Одним из самых серьезных препятствий на пути развития нашей страны в своем послании Федеральному Собранию, прозвучавшем в среду, Президент России назвал коррупцию. Как он отметил, несмотря на предпринимаемые усилия, нам до сих пор не удалось ее устранить.

ЗАКОН НА ДНЕ ЛЕТЫ...

Об этой беде юристы, социологи, экономисты и журналисты написали тысячи статей и книг. Кажется, сказано уже все. Но опухоль продолжает расти, ее метастазы, похоже, проникли всюду. С ними сталкивается и предприниматель, вынужденный нести подношение чиновнику, и простой обыватель, которому необходимо получить какую-нибудь справку. Почему борьба с этой болезнью не приносит результатов? Об этом мы недавно беседовали с подполковником Юрием Безкоровайным, исполняющим обязанности начальника управления по борьбе с экономической преступностью УВД области.

- К уголовной ответственности привлекаются чаще всего госслужащие и представители власти лишь низовых звеньев. Хотя, конечно, есть и исключения, но они редки, - считает он. - Низкая эффективность противодействия коррупции и ее главному элементу, взяточничеству, - это результат того, что нет должного контроля со стороны государства за источником доходов должностных лиц. И еще: отсутствуют соответствующие уголовно-правовые меры.

Иными словами, не хватает соответствующего закона. Действительно, почти 15 лет где-то в недрах власти увязают проекты закона о борьбе с коррупцией. Первый еще в начале 90-х пытался поставить на службу обществу тогдашний Верховный Совет. Мне удалось в свое время взять интервью у приезжавшего в Мурманск видного юриста и политика Асламбека Аслаханова, одного из разработчиков того документа. Он рассказал, сколько пришлось преодолеть препятствий, которые чинили тогдашние ретивые "реформаторы", почувствовавшие беспредельную свободу распоряжаться собственностью государства. И все же закон практически единогласно (при одном воздержавшемся) был принят. Чтобы он вступил в силу, оставалось поставить подпись президенту Ельцину. Но у него на столе документ и остался... Потому уже Госдума разработала новый проект. На сей раз закон не одобрил Совет Федерации. Шли годы, менялись составы правительства и парламента, а закон о борьбе с коррупцией как канул в Лету, так, видимо, и лежит на ее дне. Не нужен он был чиновникам тогда, не нужен, похоже, и сейчас.

Более того, в последние годы Уголовный кодекс подвергся такому пересмотру в сторону либерализации, что диву даешься. К примеру, из него изъяли такую норму, как конфискация имущества, применявшаяся ранее к преступникам, осужденным за экономические преступления и за взятки. То есть мздоимец, которому особо не повезло и пришлось несколько лет провести на нарах, возвращается с них в хоромы, заработанные "непосильным трудом". Стоит ли удивляться, что коррупция, взяточничество расцвели махровым цветом?

Правда, в последнее время правоохранительные органы активизировались и стали вытаскивать на свет божий разного рода коррупционеров и расхитителей. Гремят по стране то дело оборотней в погонах, то таможенные дела, время от времени трясут нечистых на руку госчиновников. Примет ли очищение системный характер, удастся ли добраться до корней, не ограничится ли все отдельными показательными процессами? Об этом судить рано, хотя и хочется надеяться на лучшее. И важным шагом на этом пути, думается, все-таки должно стать появление эффективного антикоррупционного закона.

ПОЯВИЛАСЬ НАДЕЖДА

Как уже сообщал "Вестник", в этом году за получение взяток осуждены несколько крупных по меркам области чиновников. Напомним вкратце, за что и какой срок "заработал" каждый из них.

Павел Должанов, возглавлявший управление Россельхознадзора по Мурманской области, осужден 31 марта за взятку более 8 тысяч евро и приговорен к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима с выплатой крупного штрафа. Кроме того, он лишен звания "Заслуженный ветеринарный врач РФ".

Семь лет в колонии строгого режима за вымогательство и получение взятки в 10 тысяч долларов США назначил областной суд 5 апреля Александру Киссу, занимавшему должность председателя Фонда имущества Мурманской области. Он тоже должен выплатить крупный штраф.

