В череде обычных дней у каждого из нас случаются такие, когда возникает потребность оглянуться на пройденный путь, когда сами собой всплывают в памяти наиболее волнующие и значимые мгновения судьбы. Сегодня такой день наступил для Виктора Сайгина - депутата областной думы, предпринимателя, общественного деятеля. И - коренного мурманчанина, что он считает очень важным в своей судьбе. С города за полярным кругом, с того, каким он был более полувека назад, начался и наш разговор.

По мосткам своей памяти

- Самое яркое воспоминание детства - февраль 62-го, когда в Мурманске троллейбусы пошли. Как только у отца свободное время - мы на троллейбус и вперед. Удовольствие невероятное. Праздник! В Мурманске тогда было много деревянных домов, мостки вместо тротуаров. Деревяшки до самой улицы Шмидта. Мы жили напротив областного драмтеатра - там, где сейчас Театральный бульвар. На первом этаже магазины: промтоварный и продуктовый. В следующем доме - винно-водочный. Так что рыбаки по пути из порта мимо нас не проходили. Весело было! Кстати, по всему проспекту Сталина-Ленина тогда росла черная смородина - ели ее!

- Расскажите о ваших родителях...

- Сначала о доме, где мы жили. Люди вообще тогда жили не так, как сейчас, - во всех смыслах. Наш дом - это был барак: длинный коридор и ряд комнат, топили печку, все удобства - во дворе. И все мы жили очень дружно. Дружба, которая тогда завязалась, - это на всю жизнь, до конца дней. Все вместе! Телевизор в ту пору был редкостью, так на просмотр собирались все дети. Новый год - то же самое: стол в коридор - и общий праздник. Все гуляли! В нашем доме всегда было много гостей. И когда мы еще на проспекте Сталина жили, и когда в хрущевку «на квартала» переехали. Роскоши никогда не было. Отец пришел в тралфлот матросом, ушел через 32 года вторым помощником капитана - всю жизнь там проработал. Жили небогато, редко бывали на юге. Я только один раз за эти годы отдыхал в Ейске. Ездили в деревню к отцу в Мордовию или в Псковскую область к бабушке. И папа всегда ехал с подарками: конфеты для детей, сестрам, соседкам - платки, прочий дефицит. Родители постоянно давали в долг. Я прошу: «Купите велосипед!» - «А мы деньги отдали...» - «А что ж отдали-то?!» Детство в деревне - обязательно труд: окучивал картошку, на лошади ездил - сено возил на ток. Водил лошадь с плугом. Так что с детства приучен к работе. И своих детей приучил.

- Как началась ваша взрослая, самостоятельная жизнь?

- Переход в нее прошел очень быстро, потому что я в 19 лет женился, и у меня сразу родился сын. Нужно было кормить семью. После школы я не прошел по конкурсу в наш пединститут на исторический. Семь или восемь человек было на место! Пришел на городской узел связи, где мама работала уборщицей. Стал учеником монтера связи. Дали мне монтерскую сумку и лестницу. И - по радиоточкам: Абрам-Мыс, Нагорное, Жилстрой... Пробиваешь гвоздики, укладываешь проводку. Я, кстати, до сих пор это могу делать - в жизни пригодилось.

Ступени были такими: монтер, электрик комбината «Стройконструкция», рабочий судоремонтного завода. Затем пароходство - теплоходы «Клавдия Еланская» и «Вацлав Воровский» - от бармена до директора ресторана, секретаря комитета ВЛКСМ треста ресторанов и кафе, работника аппарата райкома.

«Вы уедете, а я останусь!»

- Как вы пережили девяностые, сложнейший переходный период?

- В коммерцию я вошел плавно. Был одним из первых в городе предпринимателей. Я уже работал с людьми. Коммуникабельный был. И на первое место всегда ставил и ставлю людей, а потом уже деньги. Создал кооператив. Из Еревана привозил сапоги на французской колодке. Женщины были довольны! Сложно было, но и сейчас нелегко. Для меня всегда главным была семья. Поэтому много работал.

Трудолюбие - вот основа всего. Все ругали и Ельцина, и Горбачева, и сегодня ругают нынешнюю власть. Я никогда власть не ругаю. Работа исполнительной власти очень сложна. Все хотят сделать как лучше. А получается подчас как всегда. Да, ошибок было много. В 90-е я уже был директором завода, который находился в промзоне областного центра. А там только несколько предприятий работали. Всё стояло! Света не было. Нужно было оживлять производство.

- Как удавалось выстраивать взаимоотношения с властью?

- Первый глава администрации области Евгений Комаров при согласовании моей кандидатуры на должность директора филиала Федеральной продовольственной корпорации спросил: «Виктор, а ты не перепутаешь деньги личные с государственными? Не будет мне потом за тебя стыдно?» Я ответил тогда, что не будет. Мне и по сей день не стыдно за то, что я делаю. Другой губернатор, Дмитрий Дмитриенко, - единственный человек, с которым я, отстаивая интересы северян, ругался матом. Он спросил: «Почему вы так?» Я ответил: «Потому, что я мурманчанин. Вы уедете, а я останусь. Я предан своему городу и региону...» И с Евдокимовым мы нашли общий язык, и с Дмитриенко, и с Ковтун в итоге начали конструктивно работать, хотя и скандалили.

Работа на будущее

- Многим северянам, в том числе пожилым, получающим в него льготные путевки, известен ваш пансионат «Фламинго» на берегу Черного моря. Как он возник?

