В областном художественном музее открылась выставка мурманской художницы Светланы Рублевой «Русская вышивка». Если побываете на ней, то мир старинного русского рукоделия откроется и вам. И наверняка очарует, ведь не восхититься тончайшей работой и изящными узорами просто невозможно. Разнообразие техник, яркие цвета, богатство сюжетов - за всем этим стоит долгая и кропотливая работа. Но стороннему наблюдателю видна не она, а невесомое кружево, белое на белом или ярко-алое на сдержанном сером льне.

- Я сама и не думала становиться вышивальщицей, - рассказывает Светлана Рублева. - Услышала, что наш центр ремесел набирает учеников на курсы русской вышивки, и привела туда дочку. Это было в 1997 году, давненько. Дочка еще маленькая была, в третьем классе училась. Чтобы ей помочь, и я стала на занятия ходить. Методист Наталья Клишина посмотрела-посмотрела на меня да через парочку уроков выдала пяльца - давай, мол, пробуй сама. Вышивать я не умела - вот спицами или крючком вязать, пожалуйста. Это от мамы у меня, она тоже вязала. До сих пор дома хранятся сделанные ею вещи, они мне очень дороги.

С преподавателем Светлане и ее дочке повезло. Их учителем стала Раиса Чебатурина, известная мурманская художница, главный художник драматического театра Северного флота, человек, увлеченный народным искусством - и вышивкой, и росписями. Она и сама мастерица в этом сложном деле, и собиратель лучших старинных образцов, и искренний пропагандист русского искусства. Одним словом, пообщавшись с ней, просто невозможно остаться равнодушным к старинным ремеслам - невольно хочется тянуться за учителем. А здесь еще и ученица попалась талантливая и усердная.

- Учиться пришлось не год и не два, - улыбается Светлана. - Сколько бы ты ни постиг, всегда есть к чему стремиться. Ведь русской вышивке много веков, она очень разнообразна. Причем распространена она была повсеместно, не было женщины, неважно, низкого или высокого происхождения, которая не владела бы этим умением. В каждой губернии России существовала своя техника, свои каноны.

Светлана Корнеевна берет в руки крохотную подушку, наволочка которой украшена изящным белоснежным узором. Это горьковский гипюр, раньше он, конечно, назывался нижегородским, потом прижилось название по новому имени города, да так и осталось по сей день. Для того чтобы сотворить такой ажур, надо постараться: сначала подготовить сетку - ее делали из куска ткани, выдергивая нитки, потом обвить получившуюся сеточку особой ниткой для прочности, а уж только затем вышивать рисунок. Олонецкое шитье - вышивка белым по белому - выглядит прямо-таки аристократично. Цветная перевить, распространенная по всему Русскому Северу, допускает уже два цвета, к белому добавляется алый. Чем южнее, тем многоцветнее становятся узоры: во Владимире в красные цветы, вышитые гладью по белой ткани, уже допускалось вкрапление синего, желтого и зеленого. Но эти вкрапления были крохотными акцентами, а общая строгость линий и цветов сохранялась. А цвета, что используются в южных регионах - вроде сиреневого или оранжевого, в традиционной русской вышивке вы не найдете.

- Сложнее всего далась мне роспись, - вспоминает Рублева. - Это такой тип вышивки, при котором рисунок одинаков и с изнанки, и с лицевой стороны, а шов должен быть непрерывным. Аккуратность и усердие требуются колоссальные. Сколько раз порола - вспомнить страшно, раз десять, наверное! - в руках у мастерицы маленькая салфеточка с филигранным, и впрямь будто нарисованным орнаментом.

Пороть вышивки приходится частенько и ученикам Рублевой - без этого не научишься класть ровненько стежок к стежку. Светлана сама теперь ведет курсы, которые когда-то заканчивала. Для многих вышивка - это картину крестиком сделать, а вещи более тонкие не каждый поймет. Не так давно на курсы пожаловала семейная пара, причем инициатором стал муж. Он был уверен, что справится с вышивкой довольно легко. Когда же пришлось несколько раз распарывать узоры и переделывать их заново, заскучал. А вот у жены дело пошло веселей.

- Наверное, ее профессия наложила отпечаток, - смеется Рублева, - женщина работает стоматологом, рука твердая, а глаз острый. То, что надо сноровистой вышивальщице.

Раньше вышитые полотенца, салфетки, скатерти хранились в семьях десятилетиями, передавались от родителей к детям. Качество тканей и ниток позволяло выдерживать и стирки, и отбеливание. С нынешним ширпотребом подобный фокус не пройдет, поэтому качественные материалы приходится искать. Правда, в последние пару лет с этим стало чуть проще, признает Рублева, в Мурманске стал появляться и хороший лен, и нитки. Правда, использовать все же приходится не хлопчатобумажные нити, как положено, уж очень они стали непрочные, а мулине.

Нынешняя выставка для Светланы Рублевой будет первой персональной. Во многих коллективных она уже принимала участие. Хранятся ее работы и в фондах нашего музея, а также в частных коллекциях. Заказчики на такие вещи в очередь не стоят, поскольку ручная работа, особенно столь тонкая, во все времена ценилась недешево. Однако понимающие люди есть. Как рассказывает мастерица, не так давно ей заказали три больших рушника с вышивкой белым по белому. Понадобились они для того, чтобы украсить, как положено, домашний иконостас. Заказчице три старинные иконы достались от бабушки, и она очень хотела, чтобы их обрамляли красивые традиционные полотенца - чтобы все многовековые правила были соблюдены. С особой любовью Светлана вышивала свадебные полотенца для сына и дочери - это тоже один из старинных обычаев.

- Русская вышивка для меня любовь на всю жизнь, - признается Светлана Рублева. - Это и удовольствие, и интерес. И столько еще не постигнутого, не испробованного! Она для меня как родник: сколько из него ни черпай, вода все время остается свежей.

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Юлия МАКШЕЕВА