Как привлечь зрителя к фильму - проблема, решить которую с большим или меньшим успехом пытаются прокатчики всего мира с тех самых пор, как братья Люмьер запустили свой поезд. Зато рецепт, как отвадить зрителя от фильма, знаком всем - даже тем, кто не имеет никакого отношения к отрасли. Нужно просто написать в синопсисе, что это - артхаус.

Парадоксально, но точного определения этого термина нет. Фильмы, демонстрирующиеся в конкурсных программах крупнейших фестивалей? Тогда это, например, поздний Миядзаки и практически весь Тарантино. Картины ограниченного проката? Но в США это почти все иностранные ленты, а в России, например, французская картина «1+1», собравшая по всему миру порядка полумиллиарда долларов. Наши прокатчики глянули в синопсис (драматическая история о странной дружбе парализованного богача-аристократа и его слуги-негра из бедного квартала) и дружно решили: артхаус! Кстати, артхаус определяют и так - фильмы, рассказывающие о жизни меньшинств и рассчитанные на эти меньшинства. (Правда, что делать тогда с так называемым афроамериканским кино, которое полностью подпадает под эту дефиницию и которое никто в здравом уме и твердой памяти артхаусом не назовет?)

Отсюда следует немного неожиданный вывод - артхаусом является то, что таковым считает его создатель. «Сказка ложь, да в ней намек, добру молодцу урок» - как говорил великий Пушкин о своих поэтических «безделицах», полных скрытого смысла. Что ж, посмотрим, какие намеки рассыпаны в новых фильмах этой недели.

Самый везучий мальчик начала XXI века Дэниэл Рэдклифф не раз заявлял, что сделает все, чтобы его не ассоциировали с Гарри Поттером. Его новая попытка в этом направлении - «Виктор Франкенштейн», псевдоэкранизация романа Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей». Псевдо - поскольку повествование ведется от лица подручного Виктора Франкенштейна, горбуна Игоря, отсутствующего в романе, но являющегося постоянным действующим лицом «кинофранкенштейнианы». Так что этот фильм - отсылка не столько к литературной, сколько к кинематографической традиции. Режиссер «Виктора Франкенштейна», англичанин Пол Макгиган, больше всего известен как создатель культового сериала «Шерлок», хотя сделал себе репутацию он еще раньше - благодаря «Счастливому числу Слевина» и еще одной экранизации, «Кислотному дому» по Ирвину Уэлшу.

Одна из самых кровавых и зрелищных трагедий Шекспира, «Макбет», не раз соблазняла кинематографистов на экстравагантные прочтения. Наиболее известная из таких экранизаций - «Замок паутины» Акиры Куросавы, перенесшего действие пьесы в средневековую Японию. Новая постановка австралийца Джастина Курзеля, наоборот, нацелена на максимальную адекватность тексту, но с существенной поправкой на исторические реалии Шотландии XI века, как их представляет современная наука. В роли Макбета - Майкл Фассбендер, леди Макбет несколько неожиданно играет француженка Марийон Котийар. Фильм был отобран на главный конкурс Каннского фестиваля, ничего там не выиграл, хотя и получил очень хорошую критику, в основном за счет блестящей игры Фассбендера.

Одновременно в российский прокат выходит еще один неудачник главной каннской программы, гангстерский триллер канадца Дени Вильнёва «Убийца». Фильм снят на тему, которая в современном кинематографе становится модным трендом - войны мексиканских наркокартелей (из самого свежего вспомним документальную ленту «Земля картелей», премированную на Московском фестивале). Главная героиня - женщина-полицейский, выполняющая особо секретное задание ФБР на американо-мексиканской границе. Сходство между «Убийцей» и «Макбетом» прослеживается и в реакции прессы, с той лишь разницей, что «Убийцу» на себе «вытаскивала» Эмили Блант.

Американский режиссер Маной Найт Шьямалан много лет назад произвел настоящий фурор своим «Шестым чувством». Его следующие картины - «Знаки», «Таинственный лес», «Неуязвимый», хотя и собирали неплохую кассу, но на фоне «Чувства» смотрелись несколько блекло. Шьямалан решил, так сказать, сменить пластинку, перешел на высокобюджетное кино, и… лучше бы он этого не делал. Провал шел за провалом, «Золотые малины» присуждались гроздьями. «Визит» - возвращение Шьямалана к тому, с чего он начинал. 5 миллионов долларов бюджета, что не очень много даже по российским меркам, неизвестные актеры и традиционный шизофренический сюжет. В американском прокате «Визит» собрал отличную кассу (правда, чтобы не отбить 5 миллионов долларов в США, нужно очень постараться). Реакция критики была скорее смешанной, чем положительной, но в сравнении с разгромными рецензиями на «Повелителя стихий» это уже успех.

Если бы в картине «Иерей-сан. Исповедь самурая» главную роль сыграл Такеши Китано, эту ленту можно было бы посчитать еще одной скрытой насмешкой великого японца над собственным творчеством. Дело в том, что сценарий ленты, согласно титрам сочиненный Иваном Охлобыстиным, за исключением локации (вместо США - Россия), чуть ли не дословно повторяет фильм Такеши Китано «Брат якудза», где он сыграл и центральную роль. Но в «Иерее-сан» Китано нет, а заглавную роль японца-священника русской православной церкви играет другая японская звезда, специалист по ролям ниндзя Кэри-Хироюки Тагава. Тем не менее интерес к фильму от этого меньше не становится, учитывая, кто еще приложил руку к «Иерей-сану»: режиссер Егор Баранов («Соловей-разбойник»), актеры Петр Федоров, Иван Охлобыстин, Петр Мамонов, Любовь Толкалина, Людмила Чурсина и автор саундтрека Борис Гребенщиков.

Между прочим, съемки в «Иерей-сане» так вдохновили Тагаву, что он заявил о том, что собирается принять православие и перебраться на постоянное жительство в Россию...

Алексей ГУЛЯНИН