- В советские годы у многих крупных предприятий имелись базы отдыха. В том числе на юге. В 90-е от них начали избавляться. А я в то время был директором экспериментального консервного завода. Мы получали виноматериал из Краснодарского края. Волею судьбы мое предприятие стало собственником развалин общежития, где находился детский оздоровительный лагерь одного из череповецких предприятий. И жена, и многие другие мне тогда твердили: «Надо сносить!» Только тогдашний главный финансист области Александр Александрович Артемьев сказал нам: «Молодые люди, не продавайте этот объект. Пройдут годы, и вы поймете, как это нужно всем...» Я его послушал. А в стране дефолты, экономика просела. Предпринимателям в те годы очень некомфортно было. Кредиты приходилось брать под двести и более процентов.

Пришел к губернатору Юрию Алексеевичу Евдокимову с программой оздоровления, и он меня поддержал. А в Дивноморском мы уже ремонт сделали. Я когда впервые спустился в цокольный этаж, где сейчас медицинский блок и сауна, то там, простите, было по колено дерьма. Я там одно место оставил, как было до ремонта, - чтобы помнили. Область деньгами особо не помогала. Но морально поддержали и правительство, и депутаты всех созывов. Это очень важно! Между прочим, мою программу некоторые тогда называли «преступной схемой по оздоровлению северян». Что ж... готов быть организатором группировки по оздоровлению северян… Я умею находить союзников. Но были и враги. И есть. Плохо было бы, если б не было: они дают стимул.

Потихонечку мы пансионат в Дивноморском приводили в порядок. Пошел к тогдашнему руководителю облспорткомитета Валерию Ивановичу Цыганову, спросил: «Что нужно спорткомитету?» - «База спортивная! Тренажерный зал и стадион рядом...» И я это все начал делать. Построили спорткомплекс и спортзал. Алексей Петухов, всем теперь известный лыжник, призер Олимпийских игр, чемпион мира, вышел оттуда, и многие другие дети, которые тренерами уже к нам приезжают.

Я не бессребреник, нет. Но всегда считал, что деньги не самое главное в жизни. Я пережил все кризисы. И все то, что начинал, работает и сейчас.

- Как вы пришли в политику?

- Когда от ларьков доходишь до директора завода, то понимаешь все проблемы, которые надо решать, - и на региональном уровне, и на федеральном. Знаешь, как защитить свой бизнес, свою жизнь. А значит, и жизнь, благополучие других людей. При этом я всегда был лидером - со школьной скамьи, с октябрят что-то возглавлял, был командиром звездочки, отряда. И понимал, что идти в политику необходимо. Я уже пять созывов в областной думе. Хотя власть сама по себе мне не интересна.

Политика - это общение с людьми. И - возможность влиять на все, что происходит в городе и крае. Это работа для того, чтобы людям стало лучше.

Я пришел в областную думу в 1997-м. Тогда среди депутатов было много руководителей предприятий. Это были люди, способные принимать решения. Я попал в другой мир. Не плохой, но другой. И эту школу надо было пройти. Дума - место, где нужно уметь договариваться. Искать компромисс. Мы разные, но мы - команда. В самые сложные времена нам удавалось принимать жизненно необходимые людям законы, отстаивать их интересы.

Чтобы помнили

- Вы возглавляете областное отделение Международного фонда мира. Что это за работа?

- Это и политика, и патриотизм, и любовь к истории, и память. Здесь - всё. В это дело нужно вкладывать душу. Современный Фонд мира вырос из советского комитета защиты мира. В свое время его возглавлял известный в Мурманске человек - Владимир Яковлевич Андреев. Когда его хоронили, ко мне подошли ветераны, члены правления фонда - уважаемые, заслуженные люди, предложили прийти ему на смену. И я согласился. Принял дела в сложной ситуации. В советские времена комитет находился в здании правительства края, а тут - зачуханное помещение на улице Папанина.

Одна из главных задач - возобновление издания Книги памяти. Мы ее возобновили. В несколько уже вышедших в свет томов вошли сведения об участниках Великой Отечественной войны, тружениках тыла, партизанах, воевавших на территории Мурманской области, участниках боевых действий в горячих точках. Очень непростая работа. Приходилось все тщательно проверять - над этим специальная группа работала - через военкоматы, общественные организации, родственников, другие источники. Мы более 11 тысяч человек увековечили. Это памятники - печатные! Книга памяти - проект чрезвычайно нужный. Важно, чтобы помнили. Для этого важна душа. И не только моя. Все вместе мы сделали этот по-настоящему народный проект!

- Похоже, вам удается практически все задуманное. В чем секрет?

- Удается не все, бывало, и проигрывал. Мне жизнь подарков не дарила. Подъем - падение, подъем - падение: как на качелях. Нужно иметь силы подняться. С оппонентами нужно уметь договариваться. Если не получалось, приходилось и воевать. «Правительство Мурманской области не справляется со своими обязанностями...» - это я написал при Евдокимове, и это было опубликовано в одной из газет края. Но я всегда работал на конструктив и позитив. И с Юрием Алексеевичем мы в итоге общий язык нашли.

Конечно, делал ошибки. В них никого не виню, только себя. Очень важно, что рядом всегда была жена - Галочка, Галина Николаевна. Надежный тыл - основа любых побед. А теперь это еще и дети, и внуки, которые всегда и во всем меня поддерживают.

- Виктор Васильевич, вам исполняется 65 лет. Возраст серьезный, и вроде бы самое важное для себя вы осуществили. А есть еще мечты?

- Мечты?.. Хочу через двадцать лет уйти на пенсию, а дела передать внуку. В надежные руки! Кроме того, конечно, побывать и у внука, и у внучек на свадьбе.