В семейном архиве Целиковых эти девять пожелтевших и истлевших на сгибах писем пролежали... 67 лет. Вдова пропавшего без вести бойца трепетно хранила скупые весточки с фронта, как память о любимом человеке, его заботе и боевом пути солдата, безвестно канувшего в той священной войне - Великой Отечественной.

Татьяна Ивановна Целикова прожила долгую, трудную и насыщенную событиями жизнь, разделив судьбу многих солдатских вдов. Одна вырастила двух достойных и любящих дочерей, помогала поднимать на ноги внуков. И все эти годы поддержкой ей были письма с войны любимого мужа Ивана, над которыми она плакала и с которыми делилась радостью. Любовь не вернувшегося с фронта отца, которого ни Аля, ни Лида не помнили, прошла с ними через всю жизнь благодаря сохраненным мамой письмам. Это - святыня семьи.

Иван Васильевич Целиков погиб в начале войны, после ранения грудной клетки успев полечиться в госпиталях. Его боевой путь - короткий по времени (с сентября 1941-го по февраль 1942-го) и длинный по расстоянию (тысячи километров) - отражают эти девять фронтовых треугольничков. Полевая почта была единственной ниточкой, связывающей солдата с домом. К сожалению, обратная связь не всегда срабатывала. Весточки летели к своим адресатам и где-то застревали, а то и терялись. В надежде встретиться Татьяна искала супруга по тем адресам, которые он сообщал. Им так хотелось быть вместе, а Ивану - хоть раз увидеть любимую жену и родных дочурок, что все послания наполнены заботой о близких и надеждой на скорую встречу.

Они находились далеко друг от друга и еще не знали, что увидеться так и не суждено. Только один раз появилась такая возможность, когда Иван лежал в госпитале в Вологде, но судьба оказалась к ним немилосердна...

Проследить путь солдата по карте и проанализировать письма с войны, которые сегодня стали экспонатами общественного городского музея "Дети Великой Отечественной", - такую цель поставила перед собой десятиклассница школы № 12 Ксения Ткачук. Девушка подготовила научно-исследовательскую работу "По следам погибших отцов". В ней отражены судьбы шести мончегорских семей, чьи мужья и отцы либо пропали без вести, либо покоятся в братских могилах. Семья Целиковых - одна из них.

Когда я спросила Ксющу, почему она взялась за эту тему, девушка ответила:

- Мне было очень интересно встретиться с детьми войны, узнать о том страшном времени от очевидцев. Хотелось понять настроение и переживания людей. Пока исследовала письма, я пыталась осмыслить величие подвига тех, кто выстоял в войну. Образы этих солдат напоминают нам, каким должен быть человек, напоминают о его достоинстве, тех нравственных принципах, которым мы должны быть верны при любых обстоятельствах.

Старшекласснице это удалось. Ее работа вылилась в небольшую документальную книгу, которая так и называется "По следам погибших отцов". Сигнальный экземпляр издан на днях в Мончегорске, благодаря заинтересованным взрослым - шефам музея Евгению Петрову и Виктору Маликову, научному руководителю работы Ларисе Батраковой и внучке одного из героев книги, учительнице школы № 8 Ольге Шариповой, корректировавшей текст. Каждая из шести судеб трагична и светла...

Иван и Татьяна Целиковы приехали в Монче-тундру в 1935 году. Возводились комбинат и город. Иван работал в тресте "Кольстрой" плотником. Татьяна, у которой уже родилась дочурка, вела домашнее хозяйство. Как и большинство первостроителей, жили они в палатках ситцевого городка на Монче. Условия были такие, что зимой матрасы примерзали к полу. Возможно, из-за этого малышка заболела и умерла. Казалось, пережить горе невозможно.

Но испытания семьи только начинались. В 37-м у них родилась Алевтина, в начале 41-го - Лидия. А 22 июня началась война...

Людей и оборудование "Североникеля" срочно эвакуировали на восток. В трудовой книжке Ивана Целикова было написано, что 5 июля 1941 года он уволен "в связи с переводом в Норильск". Однако военный сценарий непредсказуем. Семья попала в поселок Халилово неподалеку от Орска Оренбургской области. 1 августа Ивана приняли на Айдарбакский рудник - чернорабочим в карьер. А через месяц он был уволен в связи с уходом в армию.

Из письма от 16 сентября:

"...Таня, я Вам пишу снова потому, что в город Казань мы приехали 15-го и нам сделали разбивку. Я нахожусь в третьей роте, четвертый взвод. 15-го числа в 11 часов вечера нам сделали посадку на поезд с музыкой. Таня, мы едем в Москву или Ленинград... получили одежду в вагонах и там переодевались... Нас едет целый полк...

Извини, что написал плохо. Негде писать и сильно трясет. Шлю свой сердечный привет любимой моей семье."

В первый же месяц боев на Ленинградском направлении Иван был тяжело ранен. О чем, слегка поправившись, сообщает жене в письме от 20 октября:

"Таня, меня ранило 1 октября в грудную клетку в левую лопатку. Я уже поправляюсь, начал ходить." Лечился Иван в госпитале Вологды.

