Он родился в городе Уральске среди казахских степей 48 лет тому назад. Его родители имели хорошую домашнюю библиотеку. На книжных полках - собрания сочинений Джека Лондона, Марка Твена, Майна Рида, Роберта Льюиса Стивенсона и других классиков приключенческого жанра. Едва выучившись читать, маленький Слава стал «проглатывать» том за томом. Страницы романов об отважных мореплавателях завораживали, уводили в таинственный и заманчивый мир путешествий и великих открытий. Начитавшись книг, ребенок грезил о дальнем походе на какой-нибудь бригантине. Вскоре увлекся моделированием. Кораблики собирал из подручных средств и пускал их в ручейках и лужах, представляя себя то доблестным капитаном Смоллетом, то пиратом Дрейком. В двенадцать лет Слава удивлял взрослых доскональным знанием устройства парусных судов.

В юношеские годы занялся греблей. Спортшкола располагалась по соседству с яхт-клубом. Поначалу вид малюсеньких парусных лодочек его мало привлекал. «Эта скорлупка - ничто по сравнению с большим настоящим парусником», - рассуждал он. Но фрегаты, барки и каравеллы все равно что журавль в небе. Осознав это, Слава записался-таки в секцию яхтсменов. С той поры страсть к дальним морским походам и гонкам на юрких белокрылых яхточках стала для Вячеслава Мальцева смыслом жизни. Вот уже более двадцати лет он руководит областной федерацией парусного спорта и яхт-клубом Мурманского морского торгового порта.

У Вячеслава Олеговича плотный график. За день нужно успеть отвезти документы в спорткомитет, отчитаться на родном предприятии за использованные горюче-смазочные материалы для дизелей яхт, провести в расположенном в 30 километрах от города клубе тренировку и многое другое. Свободного времени у главного яхтсмена Кольского края практически нет. По этой причине наша встреча состоялась… в автомобиле.

- В первый многодневный поход на парусной лодке я отправился после окончания кронштадтской мореходки, - начал разговор Мальцев. - Мечту о длительном путешествии я и два моих товарища лелеяли еще в юности, когда были воспитанниками уральского яхт-клуба. Хотели спуститься по Уралу - водной границе между Европой и Азией - до Каспийского моря. Понимая, что клуб вряд ли выделит парусную лодку для столь авантюрного замысла, пытались построить ее самостоятельно. Но тогда осуществить задуманное не удалось.

В начале 80-х попал в Мурманск, - продолжает Вячеслав. - Отработал год на спасательном судне Северного флота, взял отпуск и приехал в родной Уральск. Встретил товарищей, за разговором вспомнили о давней детской мечте. Тут и старая яхта подвернулась. Недолго думая, стали собираться в 800-мильный поход. Родители пытались отговорить, но куда там… Разве молодые буйные головы можно остудить?! До Каспия спускались около недели. Когда из устья вышли в море, ликованию не было предела. Нас распирало от счастья, в душе у каждого оркестр исполнял победную увертюру, а свежий ветер и безграничная водная гладь подарили незабываемое чувство свободы. В тот момент я понял: все в этой жизни достижимо, надо только как следует захотеть.

Вернувшись в Мурманск, Мальцев продолжил службу на спасательном судне. Однажды, просматривая областную газету, увидел фотографию спортивной яхты в акватории Кольского залива. Для Вячеслава это был знак: в Заполярье есть яхт-клуб, но где он находится, никто из друзей и знакомых не знал. Лишь через год проведал, что на Нижнетуломском водохранилище есть парусный клуб торгового порта. Стал его членом, а спустя пару лет возглавил яхт-клуб.

- Как потом узнал, парусные центры и клубы были практически во всех городах нашего края, - продолжает Мальцев. - Правда, действовали они в основном порознь. Для координации их работы решили создать областную федерацию. Возглавить ее также пришлось мне. Появление этого органа послужило мощным толчком для развития парусного спорта в Кольском Заполярье. Федерацию и клубы стали поддерживать не только предприятия, но региональный и муниципальные спорткомитеты. Появились средства для проведения соревнований, в том числе всесоюзных. Вскоре заполярные яхтсмены освоили зимний виндсерфинг, а также кайтинг. И состязания стали проходить круглогодично.

В 90-е парусный спорт в Заполярье понес существенный урон. Собственниками яхт-клубов являлись, как правило, промышленные предприятия. В сложных постперестроечных экономических условиях центры парусного спорта стали для них обузой. Заводы и комбинаты повсеместно избавлялись от так называемых непрофильных активов.

- Тяжелое было время, - вспоминает Вячеслав Олегович. - Многие погибли безвозвратно. Канул в лету мощный яхт-клуб Мурманской судоверфи на Кильдинском озере. Не стало парусного центра в Оленегорске. Под вопросом было существование и яхт-клуба торгового порта. Но руководство этого предприятия решило не отказываться от него. Сегодня ситуация выправляется. Парусный спорт постепенно выходит из кризиса. Наш и другие клубы пополняются новыми увлеченными, энергичными людьми. Они покупают спортивные яхты и стремятся освоить премудрости их управления.

На мое замечание, дескать, парусный спорт - занятие не из дешевых, парирует:

- Конечно, отрицать, что он не требует серьезных капиталовложений, глупо. Но вопрос о покупке яхты равносилен вопросу о приобретении автомобиля. Можно купить «Запорожец», а можно «Мерседес». Так и в парусном спорте: можно приобрести лодку за30 тысяч рублей, а можно и за миллион долларов. На мой взгляд, элитарность этого вида спорта заключается не в толщине кошелька - дорогая яхта еще не говорит о том, что ее обладатель крутой спортсмен. Только истинно увлеченные люди, готовые посвятить этому делу всю свою жизнь, могут стать настоящими яхтсменами.

В 1997 году Вячеславу Мальцеву довелось участвовать в одном из этапов кругосветного путешествия на яхте «Апостол Андрей» под руководством московского спортсмена Николая Литау.

- К вояжу присоединился в австралийском порту Перт, - рассказывает Мальцев. - Маршрут пролегал вдоль побережья Зеленого континента, затем по Тихому океану через Индонезию, Филиппины и Японию на Камчатку. Он повторял знаменитый поход русских мореплавателей Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского в начале XIX века. За четыре с половиной месяца пришлось пережить три тайфуна, которые, как мы потом узнали, обрушились на побережье Южной Америки. Серьезно пострадали курорты и рыбацкие поселки.

В пути встретили немало чудесных островов, открытых знаменитым Джеймсом Куком и практически не тронутых цивилизацией. Островитяне - народ приветливый. Во время стоянки у одного из таких клочков суши познакомились с сыном вождя. Он оказался добрым малым. Узнав, куда направляемся, стал уговаривать остаться под предлогом того, что на Камчатке холодно, а у них теплая погода царит круглый год. В случае согласия обещал подарить нам лучших женщин племени. Но задержка на острове не входила в наши планы, и, поблагодарив за радушный прием, отправились дальше.

Это путешествие перевернуло мое мировоззрение. Я убедился в условности государственных границ и различий между нациями. Общечеловеческие ценности превалируют в традициях всех народов, населяющих земной шар. И становится горько, когда из-за локальных конфликтов, вспыхивающих в разных точках планеты по вине амбициозных политиков, люди не могут спокойно жить, работать, растить детей и иметь хорошие отношения с соседями.

Игорь АРИСТОВ