Руководитель одного из мурманских ансамблей несколько лет назад искала создателя новых костюмов для коллектива. Обратилась к знакомой преподавательнице ИЗО, дескать, не смогла бы она это сделать, и в ответ услышала:

- Я - нет, а вот муж моей сестры может.

- А он кто?

- Водитель троллейбуса...

И это была не шутка. Андрей Самохвалов действительно в то время еще крутил баранку электромашины. Но уже вполне состоялся как дизайнер.

Анекдот советских времен: "В кабинет начальника отдела кадров входит гражданин:

- Здравствуйте, я дизайнер.

- Да вижу, что не Иванов".

К распространенным и популярным эта профессия не относилась. А свободных художников в нынешнем понимании тогда, считай, и вовсе не водилось. Современный российский дизайн молод.

Чтобы человек, не боясь, мог уйти на вольные хлеба, оставив скромный, но надежный заработок, психология должна быть соответствующей. Для россиянина старой закалки - это прыжок без парашюта.

- Никакого страха не испытывал, - говорит Андрей. - Знаю, чем и как можно зарабатывать и насколько что важно...

С ярлычком "новые русские" чуть не два десятка лет назад мы явно поторопились. Потому носители его в национальном сознании теперь прочно ассоциируются с героями анекдотов.

А по-моему, первые новые русские без кавычек появились как раз среди поколения, к которому относится Самохвалов, - среди родившихся накануне перестройки. У этих ребят не только профессии новые и образование современное. Отношение к жизни - иное. Они внутренне независимы и самостоятельны. На папу с мамой и государство особо не уповают...

Намного раньше, чем придумывать и конструировать одежду, Андрей начал ее шить. Еще в школе. Поспособствовали тому три обстоятельства: мама - профессиональный портной, общий кризис в стране и желание одеваться не так, как все.

- Начал с вещей, которые вызывали интерес. Модели тогда брал из журналов. А как шить, подсказывала мама.

Поначалу увлечение к далеко идущим выводам тогда еще не привело. Да и материальное положение семьи озадачило выпускника школы не тем, куда дальше пойти учиться, а тем, куда пойти работать.

- Понимал, что родителям двоих не потянуть: сестра уже училась в другом городе. Год проработал на метеостанции метеорологом. Есть у нас такая труднодоступная точка на Кольском полуострове - селение Пялица.

Далее последовали армия, 13-й мурманский лицей и вождение троллейбуса. Но параллельно у лицеиста и будущего троллейбусника своим чередом шло занятие одеждой. Теперь Андрей шил не только на себя, а принимал и заказы. Дальше - больше. Уже сев за баранку, начал учиться на дизайнера в мурманском филиале Столичного гуманитарного института.

- Преподаватели у нас были в основном из Строгановской художественной академии и в то же время сами практикующие дизайнеры. Это был хороший толчок в творчестве, бизнесе. Понял, что самое сложное в дизайнерской работе - умение общаться с клиентом. Необходимо почувствовать человека до такой степени, чтобы понять, что ему надо, и не заниматься мартышкиным трудом.

Учась в СГИ, Самохвалов окончательно определился, какое дело действительно его. И с прочим расстался.

- Дизайнер одежды - это совсем не то, что модельер, к которому человек приходит в ателье с готовой тряпочкой и заказом, что из нее сделать, - рассказывает собеседник. - Дизайнер должен понимать задачу - что создать и для чего, и знать, как это сделать, плюс эстетический момент. Учитываются удобство, комфортность вещи для человека, исходя из ее назначения, подбирается материал. Важно, как человек сам себя ощущает в жизни, его стиль, к которому прибавляется видение дизайнера.

Получается, что дизайнер - это больше, чем модельер. Но Самохвалов, судя по его "функциональности", больше, чем дизайнер. Или - не только дизайнер. Он вдобавок технолог, закройщик и портной. Его замыслы и его руки практически рождают вещь с нуля.

- Выходит, к вам является человек, желающий, к примеру, получить вечерний костюм. И вы начинаете его творить, создавать... - жду я подтверждения своих слов.

- Не всегда, - неожиданно парирует Андрей. - Иногда звоню и говорю, что отказываюсь от работы. Потому что, пообщавшись, понимаю, что не нахожу с этим человеком внутренних точек соприкосновения или он вызывает отрицательные эмоции. Не принимаю в людях снобизм, наглость, вульгарность. В этих случаях, несмотря на материальный интерес, браться за работу не нужно, знаю, что ничего не получится.

Работает он дома в "бригаде" с техникой и сам по себе. Того, что приносят заказы, на жизнь вполне хватает. Но чувствует, что для самореализации этого недостаточно. Есть у Самохвалова замысел по организации своего швейного производства. В Мурманске, уверен он, для этого есть все необходимое, а главное - потребность. К примеру, в городе не купить мужской одежды хорошего качества по доступным ценам, потому что весь бизнес построен на перепродаже. Ему же хочется наладить выпуск своего, причем на достойном уровне. Однако в том, что удастся реализовать программу, начинает сомневаться.

- Чем больше сталкиваешься с бюрократической стороной дела, тем больше понимаешь, что слишком много моментов, не облегчающих жизнь, а наоборот...

Тут в разговоре с дизайнером радужные перспективы ощутимо померкли. Ведь мужскими нарядами изготовитель не ограничился бы, и северянки в его швейных планах тоже предмет внимания. Остается надеяться, что своей цели, пусть не сразу, Андрей Самохвалов достигнет. У него это получается.

Татьяна АГАПОВА