11 апреля состоялся приговор по делу Александра Виноградова, бывшего теперь уже начальника Оленегорского горотдела внутренних дел. Этот "страж порядка" не только методично вымогал взятки у предпринимателей, но собирал мзду даже со своих подчиненных. Он получил 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Об этом случае, о том, как его выявили, будет рассказано ниже.

В середине прошлого года еще был схвачен за руку также Андрей Горшков, который исполнял обязанности начальника Оленегорского отдела регистрации прав управления Федеральной регистрационной службы по Мурманской области. И взятка-то, на которую он позарился, была смехотворна - две тысячи рублей. Но дело ведь не в сумме, а в принципе: за сколько бы ни продавался госчиновник, он в любом случае подрывает авторитет власти. Он получил два с половиной года лишения свободы условно.

В прошлом году за взятку был осужден и Виктор Демчук, бывший начальник Октябрьского ОВД. Он приговорен к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Понятно, что пока далеко не все лица, обладающие солидной властью и не постыдившиеся этой властью торговать, получили по заслугам. Но дело, кажется, сдвинулось с мертвой точки. Это мнение не только журналиста. Мне довелось побеседовать с сотрудниками прокуратуры области, управления по борьбе с экономическими преступлениями и отдела собственной безопасности УВД, многими следователями, оперативниками. Они в последнее время как-то ожили, говорят, что после упомянутых громких процессов, прошедших в наших судах, появилась надежда на то, что с коррупцией можно бороться.

НАЧИНАЕТСЯ С "МЕЛОЧИ"

Разумеется, большинство тех, кого привлекают к ответственности за взятки и злоупотребление служебным положением, то есть за главные элементы коррупции, не занимают видных постов. И взятки их соответственно помельче. Но ведь все и начинается обычно с мелочи. Где 300 рублей, где дорогой коньяк, где другой подарок, а там все больше и все ценнее, аппетиты растут. Главное - начать.

В прокуратуре и УБЭПе мне дали списки лиц, привлеченных к уголовной ответственности в последние два-три года за взяточничество и вымогательство. Списки впечатляют, в них десятки людей. Впрочем, уточню, - подозреваемых. Не все они подверглись уголовному преследованию. Хотя немало схвачено за руку, а многие уже осуждены.

Какие же категории более других подвержены взяточничеству? К сожалению, работники милиции (чаще - ГАИ) и, что не менее печально, медики, то есть представители самой гуманной профессии.

Самое популярное деяние у людей, запятнавших свои белые халаты, - выдача липовых справок и больничных листов. Цены в тех случаях, с которыми мне удалось ознакомиться, варьируются от 300 до 1500 рублей. Наказание за это обычно бывает условным. А иногда уличенному и вовсе удается его избежать.

Например, суд не назначил никакого наказания заведующему отделением профилактики Апатитской горбольницы Евгению Михайлюку - в связи с деятельным раскаянием подсудимого. Тот установил таксу на выдачу фиктивных справок: 300-350 рублей. Справок на право вождения транспортного средства. Мелочь? А если задуматься о возможных последствиях? Известен же трагический случай, происшедший в Хабаровске: водитель с очень плохим зрением получил липовую медицинскую справку за взятку. И вскоре его автобус попал в тяжелую аварию, в которой погибли люди... Кстати, Михайлюк фигурировал и в другом деле - связанном со справками, необходимыми для получения права владеть огнестрельным оружием. Но тут следствию не удалось довести дело до конца, прокуратура изъяла это уголовное дело и прекратила его за недостаточностью улик.

Да, подобные взятки не поражают воображение размерами. Но они опасны, во-первых, тем, что если не остановить взяточника и взяткодателя, то преступление будет распространяться, как зараза. Во-вторых, такие деяния затрагивают здоровье и благополучие людей. И к ним поэтому надо подходить с особой меркой строгости.

И ЗАЩИТА ТОЖЕ...

