«Я приревновала своего мужа, так как знала, что в гостях он встречался с другой женщиной. Меня очень расстроил этот факт. Не зная, как отомстить, я взяла в кухне молоток для отбивания мяса и разбила две фары на нашем автомобиле».

Обывателю ситуация, описанная в рапорте, покажется забавной, а для участковых полиции это обычная работа. Чаще всего подобные дела заканчиваются в суде примирением сторон, однако до этого необходимо затратить немало времени и сил: выехать на место происшествия, опросить заявителя и подозреваемого, в данном случае сделать фототаблицу, где отражены повреждения автомобиля, который стал жертвой семейного конфликта, разослать запросы для установления точной суммы причиненного ущерба и так далее...

«Я отбиваюсь от инопланетян!»

Город Снежногорск - это чуть больше шести десятков жилых домов, 11 из которых закреплены за старшим участковым уполномоченным полиции Дмитрием Морошкиным.

Сам Дмитрий родился в Архангельской области, однако совсем маленьким родители привезли его на Север, так что Заполярье стало для нынешнего майора родиной. К тому же прадед нашего героя жил здесь и 17 лет служил участковым, правда, тогда Вьюжный (нынешний Снежногорск) только зарождался. В общем, ему было с кого брать пример. Так и оказался Морошкин в Санкт-Петербургском университете МВД. В то время Дмитрий мечтал быть опером, поэтому выбрал факультет подготовки оперативных работников.

В 2002 году, защитив дипломную работу, касающуюся контрабанды наркотиков, он вернулся в Снежногорск, пришел в местный отдел полиции, где узнал, что есть только вакансия участкового. Поначалу хотел поработать пару лет да и уехать, но...

- Со временем как-то прирос к этой работе, - продолжает полицейский. - Участковый - это такой, знаете, универсальный солдат. Жизнь становится разнообразной, чего только в ней не бывает!

Один из случаев Дмитрий Морошкин вспоминает с улыбкой, а тогда, несколько лет назад, было вовсе не до смеха. В дежурную часть позвонила перепуганная женщина и сказала, что она убежала из квартиры, поскольку муж схватился за ружье. Участковый Морошкин с напарником пришли по адресу и позвонили в дверь. Полицейские были без бронежилетов, так как надевают их в исключительных ситуациях.

- Дверь открылась, в проходе стоит мужчина в неадекватном состоянии с направленным на нас ружьем! - рассказывает мой собеседник. - И говорит: «Понимаете, такая ситуация: прилетели инопланетяне, пытаются меня забрать, а я от них отбиваюсь». Мы смотрим - в стене уже две дырки от выстрелов. Коллега мой быстро сообразил, говорит, мол, давай ружье, мы тебе поможем от инопланетян отбиваться. Видим, оно снято с предохранителя, а внутри - два патрона. Как раз на нас двоих хватило бы...

- Испугаться не успели?

- Нет. Мужчина же создан для защиты.

А еще - для спорта. По крайней мере, майор Морошкин не представляет жизни без мини-футбола, являясь капитаном местной команды «Динамо», а также выступая за областное управление МВД. Кроме того, Дмитрий - кандидат в мастера спорта по боксу. Кстати, и служба иногда заставляет вспоминать если не как бить, то как защищаться и уходить от ударов.

- Было дело, в нашем городе молодые парни лет по 18-20 объединились в группу и стали заниматься рэкетом, - говорит участковый. - Однажды они пьяные катались на мотоцикле, их остановили сотрудники ОВО для проверки документов. Затем поступил вызов: наши коллеги из вневедомственной охраны просят помощи. Я приехал, а там этих парней человек десять с топорами и цепями. Пришлось вчетвером их минут 15 сдерживать, началась драка, топоры летали, камни, пока приехал патруль.

Еще Дмитрий Морошкин любит катание на снегоходе и нахлыстовую рыбалку. Говорит, очень бы хотелось «погидовать» на наших реках, например, во время отпуска, однако пока все не удается.

Ведро вместо стола

Есть в Снежногорске дом на улице Флотской, куда выселяют северян, давным-давно не оплачивающих счета за квартиры. Туда-то мы и отправляемся со старшим участковым. Сейчас не поздно, поэтому в доме тишина и спокойствие, однако как только наступает вечер или тем более выходные - обитатели коммуналок начинают пить, гулять, драться, в общем, всячески нарушать общественный порядок.

