В Мурманске я бывал. А вот на ледоколе «Ленин» впервые... так говорит Алексей Кортнев, и мы вместе идем на экскурсию по знаменитому первенцу атомфлота, то и дело делимся впечатлениями. Алексея, как и всех участников этого похода, изумляет чудо «Ленина», его красота и мощь.

Знаменитый музыкант и поэт, многолетний лидер группы «Несчастный случай» оказался в столице Кольского Заполярья благодаря «Что? Где? Когда?»(16+) - играм «Студии Довженко». Живущий в Москве мурманчанин, выпускник нашей гимназии № 1, телеведущий, кинорежиссер и шоумен Михаил Довженко уже не в первый раз привозит в родной город своих друзей и любимую интеллектуальную забаву. Традиционно состязания по «ЧГК» проходят в легендарной кают-компании атомного ледокола «Ленин».

Екатерина Довженко.

И в первом же перерыве потрясающий сюрприз. За рояль, на котором когда-то Александра Пахмутова впервые исполнила только что написанную «Усталую подлодку», садится Басиния Шульман, выступление которой с «Виртуозами Москвы» с невероятным успехом состоялось накануне в областной филармонии, и начинает звучать мелодия, которая знакома каждому мурманцу - та самая, из фильма «Путь к причалу»(12+). А поет - Алексей Кортнев! «Если радость на всех одна, на всех и печаль одна...» - помните? Знаю эту песню давно, люблю ее, не мог не подпеть. Чувствую, кто-то тихонько дергает за рукав: «Дима, не мешай Леше петь!» Это, оказывается, Екатерина Довженко, сестра Михаила, когда-то, в годы моей молодости мурманская школьница, а ныне московский продюсер. И - капитан команды, в которой на сей раз выпало мне играть на «Ленине». Ну, Катя-то меня не сдержит, а потом - когда еще доведется вместе с Кортневым попеть.

А поет Алексей замечательно. Извиняется: «У меня вот только со свистом не очень...», но свистит весьма прилично. Что тут скажешь? Мастер!

Кортнев и в игре, разумеется, принял участие - в самой звездной команде - вместе с Басинией Шульман, гендиректором ФГУП «Атомфлот» Мустафой Кашкой и директором филармонии Викторией Чачиной.

Леонид Тимофеев, Басиния Шульман, Мустафа Кашка в поисках ответа на вопрос.

С известными людьми на этой игре, как водится у Довженко, всё было в порядке. Согласитесь, приятно наблюдать за соседним столом замечательного игрока «Что? Где? Когда?» 1980-х годов Оксану Петрунько, прозаика Елену Пчелкину и фотографа и бизнесмена, в не самом далеком прошлом главного редактора «Мурманского вестника» Валерия Василевского. И не только наблюдать, но и общаться.

У нас со звездами хуже, но играли прилично. И вопрос про одиннадцать сталинских премий в одной кровати сходу взяли, и про Джона и Йоко и их медовый месяц в амстердамском «Хилтоне», и, разумеется, про несчастный случай (как не понять, о чем речь, если в зале Алексей Кортнев), которым, по мнению специалистов, является распад любого атома. «Капитал»(12+) вот, как говорят в таких случаях знатоки, «затоптали»: правильная версия на столе была, но капитан выбрал другую. А загадка была неплохая - про книгу, которую некий американский фантаст Дэвид Брин называл одним из величайших научно-фантастических произведений всех времен и утверждал, что она помогла реформировать систему, которую автор книги полагал абсолютно нереформируемой.

Михаил Довженко.

Возможно, именно эта оплошность и стоила нам победы. А выиграли в итоге звезды. Лучшим игроком был признан именитый знаток и, кстати, многодетный отец Леонид Тимофеев. Среди призов, которыми наделили гостей организаторы, кстати, были замечены прекрасная книга Владимира Блинова об атомном ледоколе «Ленин» и фотоальбом наших коллег Льва Федосеева и Юрия Левина «Атомфлот».

Общение - и со звездами, и не только, продолжилось в ресторане «7 небо», где Алексей Кортнев выступил с сольным концертом. Когда уже под занавес действа публика принялась просить исполнить какие-то любимые вещи, Алексей несколько раз отказал: «Не вспомню...» Прошу: «А если «В уголочке неба..?»

- Вот «В уголочке неба...» - да, - откликается маэстро. - Когда-то лучшей нашей песней эту вещь считали...

И - поет. Как всегда замечательно. Подумалось невольно, как уместно здесь вот это, что эхом разносится по всему «7 небу»: «Где-нибудь найдется место нам. В уголочке неба, в уголочке неба, в уголочке неба...»