Получив это письмо, Таня с маленькими детьми едет из Оренбургской области на Вологодчину (в родные места) в надежде встретиться с мужем. Но на пороге госпиталя ее надежда рухнула. Несколько часов назад поезд с ранеными ушел в Свердловск.

Трагедия этой ситуации в том, что Татьяна, узнав, что супруг находится недалеко от родной деревни, вместе с детьми проделала долгий и небезопасный путь, лишь бы увидеть своего Ванечку. А он, будучи уверенным в том, что жена и дочери находятся в поселке Халилово, упросил перевести его в свердловский госпиталь, чтобы быть ближе к ним. Иван очень надеялся на встречу с семьей.

9 ноября 1941 года он сообщает:

"...Таня, письмо не посылай. 21-го мы уезжаем далее, может, угадаем в Халилово..."

Если бы боец знал, что в это время жена уже спешит в Вологду в надежде, что станет для него сиделкой, санитаркой, ангелом-хранителем - кем угодно, только бы быть вместе. Но судьба жестока, и два любящих сердца снова в разлуке. Теперь уже навсегда...

Иван до конца 41-го года находился в свердловском госпитале, затем был отправлен на фронт под Москву, в Серпухов.

Из январского письма 1942 года:

"...Теперь, Таня, я Вас хочу уведомить, что вышел из госпиталя 2 января. Я находился в г. Камышлов, еще далее Свердловска, и оттуда я выехал 16 января. Теперь нахожусь за Москвой, недалеко, километров 90..."

Татьяна с детьми до конца войны жила в деревне Пажицкое Вологодской области. Никаких вестей от мужа не получала, но верила, что Ванечка постучится в дверь и она с двумя малютками бросится в его объятия. Когда дождаться супруга живым отчаялась, вернулась с дочками в Мончегорск.

И Лидия, и Алевтина до сих пор разыскивают место захоронения отца. Они обращались всюду - в Центральный архив Минобороны и Ленинградский архив военно-медицинских документов, московский комитет ветеранов, к пионерам Серпухова и в редакции российских газет.

Из ответа Центрального архива Министерства обороны СССР:

"...Целиков Иван Васильевич пропал без вести 01.10.1941 года."

Ленинградский архив военно-медицинских документов сообщил:

"Целиков И. В. получил 01.10.41 года слепое проникающее ранение грудной клетки. Выписан 2 января 1942 года из ЭК в часть. Других сведений о нем и о его дальнейшей судьбе в архиве нет."

- А вот фронтовые письма свидетельствуют, что 12 февраля 42-го года Иван Целиков был еще жив, - заключает Ксения наш разговор. - Только благодаря сохранившимся семейным реликвиям удалось узнать информацию, которой нет даже в архивах.

Я еще раз просматриваю письма. Военные треугольники - маленькие, с ладошку, листки бумаги пронумерованы. Почерк понятный. Сообщения лаконичные, но в каждом между строк ощущается трогательное отношение к родным, любовь и забота.

Из письма от 1 января 1942 года:

"Здравствуй, дорогая жена. Во-первых, я вас поздравляю с Новым годом и шлю свой сердечный и выздоравливающий привет своим детям - дорогой дочке Алле и малютке Лиде. Теперь, Татьяна Ивановна, я хочу уведомить, что ваше письмо получил 30 декабря, за которое много раз благодарю.

...Таня, я начинал писать письмо 1 января в 11 часов и еще нам раздавали подарки, так я получил целый мешочек гостинцев. Таня, мы встретили Новый год очень хорошо. И еще хочу уведомить, что не знаю, почему дочка Аля каждую ночь снится. Я по ним очень соскучился, я на них так бы и посмотрел.

...Шлю я вам, Танюша, свой желанный крепкий поцелуй. Известный ваш муж Целиков Иван Васильевич. Таня, я вам наказываю, береги детей, а также сама себя."

Наказ Татьяне беречь себя и дочек можно прочитать почти в каждом из военных посланий Целикова. И обращение к ней почтительное - "Многоуважаемая моя жена Татьяна Ивановна. Шлю я Вам сердечный привет... Шлю я Вам, Танюша, свой желанный крепкий поцелуй. Мне так хочется узнать, как вы живете и как ваше здоровье."

Последнее письмо датировано 12 февраля 42-го года. Далее следы бойца теряются. Предположительно, он погиб, как и сотни тысяч советских солдат, защищавших рубежи нашей столицы. Ценой своей жизни они преградили фашистам путь на Москву.

Заканчивая повествование о семье Целиковых, Ксения Ткачук признается:

"Я буквально прикоснулась к истории человеческих чувств и взаимоотношений, скрытых в этих пожелтевших от времени письмах. Здесь явно прослеживаются крепкая любовь, уважение, достоинство и забота.

Татьяна Ивановна Целикова сумела сохранить эти чувства и пронести их через долгую, нелегкую жизнь. В свои 94 года Татьяна Ивановна все еще надеется узнать, где захоронен ее без вести пропавший Иван.

Мончегорск

Фото: Романенко Артем
Фото: Романенко Артем
Фото: Романенко Артем
Фото:
Фото:
Людмила КАРХУ