«Любовь не картошка», - говорим мы, имея в виду, что чувства - это не так просто. Но картошка - это вовсе не просто. А бывает, что картофель - это любовь. Такие выводы сделала я после разговора с заслуженным агрономом России апатитчанкой Екатериной Матвеевной Васильевой.

38 лет отдала она работе в ПОСВИРе, 15 из них руководила лабораторией картофеля, а теперь ее именем назвали новый сорт данной культуры, выведенный Георгием Мельничуком.

Об ученых «пионерах»

Когда я просила Екатерину Матвеевну о встрече, та сначала отказывалась: «О себе не люблю говорить». А вот о картофеле поговорить согласилась, ведь нынешний год провозглашен Международным годом картофеля. Слышали об этом? И принесла с собой клубни двух сортов: любимого «северянина» - желтенького и вкусного даже на вид, а также свою «крестницу» розовощекую «катерину». Их Васильева высаживает на собственном огороде в Хибинах. И урожаи снимает богатые, не менее полутора тонн с пяти соток. Так и шел разговор: о картофеле, картофелеводах и совсем немного о самой Екатерине Матвеевне. Ну раз Год картофеля, то так тому и быть…

Рассказала моя собеседница - с любовью и уважением - о людях, которые заложили успехи нынешнего картофелеводства в Кольском крае. Безусловно, первый, кого следует назвать, - это Иоиль Александрович Веселовский, ученик и последователь академика Вавилова. Он работал в ПОСВИРе в тридцатые годы и впервые в мире применил межвидовое скрещивание картофеля - дикого и культурного. В результате появился на свет в 1933 году и доныне самый любимый нами сорт «имандра» с розовыми крахмалистыми клубнями. Эталон вкуса, считают посвировцы. А вообще Веселовский с женой создали семь сортов картофеля - в основном ранних и среднеспелых, сделав прорыв в этом направлении. Затем Иоиль Александрович уехал в Ленинград. Трудился там в сельскохозяйственном институте и был руководителем дипломной работы выпускницы этого института Екатерины Халаевской (Васильевой она стала позже).

- Удивительный человек, - вспоминает она о своем учителе. - Настоящий ученый - большой умница, при этом рассеянный, невероятно демократичный, со множеством увлечений. Вязал на машине гетры и разные салфетки, которые щедро раздаривал окружающим, водил грузовичок собственной оригинальной конструкции, ходил с огромным пузатым кожаным портфелем…

С таким же уважением и любовью говорит Васильева о Марии Александровне Вавиловой, «пионере» селекции северных сортов картофеля - ее «коньком» являлись скороспелые сорта. Мария Александровна работала на станции с пятидесятых годов, довелось поработать под ее началом и молодой лаборантке Халаевской. Вавилова была красивой статной женщиной, талантливым ученым, при этом страстно любила рыбачить, ходить в лес по ягоды-грибы.

- Настоящая русская женщина, - делает вывод Екатерина Матвеевна.

Хранители сортов

А я слушала и все больше приходила к выводу, что замечательная русская женщина - передо мной. Красивая, никогда не искавшая легких путей в жизни, а потому и не нашедшая их. Тяжелая, но любимая работа. Семья, которая тоже требует неустанной заботы и трудов. Никаких ученых степеней и - по совокупности заслуг - звание «Заслуженный агроном РФ».

Ее работой была забота о коллекции картофеля, селекция и семеноводство. Что стоит за этими словами?

Посвировская коллекция картофеля - это три тысячи сортов, высаженных на поле в два гектара. Штат лаборатории шесть человек. Они должны неустанно следить, чтобы не вкралась в коллекцию какая-либо «болячка». Больные растения следует сразу искоренять, здоровые и соответствующие всем стандартам - выделять и оставлять для коллекции. А это значит, надо выкопать каждый кустик, оценить по многим параметрам клубни и распределить на супер, суперэлиту, элиту и так далее…

Клубни под одним кустом называются клонами, такая работа - клоновым отбором. И не заменят ее никакие самые современные лабораторные исследования.

