В конце XX века появилась любопытная поговорка - того, что не отражено в СМИ, в жизни никогда не происходило. Если подходить с этой меркой к закрывшемуся в минувшее воскресенье анапскому «Киношоку», то он действительно больше походил на мираж. К конкурсной, да и внеконкурсной программе киножурналисты проявили необычно вялый интерес. В отличие и от «Кинотавра», и Московского фестиваля подавляющее большинство публикаций об очередном «Киношоке» было родом из региональной прессы, для которой что празднование дня города в Анапе, что один из крупнейших в стране кинофестивалей - явления одного порядка.

Нельзя сказать, что причина тут только в финансах или санкциях - кризис одинаково коснулся всех. Просто «Киношок» - открытый кинофестиваль стран СНГ и Балтии - изначально позиционировал себя как кинофорум, сохраняющий единое кинематографическое пространство на всем бывшем СССР. Но о каком единстве может идти речь, если для большинства стран «бывшего СНГ» и в полном составе Балтии именно Россия - враг номер один, а русский язык подлежит однозначному искоренению?

Поясню эту мысль более конкретно. Любой фильм - это промышленный продукт, и он должен окупать себя за счет зрителей. На пространстве бывшего СССР самый массовый (а по статистике, еще и наиболее обеспеченный) зритель - говорящий на русском языке или его понимающий. Но если во главу угла ставить национальную идентичность, а языку Толстого объявить тотальную войну, - где будут прокатываться фильмы, снятые на великих и могучих наречиях бывших союзных республик, кто их будет смотреть, и вообще, будет ли у них существовать национальный кинематограф?

Мы живем сейчас в очень интересное время, когда история на наших глазах перемалывает все социально-политические структуры, существовавшие на постсоветском пространстве, в нечто иное, незнакомое. Образно говоря, «Киношок» оказался на пути Времени со всеми вытекающими отсюда последствиями. Устроителям пришлось пойти на ряд неординарных шагов. Так, российское кино (хотя «Киношок» позиционирует себя как открытый фестиваль) почти полностью вывели за пределы главного конкурса, видимо, во избежание излишней конкуренции. Итоги оказались ущербными для репутации фестиваля - приз за сценарий решено было не присуждать. Гильдия киноведов также воздержалась от вручения своего традиционного вненоменклатурного приза. Но в этом году главным было отнюдь не кино, а лозунг, ставший названием фильма открытия «Киношока», - «Мы, братья». Потому и раздали в итоге всем сестрам по серьгам: Киргизия (главный приз, «Небесное кочевье», о жизни семьи табунщиков высоко в горах), Латвия (приз за режиссуру - Юрис Курциетис, «Модрис», о непростых взаимоотношениях матери и сына-игромана), Казахстан (лучшая мужская роль - Жандос Айбасов, «Кенже», криминальная драма о двух братьях-гангстерах), Грузия (лучшая женская роль, Эка Молодинашвили, «Там, за горами», о жизни затерянной в горах деревни). Спецприз жюри достался еще одной грузинской картине, снятой в копродукции с Украиной, - «Слепые свидания», лирической трагикомедии в стилистике старого грузинского кино о нелепом любовном треугольнике.

Пока же в Анапе объявляли итоги «Киношока», на российские экраны потихоньку стали прибывать фильмы с последнего Венецианского фестиваля. Первым оказался «Эверест».

Об этой картине я уже писал в своей прошлой статье, поэтому сейчас коснусь лишь одного актуального момента. Для режиссера «Эвереста» Бальтазара Кормакура одним из центральных героев истории его фильма стал советский (Кормакур специально подчеркнул это) альпинист Анатолий Букреев. По мнению Кормакура, такие люди были последними романтиками в мире победившего чистогана и «конца истории». Букреев рискует жизнью, спасая попавших в беду, не ради прибыли или славы, а только потому, что так надо, что все люди - братья. В этой связи интересно еще раз пересмотреть «К-19» Кэтрин Биджелоу - параллели с «Эверестом» явно напрашиваются.

«Детский утренник от сценариста «Пилы» - такой слоган подошел бы как никогда к фильму «Кутис», черной комедии об умненьких-благоразумненьких первоклашках, ненароком наевшихся зловредного вируса, превратившихся в зомби и отправившихся кушать своих любимых учителей во главе с Илайджей Вудом. Синопсис весьма бодрый, но имена продюсеров (Георгий Малков и братья Адреасяны) наводят уныние. Помните их «Ограбление по-американски» с Эдрианом Броуди, активно пиарившееся даже на «Кинопоиске» и завершившееся пшиком? Как бы и с «Кутисом» не произошло что-то подобное.

И напоследок - фильм без риска для жизни, «Стажер». Главного героя (Роберт Де Ниро) отправили на пенсию. Но на пенсии скучно, и он… устраивается на работу стажером под начальство героини Энн Хатауэй. Ничего особо хорошего или плохого в этом феминистском коммерсе Нэнси Майерс, клоне ее же «Чего хотят женщины», нет. Впрочем, на Хатауэй всегда смотреть приятно, а Де Ниро… ну, условимся забыть про «Бешеного быка» и представим себе, что он на пенсии и работает стажером на фильме Нэнси Майерс.

Алексей ГУЛЯНИН