Более всего выявили и задержали взяточников и вымогателей из числа работников милиции сами же работники милиции - сотрудники ОСБ, то есть отдела собственной безопасности УВД области. Когда-то это подразделение называлось инспекцией по личному составу и входило в отдел кадров. В 60-80-е годы оно в основном занималось разбором жалоб трудящихся на работников милиции. Теперь спектр задач (и возможности тоже) значительно шире. Об этом мне рассказал старший оперуполномоченный по особо важным делам ОСБ Денис Рипаков.

Между прочим, одна из главных задач отдела - защита сотрудников милиции от уголовников, которые нередко угрожают расправой - и не только им самим, но и их родственникам.

- Был случай, - вспоминает Рипаков, - когда на одного оперативника готовилось покушение. Группа бывших судимых хотела с ним расправиться. Одного из них наш опер когда-то задерживал, и тот был осужден. Теперь он со своими приятелями решил отомстить. Нам об этом сообщил человек, который случайно услышал их разговор. Естественно, наши сотрудники начали розыск. Установили всю группу, вызвали в УВД и провели беседу, предупредили. Они поняли, что их в покое не оставят, и отказались от своих намерений. Конечно, был поставлен в известность и сам оперативник. Мы его незаметно охраняли, когда шли мероприятия по розыску и работе с группой... Любое обращение к нам сотрудника милиции по поводу угроз в его адрес не остается без внимания. Мы сразу же проводим мероприятия с использованием современной спецтехники и устанавливаем лиц, которые угрожают. Многие уголовники это уже усвоили...

ОСБ защищает своих коллег и от тех, кто сует милиционерам взятки. Таких случаев немало, но ведь честных людей в органах внутренних дел, как и в других организациях, больше, чем негодяев. Мне не раз приходилось беседовать с оперативниками, следователями, которые рассказывали, как их пытаются подкупить. И как они вызывают своих сослуживцев, чтобы зафиксировать такой момент. Сейчас им на помощь пришли сотрудники ОСБ.

В управлении по борьбе с экономическими преступлениями вспоминают случай, происшедший не так давно: на Кильдинском посту сотрудники ГИБДД задержали КамАЗ с четырьмя тоннами файнштейна. Документов на груз у водителя не оказалось. Тогда милиционеры отогнали машину к Кольскому РОВД и передали сотрудникам ОБЭПа.

Разбираться с этим случаем начал оперуполномоченный Леонид Дубовиков. Быстро приехал хозяин автомобиля и файнштейна некто Сергеев, занимавшийся торговлей металлом. В ходе разговора с опером он предложил ему взятку. Дубовиков, опытный сыщик, сказал, чтобы тот принес деньги на следующий день. А сам сразу же написал рапорт на имя начальника РОВД.

Сергеев явился, как было условлено, с деньгами. Но его встретил не только Дубовиков, но и другие бравые ребята. Затем состоялся суд, и взяткодатель получил три года условно.

А начальник ОБЭПа Кандалакшского горотдела милиции Игорь Гиринович рассказал мне такую историю. Его подчиненные проверяли деятельность фирмы, торгующей мебелью, выявили немало нарушений. И вот как-то в кабинет Гириновича заходит один из руководителей этой фирмы Пакулин и предлагает 700 долларов за прекращение проверки... Взяткодатель был задержан. Потом суд учел его раскаяние и назначил ему штраф в 25 тысяч рублей. Можно сказать, легко отделался, но, как известно, главное не тяжесть наказания, а его неотвратимость.

Таких случаев, когда милиционерам суют взятки, подачки, подарки, немало. И к чести наших стражей порядка, большинство не просто отказывается, а ловит за руку взяткодателей. Но есть и те, кто из своей профессии сделали кормушку.

ПРЕДАТЕЛЕЙ ВЫЯВЛЯЮТ САМИ

Самая сложная и ответственная из задач ОСБ, как подчеркивает Денис Рипаков, - выявлять предателей в собственной среде. Только за прошлый год было возбуждено 50 уголовных дел в отношении сотрудников милиции. По ним проходят 30 человек, то есть за некоторыми числится не одно нарушение. 16 уже осуждены. В этом году за четыре месяца возбуждено 18 уголовных дел.

