не твое! Значит, ты не актриса - не всем же дано!» А вот мама тактично дала мне совет: иди на хореографа-педагога, потом это и в актерской профессии пригодится. Честно сказать, я тогда сама думала, что второй раз уже не пойду поступать в театральный. Провал стал сильнейшим стрессом. Я год не могла проезжать мимо академии - мне было невыносимо смотреть даже на здание. В итоге на хореографа я отучилась три года, а потом просто не пошла на сессию… И через год все-таки стала студенткой актерского факультета.

- Родители поддерживали вас? Или, как это часто бывает, уговаривали все-таки получить «нормальную» профессию?

- Они поддерживали меня во всем. Но когда я первый раз не поступила, папа сказал, что это унизительно - второй раз идти туда, где не приняли. А мама была уверена, что я успокоюсь и привыкну к другому институту… А потом она догадалась, что я снова подала документы на актерский факультет, - и, конечно, не отговаривала меня от этого.

- Родители ваши кем работают?

- Они инженеры на железной дороге, но очень любят и театр, и кино, и эта любовь перешла и мне - но уже вот в таком новом качестве.

- Инна, кто ваши кумиры в кино?

- Сейчас расскажу… Я тогда еще была студенткой пединститута, но уже ходила во всевозможные кружки, студии, народные театры. И к нам в театр как-то пришла ассистентка по актерам студии «Беларусьфильм» - сфотографировала для какой-то там базы. Прошло много времени, я уж забыла об этом. И вдруг звонят и спрашивают: «А вы хотите сняться у Валерия Петровича Тодоровского в фильме «Стиляги»?» Мне дали маленький эпизодик: я играла американскую жену Максима Матвеева. И там впервые увидела Олега Ивановича Янковского - он играл отца моего мужа. Меня взяла оторопь…

Я смотрела на него как на божество. Вот это и есть - кумир. До этого я видела его только на экране, он гений, невероятный человек. И он мне очень помог. Естественно, я стояла «замороженная», не могла ничего ни сказать, ни сделать. По сюжету мы выходим с Максимом Матвеевым из ЗАГСа, а Олег Иванович идет рядом с нами. А я стою вся белая, не могу пошевелиться, руки и ноги трясутся. Янковский подошел ко мне, легонько потряс за плечо и говорит: «Ты хоть посмотри на него, ты его любишь?» Я выдохнула: «Да!» И сразу успокоилась и расслабилась… Для меня впечатления от этой съемки остались на всю жизнь. Тогда я мечтала о театре и совсем не думала о кино. Но после съемок в «Стилягах» поняла, чем на самом деле хотела бы заниматься - работать в кино!

- Инна, что можно сказать про вашу личную жизнь поклонникам?

- У меня все хорошо!

- Кавалерам можно беспокоиться или им нужно расслабиться и наблюдать за вашим творчеством на экране?

- Кавалерам нужно беспокоиться всегда! Но любимый человек у меня есть - и он, к счастью, рядом со мной!

Лариса ЗЕЛИНСКАЯ (ИА «Столица»)