Ревизор - работа не для слабонервных и мягкотелых: тут нужны и смелость, и воля, и решительность, и жесткость. У Елены Летучей все это есть - не зря же она так прославилась передачей «Ревизорро», которую вела несколько сезонов на телеканале «Пятница», получила высокие теленаграды. Мы встретились с Еленой Летучей и поговорили о ее новых шоу. И о том, как на ее жизни отразилась ситуация с коронавирусом.

Детки и предки

- Елена, на телеканале «СТС» выходит новое шоу «Детки-предки», где вы ведущая. Как-то непривычно видеть вас в совершенно новом образе…

- Это шоу, о котором я мечтала много лет! Хотела попробовать что-то подобное еще со времен, когда работала в «Ревизорро». Но, к сожалению, тогда видели во мне только строгую девушку-инспектора. Мне же, поскольку я человек профессии, всегда хотелось попробовать для себя новый формат. Я всегда хотела вести игровое семейное шоу. Хочу сказать, что многие люди, как в коконе: вживаются в один образ, там им удобно и хорошо, и они не хотят и не будут меняться. Меня, наверное, долго еще будут ассоциировать с «Ревизорро», но это для меня не проблема - наоборот, нравится, что тот образ закрепился в сознании людей. Но, уверяю, в новом шоу я совсем другая - даже наряды другие.

- Я уже видела кадры из программы. Немного непривычно видеть вас совсем другой. И дело не только в одежде...

- Да, ко мне привыкли как к очень строгой: в «Ревизорро» из меня «вырезали» всю мою человечность. А здесь - нет: я веселилась, обнималась... И была так рада за людей, которые выигрывали конкурсы! Мне было и легко переодеться. Вы же не видите меня в жизни, а в ней я вполне могу носить и балахонистые вещи. Главное, чтобы чувствовать себя комфортно. Даже когда Саша Рогов (стилист проекта. - Прим. авт.) мне принес желтое плюшевое платье, примерила и сказала: «Да!» Все сошлось. Я никогда не была куклой - всегда делаю так, как хочу.

- Что для вас самое важное в новом проекте?

- Для меня важно, чтобы шоу приносило пользу. Все семьи, которые у нас участвовали, стали внутренне ближе. Они раньше не задумывались о том, как мы бываем далеки от детей, а они - от нас. Говорили нам: «Действительно, надо пересмотреть советские фильмы!» или: «Надо послушать с детьми их любимую музыку!» Это очень важно! «Детки-предки» - семейное шоу, сближает поколения. Не просто развлечение - в нем есть мысль, ядро. И я этим горжусь.

Вопросы на засыпку

- Вы, кстати, к кому ближе: к деткам или к предкам?

- Когда я читала вопросы для участников, то все время себя ловила на мысли: сложно ли мне было бы на них ответить? И понимала, что я все-таки ближе к предкам. Потому что, когда начинали показывать отрывки из советских фильмов, включать музыку каких-то исполнителей, которых мы слушали раньше, то мне были ближе предки. И, конечно же, я знаю, что Владимир Ульянов был на октябрятском значке с волнистыми волосами, а не лысым (таким был один из вариантов ответов. - Прим. авт.). Потому что у меня у самой был такой значок, а вот дети про это как раз не знали… Что касается современной молодежной музыки, то тут мне было сложно. Ребята из команды не дадут соврать, что когда были карточки с названиями групп, то я просила их писать мне расшифровку досконально: я даже не знала, как они правильно читаются и как выглядят их солисты. Узнала также о каких-то модных блогерах... Меня восхитил еще вопрос: «Какое видео набрало шесть миллиардов просмотров?» Я не знала, что это за видео - а разговор шел о «Despacito» в исполнении Луиса Фонси. То есть мы снимаем программу и еще и сами обучаемся и узнаем что-то новое для себя от наших редакторов...

Будьте бдительны!

- У вас параллельно выходит еще одна программа на другом телеканале - «Летучий надзор». На этот раз под прицелом - недоброкачественные сервисы, производители продуктов и товаров, которыми мы пользуемся ежедневно. Как возник этот проект?

