Кто из нас не помнит со школы некрасовские строки, посвященные русской женщине: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»?! Глядя на собеседницу, седовласую Анну Александровну, я невольно их вспоминала и думала: она как раз той породы - несгибаемых, сильных характером женщин. Которые и войну выстояли, и мирную жизнь построили, и даже сейчас, в свои 90 лет, не теряют оптимизма и бодрости духа.

Шел 42-й год, шквальные бомбардировки Мурманска, казалось, не прекращались ни на минуту.

- Только голову на подушку, как раздается сигнал воздушной тревоги, - вспоминает Жаравина. - Вскакиваешь и несешься на наш медсанпункт. А однажды не услышала сигнал - очень уж устала после работы и бессонных ночей. Проснулась от жуткого уханья бомб, выбежала на лестничную площадку - все в огне. Бросилась тушить, весь запас воды извела. Гляжу на чердак - там зарево. Зажигалки горят! Что делать? Воды-то почти не осталось! Давай сбрасывать зажигалки на улицу. Хоть и понимаю, что там никого нет, но все равно кричу: «Поберегись!»

Вскоре о храброй девушке появилась заметка в «Полярной правде», а написал ее домоуправ того самого дома, который спасла Анна. Уж больно ее самообладание мужика потрясло. И, кстати, уцелела она в тот день, когда тушила пожар, чудом. Судьба сберегла:

- Если бы не проспала тогда, непременно погибла бы. Снаряд прямо в санпункт угодил, никого в живых не осталось…

Вспоминает Анна Александровна случай, когда, устав от постоянных ночных тревог, решила, что проще поспать на улице - до бомбоубежища ближе бежать. Благо стояло щедрое на тепло лето. Прихватив подушку и одеяло, устроилась прямо под мостом. А именно его фрицы и облюбовали своей мишенью.

- С такой скоростью по насыпи вниз катилась! В глазах все сверкало от рвущихся вокруг фугасок и от страха. Только речка и остановила, - смеется моя собеседница. - Везучая я - сколько раз от смерти уходила.

Попадала под бомбежку на ростинском стадионе, на улице.

- На землю бросишься, глаза закроешь, голову руками обхватишь - и не дышишь. Пули вокруг скачут - страшно! И ни разу ни одной царапины. Мамиными молитвами, наверное, жива осталась.

Мама увезла троих детей из вологодской деревни от голода и тяжелой работы на лесозаготовках, где погибла старшая дочь и она сама получила тяжелую травму. Наступал 34-й год, колхозникам паспорта на руки не выдавали, потому Жаравины и приехали в Мурманск со справками. Город их без документов не принял, пришлось семье колесить по Кольскому полуострову. Кое-как прижились в суровом краю, потом старшие Жаравины выправили паспорта и вновь вернулись в Мурманск. Сестра Аннушки, двоюродный брат и мать устроились рыбопереработчиками на парусное судно «Альбатрос», заработали денег и купили часть дома на Зеленом мысу. Там и прожили до войны, пока во время очередной бомбежки домик не сгорел.

Как только Анна услышала в 36-м году о наборе на строительство судоремонтного завода в Росте, отправилась туда. Было ей в ту пору 17 лет. Маленькую худенькую девчонку поставили на разгрузку вагонов. По десять и более часов кирпичи таскала, пока знакомый парень, работавший курьером в постройкоме, не пожалел ее и не предложил пойти на его место.

Шуструю, расторопную девчонку там приметили и пригласили на работу учеником секретаря в отдел капстроительства.

- Перспективное место, закончишь школу, пошлем учиться на инженера-конструктора, - говорили ей.

Но началась война, мужчины ушли на фронт. Верховный Главнокомандующий обратился с призывом к женщинам прийти на смену фронтовикам, чтобы не простаивал ни один станок, ни один трактор. И Аннушка, бросив теплое место, пришла проситься в цех. Взяли ее шлифовщицей, но вскоре сообразительную девушку, которая до войны окончила шесть классов вечерней школы и успела поучиться на подготовительных курсах в техникум, перевели в техники-нормировщики, где она и проработала 29 лет.

Как и многие ее сверстники, Анна мечтала уйти на фронт, для этого, работая, закончила курсы медсестер. Но ей сказали: «У нас оборонный завод, ты нужна здесь. Хочешь - в свободное время помогай на медсанпункте, там твои знания пригодятся».

Но на фронт она все-таки попала, на самую передовую. В феврале 42-го ее и еще несколько заводчан направили в Долину смерти с подарками для солдат к Дню Советской Армии. В больших, не по размеру, валенках и шинели, на которую был наброшен маскировочный халат, по пояс в снегу карабкалась на сопку Пила. И больше всего боялась, что не дождутся ее солдатики, не сумеет передать им шерстяные рукавицы и носки, теплые шарфы и свитера - если вдруг немцы пойдут в наступление, ведь до их окопов было рукой подать. Успела вручить подарки от мурманчан всем, кроме одного солдатика - испортили все-таки фашисты праздник.

- Страшно было, но ведь назад не повернешь. Знала, что нас очень ждали, - вспоминает Анна Александровна.

Она никогда не поворачивала назад, всегда стремилась к финишу - на дистанциях Праздника Севера, на легкоатлетических дорожках стадионов.

- Пять лет как не хожу на лыжах. Вон они стоят. Ничего, как снег на землю ляжет, снова лыжи надену!

27 ноября Анне Александровне Жаравиной исполняется 90 лет. После неудачной операции она потеряла зрение и слух, по дому передвигается с помощью ходунков, но душа у нее так и осталась молодой. Ей трудно свыкнуться с болезнью, и мне кажется, что она и вправду верит: еще немного и встанет на лыжи. Вот только ботинки отдала, придется новые покупать.

У нее удивительно цепкая память, помнит все: людей, имена, события, даты. Недаром так любит встречаться с Анной Александровной председатель совета ветеранов 35-го судоремонтного завода Вячеслав Николаевич Генералов:

- Это же живая история нашего завода. Сколько она мне любопытных фактов рассказала! На ее глазах наш судостроительный строился, возрождался после войны. Рабочие очень уважали свою нормировщицу за принципиальность и честность, за то, что досконально знала свое дело. А оптимизма в ней столько, что молодые могут позавидовать!.. Вы уж не забудьте написать, что за свой добросовестный труд, за совестливое отношение к работе наша Анна Александровна награждена орденом Отечественной войны второй степени, медалями «За оборону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и многими знаками трудового отличия.

…Не забуду и этого, хотя, пожалуй, награды - не самое важное. Но главного, что выдержали, что совершили Анна Александровна и все люди ее поколения, забыть просто невозможно.

Фото: Ещенко С. П.
Анна Жаравина.
Людмила ЛОПАТКО