Инженер-электромеханик Игорь Домахин из редкой породы людей, кому на роду написано быть исследователем. Однако в молодости, когда выбираешь жизненный путь, непросто понять себя. А его молодость пришлась на 50-е годы, когда очень высоко ценилась романтика. Два года после окончания Лениградского высшего инеженерно-морского училища имени адмирала Макарова Домахин работал в нем же, старшим лаборантом на кафедре электродвижения и электрооборудования судов. Помогая курсантам в подготовке лабораторных работ, накапливал и свой научный багаж. Уже можно было приступать к диссертации. Но были еще в его жизни книги Амундсена о ледовых походах в Арктике и Антарктике, мечты о море, о путешествиях по Северному морскому пути. Как все мальчишки того времени, он бредил Арктикой. И не устоял, покинул родной Ленинград ради заманчивого и загадочного Севера.

Первая встреча с Мурманском произвела на Игоря угнетающее впечатление. Холод, темнота, отсутствие на улицах освещения, автобусов. Добираться до Росты пришлось в кузове крытого автомобиля. Но все сомнения побеждало желание - своими глазами увидеть Арктику. В отделе кадров Мурманского пароходства Домахину предложили стать старшим электриком на строящемся судне. Но через два месяца его призвали на Северный флот: менять специальность не пришлось - служил в должности инженера-электрика. После демобилизации опять вернулся в пароходство. На своем первом ледоколе "Капитан Белоусов" его поразила мощь, чистота и порядок, в котором содержались механизмы и электрооборудование. Такая обстановка сама по себе дисциплинировала. Он старательно и последовательно шел по ступеням профессионального роста - от старшего электрика до второго электромеханика.

В марте 1958 года Игоря Домахина, уже как высококлассного инженера направили на строящийся атомный ледокол "Ленин". Работал под непосредственным руководством главного инженера-механика, легендарного на атомфлоте Александра Калиновича Следзюка. Это была школа с большой буквы. В составе первого экипажа Игорь Домахин участвовал в достройке и эксплуатации атомохода в должностях старшего вахтенного электромеханика и старшего электромеханика. Как член сдаточной команды он проделал огромную работу по монтажу и наладке систем электродвижения ледокола. А параллельно, как и все на атомоходе, учился и отлично выдержал экзамен по основным разделам энергетики. Впрочем, экзаменовала и сама жизнь. Электромеханизмы его заведования на стендовых, швартовных и ходовых испытаниях работали безотказно. Это заметили и оценили. В тридцать один год Домахин был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Когда на "Ленине" все было более-менее отлажено, исследовательская жилка опять запульсировала в Игоре Алексеевиче. Вскоре он перешел во Всесоюзный институт электросварочного оборудования. В то время специалисты пароходства совместно с учеными работали над проектом атомных ледоколов второго поколения. Но неожиданно позвонил Следзюк, пригласил к себе домой. Главный инженер-механик советских атомных ледоколов и единственный в стране моряк, награжденный международной медалью Колумба, снимал тогда угол в Ленинграде. Александр Калинович решительно поломал планы своего ученика. В 1966 году Домахина приняли на работу в Спецгруппу технадзора за проектированием и строительством атомных ледоколов, а через шесть лет по его же просьбе перевели в команду строящегося атомного ледокола "Арктика" на должность старшего инженера - электромеханика.

И наступили звездные дни и часы Домахина. Одно за другим он внедрил ряд принципиально новых предложений по повышению долговечности и работоспособности гребных двигателей и систем управления ими. Нашло применение и его изобретение по улучшению согласованности работы гребной и атомной установок. Благодаря таким как он "Арктика" была построена настолько удачно, что не потребовалось серьезных технических доводок. Ледокол сразу активно включился в работу на трассе Северного морского пути. А Домахина ждали новые испытания и победы.

В том самом главном, первом в мировой истории рейсе на Северный полюс ему выпала ответственная задача - обеспечить надежную работу гребных моторов мощностью семьдесят пять тысяч лошадиных сил, от которых зависело продвижение атомохода во льдах. Эксперимент был осуществлен успешно. В августе 1977 года ядерное сердце "Арктики" на пути к вершине планеты работало ритмично и противостояло давлению мощных льдов. Но когда "белое безмолвие" в географической точке Северного полюса впервые разорвал протяжный звук судового тифона и большинство членов экипажа высыпали на лед, Домахина среди них не было. Жена Игоря Алексеевича Ольга Васильевна вспоминала, что сильно испугалась, когда не увидела мужа среди моряков на Полюсе. А он почувствовал, что электрооборудование в носовой части ледокола находится на грани аварии. Было уже не до торжеств, вся электромеханическая служба включилась в экстренный ремонт. И все-таки они успели закончить работы к самому праздничному моменту. Домахин спустился на лед и салютовал в честь выдающегося события выстрелами из винтовки... Его заслуги в подготовке и осуществлении рейса "Арктики" на Северный полюс Верховный Совет СССР отметил высшей наградой Родины - орденом Ленина.

Высоко ценил знания и профессионализм Домахина капитан атомного ледокола "Арктика" Юрий Сергеевич Кучиев. Они были друзьями. Когда уже оба жили в Санкт-Петербурге, перезванивались каждый день, часто навещали друг друга. Хотя Домахин значительно моложе Кучиева, у них было много общего. Кучиев делил людей по их отношению к работе, Домахин тоже. Работавшие с ним моряки до сих вспоминают Игоря Алексеевича как очень тактичного, скромного, талантливого человека, обладающего высокой культурой и богатой эрудицией. Сказалось воспитание в семье. Мать Игоря Алексеевича была сельской учительницей во Владимирской области и воспитала сына добропорядочным, трудолюбивым и очень скромным человеком. Он достойно работал, не умел ловчить и лицемерить.

Сейчас Игорь Алексеевич на пенсии. Живет с женой в Санкт-Петербурге. Но его знания и опыт и сегодня востребованы. При постройке атомохода "50 лет Победы" к Домахину за советом по разным вопросам электрооборудования не раз обращались специалисты. Он консультировал их по телефону, а когда было необходимо, то шел на строящийся ледокол.

Год назад Домахин приезжал в Мурманск на празднование 30-летней годовщины достижения атомным ледоколом "Арктика" Северного Полюса. Он все также красив, подтянут, скромен. А моряки прибавили к его многим почетным званиям еще одно, неформальное, но очень значимое - патриарх атомного флота России.

Фото:
Игорь Домахин.
Валентина КАРЕПОВА