В неосвещенном и дурно пахнущем подъезде практически все дверцы ящиков для корреспонденции распахнуты или сломаны. В один из них всунута пивная бутылка, соседний же, в отличие от своих пустых «собратьев», используется по назначению - там лежит квитанция. И в строке «Всего к оплате» значится более 108 тысяч рублей. В то, что долг когда-то будет погашен, не верит ни мой спутник, ни, по всей видимости, сам должник.

- Из них никто не хочет работать, - замечает Дмитрий Морошкин и стучит в одну из дверей. К людям в серой форме и погонах здесь давно привыкли.

Хозяин с сизым от постоянного «злоупотребления» лицом пускает нас в квартиру, где он с супругой занимает одну из двух комнат.

- Пьете? - интересуется участковый.

- Не, мы только чай, - женщина неопределенного возраста показывает на стол. В комнате есть большая кровать и телевизор. По меркам этого дома - очень даже.

Постучав в еще одну квартиру, мы, похоже, помешали трапезе здешних жильцов. В длинной узкой комнате на полу накиданы тряпки, это, по всей видимости, постель ночью и «посадочные места» за столом днем. Самого стола нет. Вместо него перевернутое ведро, на котором стоит сковорода. Как ни странно, в комнате есть компьютер...

Мешок мобильников

Кроме полубичей, которые есть, пожалуй, в каждом городе и поселке Заполярья, проблемой для снежногорских стражей порядка стали командированные. По словам Морошкина, последние три года на здешний судоремонтный завод «Нерпа» постоянно приезжают работники из других городов: Северодвинска, Находки... И именно они, часто пьющие по вечерам, так как к семьям возвращаться не надо (полицейские называют это отсутствием сдерживающего фактора), становятся фигурантами преступлений.

- Один из таких приезжих отработал месяц, а перед тем, как отбыть домой, ночью вскрыл магазин электронной техники, - рассказывает Дмитрий Морошкин. - Он снял окно, аккуратно пробрался внутрь, набил мешок из-под сахара телефонами и планшетами, завязал его и ушел. Мы неоднократно писали письма на завод о том, сколько правонарушений и преступлений совершили работники, а в целом же у нас городок тихий, такой уголок социализма.

Правда, редко тихо бывает в данс-холле «Кураж». Полицейские уже хорошо знакомы с охранниками клуба, так как драки в «Кураже» - вещь сама собой разумеющаяся. Подвыпивших веселящихся северян не останавливают даже видеокамеры в зале диско-бара, которых там несколько десятков.

Первые три-четыре года Морошкину было не по себе, когда он приезжал на вызовы по поводу шумных соседей, а оказывалось, что нарушители тишины - его приятели, город-то маленький.

- Звоню в дверь, открывают, видят меня, и начинается: «Ну, Димон, мы же друзья...» - говорит участковый. - И становилось как-то неудобно. Но если б я не принимал никаких мер, а просто закрывал глаза на обращения жильцов дома, какое бы мнение обо мне сложилось? Да и те, кто шумит, сами же понимают, что неправы.

Трудно приходится, когда на пути встречаются пьяные военнослужащие. На вежливые замечания участкового они зачастую отвечают угрозой «уволить с работы».

- Я много раз такое слышал, - продолжает Морошкин. - Но ведь кроме того, что нетрезвым в общественном месте находиться нельзя, эти люди еще и форму позорят, звание офицера! А на них дети смотрят...

Страж порядка, даже когда одет «по гражданке», правонарушения без внимания не оставляет. Как известно, 15 ноября вступил в силу закон, запрещающий курение в общественных местах. Если Морошкин видит снежногорца с сигаретой, обязательно подойдет, предъявит удостоверение и сделает замечание.

- Пока еще никого за курение не штрафовал - люди с первого раза понимают. То же касается распития пива, - говорит майор. - Замечу повторно - буду иные меры принимать.

Фото: Екатерина Богданова
Фото: Екатерина Богданова
Фото: Екатерина Богданова
Екатерина БОГДАНОВА