Мой дед, Дмитрий Трофимович Масливец, раньше, в мирной жизни, был портным. Он много трудился, чтобы его родные не знали нужды. С началом войны пришлось оставить иголку, покинуть свою семью - жену и маленького сынишку и взяться за ружье. Но толком повоевать не успел. Из-за стремительного наступления вражеской армии тысячи советских солдат оказались в окружении, попали в плен. Видно, в ожидании легкого блицкрига и чтобы не обременять себя заботой об узниках, немцы разрешили местным жителям разобрать пленных по домам, но при одном условии, чтобы забирали непременно родственники, будь то сестра, жена или мать. К моему дедушке никто не пришел, и он боялся уже, что ему придется остаться в лагере.

Однажды судьба свела его с женщиной, которая искала своего мужа. Поиски ее оказались тщетными, и она, представившись родственницей, вызволила деда из плена. Благодаря той женщине он смог вернуться домой, к своей семье, на хутор Безверхово Полтавской области.

В 1943 году Советская армия начала освобождать Полтавскую область от фашистских захватчиков. В это время немцам потребовалось пополнение рабочей силы. Все население оккупированной территории согнали к Днепру для отправки в Германию на заводы. На станции Шепетовка моему деду удалось выбраться незамеченным из вагона и скрыться. Лесами добрался он к родной сестре в Славуту Хмельницкой области. В марте 44-го наши войска дошли до Хмельницкой области. Освободив Славуту, полевой военкомат объявил мобилизацию. Так мой дед вновь оказался в рядах действующей армии.

Дмитрий Масливец пропал без вести в июне 1944 года. В то время шли сильные бои под Тернополем, Ровно и Кременчугом. По всей вероятности, мой дед погиб, освобождая один из этих городов. О моем деде - своем отце - мне рассказала мама, которая появилась на свет в 43-м и никогда его не видела. Наша семья до сих пор ищет сведения о нем, мы не знаем, где он похоронен. Мы не оставляем надежды когда-нибудь найти хоть строчку в какой-нибудь книге памяти, рассказывающую о его судьбе.

Дмитрий ЖУЙКОВ