- Не поклонишься земле, потеряешь сорт, - говорит Екатерина Матвеевна.

В девяностые годы, когда из-за поражения вирусом «Y» началась деградация «хибинского раннего», только с помощью клонового отбора за пять лет Васильева на сто процентов оздоровила сорт.

О семеноводческой работе отдельный разговор. Семена картофеля - это не клубни, как мы привыкли думать. Ботанические семена - крохотные семечки, что созревают в картофельных «ягодках» в августе. Одна ягодка содержит около сотни семян. И каждое не похоже на другие по генетической программе, все разные. Сажают в парниках эти специальным образом подготовленные семена, потом рассаду - в открытый грунт, далее происходит сложный отбор с помощью визуальных и лабораторных методов. На следующий год отобранные клубни перемещают на опытные делянки и начинаются многолетние исследования на урожайность, скороспелость, крахмалистость, устойчивость к заболеваниям.

Жизнь как селекционер

Вот так кланялась земле Екатерина Васильева почти четыре десятка лет. Вместе с другими таскала огромные камни («ввосьмером за них брались») с полей, которые оставил им в наследство колхоз «Заполярный труд». Полярная опытная переехала тогда со станции Хибины, где изначально располагалась, в Тик-Губу - поселок неподалеку от Апатитов. Новые поля пришлось несколько лет приводить в порядок. Участки, где располагались раньше колхозные строения, долго еще выталкивали из себя огромные камни, а трактора там не могли работать. Трудились женщины.

По четыре-пять тонн картофеля перетаскивали за день вручную, когда приходила пора убирать урожай. Это сейчас можно приглашать дополнительную силу, прежде все ложилось на плечи сотрудниц «картофельной» лаборатории. Им и нынче достается - такая уж работа. Случайные люди здесь не задерживаются. Сотрудников, которые ухаживают за коллекцией, «селекционирует» сама жизнь. Они так же устойчивы к нашим северным невзгодам, как пестуемые ими районированные сорта.

Екатерина Матвеевна уже три года на пенсии. Занимается комнатным цветоводством (у нее зацветет, кажется, даже метла, если заслуженный агроном того захочет) и картофелем. Поле в пять соток. Это то, на что хватает сил, - на самое любимое. И ведет успешные боевые действия против картофельных «недугов», главным образом против фитофтороза. Грибковое заболевание поражает гнилью сначала ботву, а на стадии хранения - и клубни. ПОСВИР сейчас активно ищет и находит эффективные методы борьбы с ним. Екатерина Матвеевна, даром что на пенсии, помогает бывшим коллегам.

Пользуется на своем участке «ридомилом» - этим препаратом опрыскивают ботву, предупреждая фитофтору. Водит к себе чуть ли не экскурсии, чтобы люди убедились в эффективности и безопасности метода. В общем, ведет просветительную и пропагандистскую работу. Ведь многие не верят, что на северных огородах раз в несколько лет хозяйничает именно фитофтороз. Началось это еще в 67-м году, теперь патогены эволюционировали и захватывают все большие площади. Люди списывают почерневшую ботву на «кислотные дожди», обвиняя сотрудников ПОСВИРа чуть ли не в сговоре с местными промышленниками. Мол, утаиваете от нас правду.

В общем, дел у Екатерины Матвеевны меньше не становится. И радости - тоже. Ведь как красиво цветет картофельное поле! «Имандра», например, дает красивые сиреневые соцветия с замечательным нежным запахом. (Недаром французский придворный аптекарь Пермантье ввел в свое время моду носить в бутоньерках именно цветки диковинного тогда картофеля.) А у «катерины» красно-фиолетовые цветки. Этот сорт еще проходит госкомиссию. Хочется верить, специалисты его одобрят. «Катерина» нужна северянам, ведь это один из немногих сортов, устойчивых к другому коварному заболеванию картофеля - золотистой нематоде. Не только устойчив, но и способен оздоровить зараженную зловредным червяком почву.

Да, любовь не картошка. Но бывает так, что в картошке - любовь. К людям и земле.

Зоя КАБЫШ, Апатиты.