- Я всегда видела, что моя миссия - работа для людей. Поэтому, когда ушла из «Ревизорро», то нашла для себя несколько форматов, которые хотела бы освоить в телепространстве. Но, увы, не все получилось... Я бы хотела остаться в нише проверяющего: мне бы хотелось проверять и выводить на чистую воду недобросовестных производителей - не только отели и рестораны, но и магазины. Почему я это делаю? Потому что меня саму интересует качество продуктов. Почему у нас не делают глубокие исследования? Обычный человек не может себе их позволить. Если какой-то один продукт вы проверяете по каким-нибудь пяти пунктам, то это может стоит от 300 тысяч рублей. Мой муж подсказал, что такой проект можно запустить в интернет-пространстве. Изначально планировалось, что это будет передача на 10-15 минут, но все переросло в целое журналистское расследование: хронометраж у нас был больше часа. Потом этот проект купил телеканал «Че!», и он сейчас выходит там.

- Работа накладывает отпечаток?

- Когда снимали «Ревизорро», то я многим знакомым запрещала ходить в какие-то рестораны, например. А теперь со своей новой передачей проверяю товары потребительской корзины, и у меня дома все - с нормами «Летучего надзора». Муж мой говорит: «Теперь ты и за холодильник взялась - так нам скоро есть нечего будет!» Это не просто шоу - это шоу, приносящее реальную пользу! У нас есть бренды, которым не нравится то, что мы говорим, но есть и те, которые иначе реагируют. Один бренд посмотрел и написал нам. Запросили у нас лабораторные исследования, мы им выслали, они стали разбираться с ситуацией. Для меня важна связь не только со зрителями, но и вот такие моменты, которые реально меняют жизнь к лучшему.

- Поделитесь с нами какими-то уловками и секретами, которые массово применяют производители и магазины?

- Мы сняли несколько программ о маркетинговых уловках, о которых вы, придя в магазин, даже не подозреваете. На пачке может быть написано большими красными буквами: «ГОСТ», а сам продукт с реальным ГОСТом даже близко не лежал - это просто маркетинговая уловка. А еще может быть так: вы берете консервы «Тунец в собственном соку». «О, сделаю я салатик!» - и кладете в свою корзину. Но, если вы посмотрите состав, то там может быть написано: рыба, оливковое масло, соль, перец. То есть там не написано, что это тунец. Это тоже маркетинговая уловка, и таких может быть миллиард. Если вы видите белую коробку, и на ней написано «био», «эко» и так далее - это тоже маркетинговая уловка. Дело в том, что у нас никак не регламентируются надписи на продуктах. Каждый производитель может написать на упаковке все, что угодно, потом продавать все это в каком-нибудь крутом магазине и еще сделать наценку в пять раз. Покупатель сам должен разбираться во всех этих тонкостях.

«Я не паникую»

- Не могу вам не задать вопрос, который сейчас волнует абсолютно всех в мире: про коронавирус. Вам пришлось как-то подстраиваться под сложившуюся ситуацию?

- Хочешь не хочешь, нам пришлось менять график. Отменилось несколько поездок. Хотели поехать на Олимпиаду в Японию летом - а теперь уже понятно, что она не состоится... Еще одна поездка у меня запланирована в мае, но я не понимаю даже, стоит ли брать билет... Закрыли целые страны. И мы, конечно, не можем не обращать внимания на эту тему. Признаюсь честно: я домработнице сказала, чтобы она закупила некоторые продукты - то, что долго хранится. Друзья из Италии сказали, что у них все скуплено: крупы, консервы, макароны - все то, на чем можно долго прожить. Потому что, когда вся семья садится на карантин, никому нельзя выходить на улицу. Я, конечно, не хочу, чтобы эта тема развивалась, но, как мы видим, эпидемия летит по планете... Но надеюсь, что в ближайшее время что-то придумают для решения этой проблемы.

- У вас самой есть небольшая паника?

- Я вообще не паникующий человек. Если ты не можешь чем-то помочь, если ты не можешь лично решить эту ситуацию, то расслабься и получай удовольствие!