Попытки утаить факты несчастных случаев на производстве грубо нарушают права пострадавших

В статье "Кому у нас закон не писан?", опубликованной "Мурманским вестником" 16 ноября, затронуты некоторые вопросы, касающиеся защиты прав работников при несчастных случаях на производстве. Но поскольку в одной публикации вряд ли можно осветить все аспекты этой темы, хотелось бы продолжить разговор и пойти несколько дальше.

Для начала же разберемся с количеством несчастных случаев на производстве, подлежащих учету. Это необходимо сделать, чтобы не создалось ошибочное представление о масштабах проблемы как у руководителей, других заинтересованных лиц, так и у всех читателей.

В статье говорится, что в области за девять месяцев произошло 117 несчастных случаев на производстве. Формулировка явно требует уточнения. Ведь чуть выше сообщается, что коэффициент частоты производственных травм у нас не превышает величины 3.2 (правда, без указания за какой период - скорее всего за год). Учтем: этот коэффициент отражает количество пострадавших на 1 тысячу работников, а среднесписочное количестве работников в области по результатам года - 446 тысяч. Значит, количество пострадавших на производстве за год будет никак не менее 1400 человек, а за 9 месяцев - три четвертых, т. е. более 1000. Что, кстати, подтверждается и ежегодной практикой. И все эти случаи должны расследоваться и учитываться в установленном законом порядке.

Другой вопрос, что количество травм с тяжелым и смертельным исходом составляет десятую часть от общего числа. Именно об этой категории пострадавших, как следует понимать, и шел в основном разговор в опубликованной статье.

Но пойдем дальше. Как известно читателям газеты из той публикации, расследование обстоятельств и причин таких (тяжелых) случаев должно осуществляться комиссиями в расширенном составе. В них включаются представители не только работодателя, но и государственной инспекции труда, исполнительной власти субъекта РФ, Фонда государственного социального страхования, территориального органа государственного надзора (если случай произошел на поднадзорном объекте), а также территориального профсоюзного объединения (если на предприятии действует профсоюзная организация).

Объективно возникают вопросы: зачем включается такое большое количество специалистов разных организаций, есть ли различия в их статусе, какими полномочиями обладают члены комиссии?

Да, все названные организации работают в одной сфере. Но есть и разница. Одни осуществляют государственное управление охраной труда, другие ведут надзор и контроль за соблюдением соответствующих требований от имени государства, третьи - от имени членов своих трудовых коллективов и профсоюзных организаций, четвертые же осуществляют регулирование социальной защиты пострадавших на производстве. Однако при работе в комиссиях по расследованию все они, используя специфику своей профессиональной подготовки, должны стремиться как можно более объективно установить причины происшедшего события, выявить его связь с производством, определить виновность сторон и меры предупреждения, исключающие повторение несчастных случаев по одним и тем же причинам. По сути, это глубокое коллективное изучение возникшей проблемы с разработкой алгоритма дальнейших действий для работодателя и его представителей. В такой работе все члены комиссии равны. Они должны быть равно заинтересованы в достижении результата и в одинаковой мере подчиняться распоряжениям своего председателя.

Замечу кстати: роль председателя весьма велика. Чтобы эффективно справиться со своими обязанностями, ему необходимы не только профессиональные знания, но и твердый самостоятельный характер, умение педантично работать и координировать деятельность временно вверенных (и законом, и приказом по предприятию!) ему специалистов, а также способностью к обобщениям. К сожалению, не в каждом случае председатель, который в соответствии с Трудовым кодексом назначается руководителем предприятия, обладает этими качествами. Но это, пожалуй, тема для другого разговора...

В названной статье верно отмечено, что работодатель зачастую несвоевременно делает сообщения о несчастных случаях на производстве с тяжелым и смертельным исходом или не направляет их в отдельные адреса вовсе. В результате страдают полнота и объективность расследования.

Это насущная проблема. Своевременно осмотреть место происшествия, зафиксировать и сохранить вещественные доказательства, по горячим следам опросить свидетелей происшествия - сделать все эти необходимые вещи несвоевременное сообщение может просто не позволить. Чем позднее начато расследование, тем меньше шансов установить объективную картину происшедшего, его причины, степень виновности должностных и пострадавших лиц. Тем меньше в конечном итоге шансов разработать эффективные мероприятия по безопасности труда.

Поскольку комиссии на практике создаются руководством предприятия, где произошел несчастный случай, нередко оно пытается "сбалансировать" ее состав так, чтобы уменьшить число представителей "неудобных" организаций. "За бортом" в подобных случаях чаще всего оказываются представители территориального органа профсоюзов и Фонда соцстраха. Для чего это делается? Обычно чтобы вывести из-под ответственности конкретных лиц или уменьшить объем расходов на профилактические мероприятия для предупреждения несчастных случаев в дальнейшем.

Но добиться "выгодного" решения таким путем можно только на короткое время. Когда начнется оформление страховых выплат, то пострадавший обнаружит, что ответственность переложили на него. И это самым непосредственным образом сказалось на размере выплат - они оказались значительно уменьшены. Естественно, что это вызывает резкий протест. И тут уж человек, если его права оказались ограничены, дойдет и до суда, чтобы добиться справедливости.

Чем руководствуются руководители отдельных предприятий, давая запоздалую, неполную и не во все адреса информацию о чрезвычайных происшествиях, приведших к трудовым увечьям, можно только гадать.

Конечно, это может происходить и без злого умысла - к примеру, из-за некомпетентности или халатности специалистов по охране труда, их непосредственных руководителей; из-за отсутствия должного контроля за исполнительской дисциплиной работодателей в этой сфере со стороны органов государственного надзора по соблюдению норм трудового законодательства или со стороны трудовых коллективов. Ведь не секрет, что сегодня на множестве предприятий отсутствуют не только профсоюзные организации, но и любые иные представительные органы трудовых коллективов.

С полной уверенностью можно утверждать, что там, где имеются профсоюзные организации, эффективно защищающие права своих членов, фактов задержки сообщений о тяжелых и смертельных несчастных случаях на производстве, их сокрытии не наблюдается. Наоборот, иногда информация от председателей профорганизаций опережает официальные сообщения руководителей предприятий. Здесь намного выше уровень организации расследования несчастных случаев, точнее результаты, эффективнее разработанные мероприятия. А значит, и более высока социальная защита работника.

Хотелось бы напомнить, что любая задержка сообщения о несчастном случае на производстве с тяжелыми последствиями может быть расценена как его сокрытие. И в первую очередь, сокрытие от своевременного расследования в установленном порядке. Чем это может обернуться для виновных? Денежным штрафом. В соответствии со ст. 5.44 Кодекса об административных правонарушениях РФ для должностных лиц он может составить от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда, для юридических - от 50 до 100.

Петр ИВАНЕНКО, заместитель главного технического инспектора труда Мурманского областного совета проф