Инцидент с "Электроном" не повлияет на российско-норвежское сотрудничество в области рыболовства. Это заявление заместителя министра по рыболовству и береговым вопросам Норвегии Йорна Крога прозвучало в Калининграде, где в понедельник открылась 34-я сессия совместной российско-норвежской комиссии по рыболовству. Не успели информагентства передать его, как береговая охрана страны-соседки застопорила в районе Шпицбергена еще два российских судна - "Капитан Горбачев" и "Дмитрий Покрамович". Их тоже обвиняют в нарушении правил рыболовства.

Как это следует понимать? С таким вопросом "Вестник" обратился к руководителю департамента продовольствия, рыбного и сельского хозяйства Вячеславу Зиланову.

- На мой взгляд, могут быть три объяснения. Во-первых, норвежские власти решили продемонстрировать, кто, так сказать, в берлоге хозяин. "Электрон" не подчинился - ну так мы стукнем кулаком по столу, задержим сразу два судна. Возможно, проявила рвение сама береговая охрана, которую задело, что российский траулер ушел от нее, точно Колобок. Военные посчитали необходимым защитить честь мундира и выбрали вот такой способ. Но не исключаю и того, что определенным силам выгодно, чтобы тридцатилетнее сотрудничество в Баренцевом море переросло в холодную рыболовную войну. Это, конечно, был бы самый плохой вариант. Он означал бы, что партнеры, что бы они ни заявляли, на самом деле не ищут компромисса.

- Комментируя для столичной газеты приключения "Электрона" и их правовую подоплеку, вы заявили о целесообразности создать совместный российско-норвежский центр мониторинга и контроля за рыболовством.

- Небольшое уточнение. Это предложение я высказал впервые два месяца назад - на российско-норвежский симпозиум, который состоялся в Мурманске. Такой центр мог бы вести мониторинг, осуществлять инспекцию за рыболовными судами, определять меры наказания за нарушения правил и одновременно гармонизировать законодательную базу двух стран в этой области.

- Как это может выглядеть на практике?

- Самое главное - исключить односторонность подходов. И даже подозрения в односторонности. Допустим, необходимо проинспектировать судно - на борт высаживаются двое проверяющих, наш и норвежский. И если они оба придут к выводу, что рыбаки совершили нарушение, которое требует определенных санкций, - какие могут быть возражения, кроме чисто правовых? Не будет ни побегов, ни погонь, не останется ни малейшего места для спекуляций.

- Но для этого необходимо, чтобы оба инспектора руководствовались одними и теми же законами, правилами.

- Да, это основная проблема. Пока мы ее не уладим, ситуация будет постоянно чревата конфликтами. А ведь долгое время, несмотря на некоторые расхождения, их удавалось избегать. После происшествия с "Электроном", которое подробно освещали все СМИ, пожалуй, даже в сибирских деревушках знают о Договоре о Шпицбергене от 1920 года. По нему сам архипелаг был отдан под суверенитет Норвегии. Но участники Договора имеют равные права на экономическую деятельность в этом районе, включая рыболовство. В 1977 году Норвегия объявила, что создает там двухсотмильную рыбоохранную зону.

- А откуда вообще взялось это понятие?

- Это их "новация". В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву государство может ввести двухсотмильную экономическую зону. Только вокруг Шпицбергена ее устанавливать нельзя - упомянутый договор это исключает. По-русски это называется "не мытьем, так катаньем". Но изобретенную норвежцами рыбоохранную зону почти никто не признает. Не признал и СССР. Тогда, 15 июня 1977 года, он заявил ноту протеста. Я, кстати, как раз начинал работать в Москве, в Минрыбхозе, и участвовал в ее составлении. В той ноте говорилось: "Советское правительство расценивает принятое 3 июня 1977 года решение как очередной шаг Норвегии, направленный на незаконное расширение своих прав в районе Шпицбергена, вопреки положениям Договора 1920 года, что выходит за рамки чисто рыболовных проблем. В этих условиях Советское правительство резервирует за собой возможность принятия соответствующих мер, обеспечивающих интерес СССР".

- Они установили, мы не согласились, тем не менее долгие годы никаких скандалов на этой почве вроде не было.

- Потому что велась активная дипломатическая и, что особенно важно, практическая работа. Тогда обе стороны нашли точки соприкосновения. Договорились в рамках постоянно действующей Смешанной комиссии по рыболовству (в эти дни как раз идет ее очередное ежегодное заседание), что по всему Баренцеву морю для общих запасов правила рыболовства будут идентичными. Рыба ведь границ не признает. Мы согласились с тем, что контроль будет осуществлять Норвегия. Однако меры наказания за нарушения должна осуществлять каждая сторона в отношении своих судов. И полтора десятка лет это не порождало особых проблем.

- Когда же они начались?

- После распада Советского Союза. То ли соседи восприняли это драматичное событие как сигнал, что с Россией можно особо не церемониться, то ли по другим причинам, гадать не буду, но они принялись устанавливать новые правила, ужесточать меры контроля за промыслом в районе Шпицбергена. Во что это выливается? По норвежским законам меру наказания устанавливает не инспектор, который проверяет траулер, а суд. Поэтому они каждый раз, едва заподозрят нарушение, сразу конвоируют судно в свой порт. И пока суд разбирается, идет время, рыбаки в простое, они теряют деньги. При этом норвежцы "забыли" о договоренности, что разбираться с нарушителями по их представлениям должны российские власти. Недовольство накапливалось, и вот случился инцидент с "Электроном".

- Однако нарушения правил рыболовства действительно случаются.

- Пусть кинет камень, кто сам без греха. Не так регулярно, но наши пограничники тоже ведь задерживали норвежцев. Впрочем, дело не в этом. Россия не меньше соседей заинтересована в сбережении рыбных запасов. Нарушителей - реальных - никто покрывать не будет. Но необходима объективность. А односторонний подход необъективен по определению. Мы уже добились идентичных правил рыболовства. Теперь нужно добиться одинаковых мер контроля и одинаковых мер наказания за нарушение.

- То есть речь снова о совместном центре мониторинга и контроля за рыболовством. Но ведь это будет еще одна чиновничья надстройка, на которую потребуются средства.

- Минимальные. У каждой из наших стран есть свои органы, занимающиеся проблемами рыболовства, речь о том, чтобы скоординировать их действия на постоянной основе, наладить деловой обмен текущей информацией. Нужен объединяющий центр. Знаете, у человеческого мозга есть два полушария - правое и левое. В том что касается проблем рыболовства, сейчас они как бы работают порознь. А ведь вместе, пожалуй, было бы эффективнее.

Публикации по этой теме:

Морской протест чуть не обернулся тараном "Мурманский вестник" от 19.10.2005

Недетские игры на свежем воздухе "Мурманский вестник" от 20.10.2005

Голову с плеч или Да здравствует? "Мурманский вестник" от 22.10.2005

Кто в море хозяин? "Мурманский вестник" от 26.10.2005

Пора объединить два полушария "Мурманский вестник" от 26.10.2005

Карманы вывернешь - иди домой "Мурманский вестник" от 28.10.2005

Приключения "Электрона": продолжение последовало "Мурманский вестник" от 02.11.2005

Капитан Яранцев ищет защиты в Страсбурге "Мурманский вестник" от 20.01.2009

Беседовал Владимир НИКОЛИН.