Труд создал человека, утверждают дарвинисты. Он же его и убьет, отмечают пессимисты. Звучит, конечно, мрачно. Но и тема публикации - не из веселых: несчастные случаи на производстве.

По данным областного комитета по труду и социальному развитию, в нашем регионе этот показатель несколько ниже (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!), чем в среднем по стране. Коэффициент частоты у нас составляет менее 3,2 случая на тысячу работающих. В среднем по России он приближается к 5.

Правда, с 2002 по 2003 год в области отмечался небольшой рост производственного травматизма. Потом наступило затишье. Прошлый и нынешний годы идут приблизительно на одном уровне. За девять месяцев 2004-го у нас произошло 117 несчастных случаев на производстве, подлежащих учету.

Конечно, в идеале на каждом предприятии нужно организовать работу по охране труда так, чтобы вообще исключить травматизм. Но будем исходить из реальности: несчастные случаи происходят. Это всегда ЧП. И в этой ситуации важно досконально разобраться в причинах происшествия, чтобы не допустить его повторения. От результатов расследования также зависит и размер страховых выплат пострадавшему. То есть объективность в этом вопросе напрямую связана с социальной защитой работника - человека, здоровью которого нанесен ущерб.

Итак, на предприятии произошел несчастный случай. Что должен и обязан предпринять работодатель? В Трудовом кодексе вопросам охраны труда посвящен отдельный раздел. В нем расследование и учет несчастных случаев на производстве названы в числе основных направлений государственной политики в области охраны труда.

Согласно статье 227 ТК расследуются и подлежат учету все несчастные случаи, повлекшие за собой необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату трудоспособности либо смерть.

А при групповом несчастном случае, случае со смертельным исходом или тяжелом несчастном случае работодатель, как гласит статья 228, обязан (!) в течение суток сообщить о нем в целый ряд инстанций. К таковым в числе прочих относятся Государственная инспекция труда, прокуратура, орган госнадзора, если случай подпадает под его контроль, страховщик обязательного социального страхования от несчастных случаев и, отметим особо, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации - в нашей области это комитет по труду и социальному развитию.

И вот тут возникает проблема. Как сообщил и. о. начальника отдела охраны и экспертизы условий труда названного комитета Виктор Поморцев, некоторые предприятия вообще пытаются умолчать о несчастных случаях. В Государственной инспекции труда в Мурманской области, с которой комитет работает в тесном взаимодействии, имеются данные о попытках скрыть гибель своих работников в ОАО "Управление механизации строительства", МУ "Центр социального обслуживания населения г. Апатиты", ЧП Щекинов.

Другие нарушают сроки сообщения, задерживая его на 10 и более суток. В их числе военкомат Мурманска, в/ч 40658 и 81836, Мурманский торговый порт, СПК "РК "Беломорский рыбак", МУЭП "Кировское ЖКУ", ФГУП "Нерпа", Мурманский филиал ОАО "Военно-страховая компания", МУ "Терская центральная библиотечная система".

А ведь согласно статье 229 ТК на расследование комиссии дается всего 15 дней. И этот срок может быть продлен не более чем еще на полмесяца. Когда же, скажите, проводить расследование и как спустя столько времени объективно выяснить причины происшествия?

Третьи "забывают" (умышленно или по незнанию) сообщить о несчастном случае в комитет. Они ограничиваются тем, что сообщают о нем в инспекцию труда и уведомляют прокуратуру.

Только за сентябрь комитет по труду не получил сообщения от восьми организаций. Трудовое законодательство нарушили МУСП "Мончегорское", ОАО "Ковдорслюда", в/ч 32141 (несчастные случаи со смертельным исходом), ООО "Нордэкотех", ОАО "Мурманский траловый флот", ООО "Печенгастрой", ООО ЧОП "Легион" (несчастные случаи с тяжелым исходом).

А всего из 117 подлежащих учету несчастных случаев, которые произошли в январе-сентябре, комитет получил сообщения только по 86, что составляет 73,5 процента. Это означает, что каждый четвертый пострадавший был ущемлен в своем праве на полноту и объективность выяснения причин получения травмы.

Согласно все той же статье 229 ТК, определяющей порядок расследования несчастных случаев на производстве, в состав комиссии по расследованию должны включаться и представители органа исполнительной власти субъекта Федерации. И это требование - не просто формальность.

Во-первых, как уже было сказано, может пострадать объективность расследования.

- Мы не дублируем чью-то работу, той же инспекции труда, например. Наша задача - координировать действия всех других инстанций. Мы рассматриваем вопросы охраны труда на производстве в целом. Выясняем, выполнил ли работодатель все мероприятия, чтобы предотвратить этот несчастный случай, - объясняет Виктор Поморцев.

Чего там греха таить, в процессе расследования работодатель иногда ведет дело к тому, чтобы сам пострадавший и был признан виновным в случившемся с ним несчастье. Речь, например, может идти о грубой неосторожности с его стороны. В результате снижаются страховые выплаты. Но ведь грубую неосторожность, то есть тот факт, что работник умышленно что-то нарушил, надо доказать. А если человек не предполагал, что его действия приведут к таким последствиям?

И здесь представитель комитета по труду, на который возложены функции по экспертизе условий труда, в том числе и условий, предшествующих несчастному случаю, оценивает полноту инструкций по технике безопасности, действующих на предприятии. Он также выясняет, предоставлялись ли человеку все необходимые средства защиты, прошла ли аттестация рабочих мест... Бывали случаи, когда комитет высказывал особое мнение относительно результатов расследования, добивался фактического оправдания погибшего. А это не только реабилитация его честного имени, но и увеличение выплат семье.

Во-вторых, без непосредственного участия представителя комитета в работе комиссии по расследованию несчастного случая у пострадавшего могут возникнуть сложности в дальнейшем. Скажем, с определением возможной связи между полученной травмой и потерей через какое-то время трудоспособности.

Дело в том, что последствия травмы могут проявиться не сразу. Фонд социального страхования требует, чтобы кто-то определил процент нетрудоспособности работника. Это понятно - фонд производит выплаты. Основанием для них служит заключение медико-экспертной комиссии. Но МЭК интересуют те условия труда, которые предшествовали несчастному случаю. Для этого нужно заключение комитета по труду. А восстановить всю полноту картины его специалистам, если они не участвовали в расследовании, бывает очень трудно.

Конечно, в комитете находят возможность докопаться до истины. Но это дополнительные сложности в работе. Да и самому пострадавшему приходится затрачивать лишние усилия для определения размеров и сроков возможного возмещения ущерба от полученной травмы.

- Поэтому при возникновении несчастного случая работодатель должен сразу же четко определиться относительно степени тяжести полученной травмы, - подводит итог разговору Виктор Поморцев. - Не относится случай к категории тяжелых - проводите расследование самостоятельно, выясняйте причины, сообщайте в фонд социального страхования. Но если только случай с тяжелым исходом, тем более со смертельным, - будьте добры выполнить все требования Трудового кодекса и Положения о проведении расследования...

Что тут можно добавить? Закон есть закон и его нужно соблюдать всегда. И уж тем более каждую его буковку нужно чтить, когда речь идет о возмещении ущерба пострадавшим на производстве людям.

Игорь КУРСАКОВ