- Процесс разработки подозреваемого очень сложен, - рассказывает Денис Александрович. - Вот как, к примеру, мы разоблачили Виноградова - бывшего начальника Оленегорского горотдела. Поступила информация, что он берет взятки. В том числе и мзду со своих подчиненных. Сотрудники нашего отдела выехали в Оленегорск. Стали проверять, встречаться и с работниками коммерческих структур, и с сотрудниками горотдела. Нашли человека, у которого Виноградов вымогал взятку в 15 тысяч рублей. Побеседовали. Он написал заявление, где изложил ситуацию. Постепенно выявили и других лиц, у которых Виноградов требовал деньги. Пригласили их в прокуратуру. Они не стали скрывать факты. После этого мы задержали начальника горотдела. И тогда уже, узнав об этом, к нам пошли и пошли его подчиненные, рассказывая о незаконных приказах, о требовании отдавать ему половину, а то и более суммы материальной помощи... Дело оказалось сложным, многоэпизодным. Но и наказание он получил суровое - 10 лет лишения свободы.

Рассказал Денис Рипаков и о других случаях разоблачения продажных "стражей порядка". В 2004 году по материалам ОСБ были привлечены к уголовной ответственности и осуждены оперуполномоченный горотдела Полярных Зорь О. Сафронов, инспектор ДПС Мурманска А. Кожаев и следователь Октябрьского ОВД Н. Холодов. Сафронов, к примеру, брал взятки с работников магазинов, где выявлял наличие контрафактной продукции. Во время передачи очередной взятки в 10 тысяч рублей (она происходила в Мурманске у гостиницы "Арктика") сотрудники отдела его и задержали.

- Немало нарушителей, - продолжает Денис Александрович, - мы выявили и среди работников ГИБДД. Из тех 50 уголовных дел, о которых я говорил, 14 связаны именно с ними. Взятки берут и на постах, и на дорогах. К примеру, 27 января наши ребята задержали инспектора ДПС, который на посту, что находится на Кольском проспекте возле автозаправки "Экспонефть", получил взятку. Кстати, таких мздоимцев руководство ГИБДД тотчас увольняет, как только мы представляем свои материалы... А в этом году возбуждено многоэпизодное уголовное дело против двоих сотрудников Мурманского вытрезвителя. Один из них обирал пьяных - похищал деньги и ценности, другой избивал попавших туда, надевал наручники. Жалоб поступало немало. Мы работали долго. Не так-то просто выявить злодеев. Кстати, в вытрезвителе есть видеосистема, которая должна фиксировать все действия персонала. Но эти двое, когда занимались своим "делом", ее выключали. Однако мы нашли способ их разоблачить. В этом помог один из попавших туда мурманчан.

КАДРОВЫЙ ВОПРОС

В конце нашей беседы с Денисом Рипаковым я спросила его, как же в милиции подбирают кадры. Насколько известно, сейчас в нее не очень-то стремятся, в том числе и выпускники юридических вузов - все больше идут в прокуратуру, суды, где много платят...

- Нет, - возразил оперативник. - Уже произошел перелом. И в органы внутренних дел наметился конкурс. Этому способствовало, в частности, то, что за последние годы зарплату милиции повысили. Среди желающих много девушек. Они в основном претендуют на должности следователей и инспекторов по работе с детьми. И отбор кандидатов у нас очень строгий. Мы проверяем не только его самого - его связи, знакомства, привычки, пристрастия, но такой же проверке подвергаются и его родственники и друзья. Нельзя, чтобы в милицию попали люди, которые связаны с криминалитетом или имели криминальное прошлое. Как недопустимо, чтобы в органах внутренних дел служили те, кто своей целью ставят наживу... В ОСБ сейчас достаточно оперативников, которые быстро выясняют личность кандидата. Кроме того, мы приобрели уникальный прибор - биорезонансный. Он выявляет тех, кто употребляет наркотики, а также тех, кто не прочь крепко выпить. Такие нам, естественно, не нужны.

Я слушала Рипакова и думала, что и нам, журналистам, надо больше писать о работниках милиции - о тех, кто честно трудится, не считаясь со временем, сутками пропадая в засадах, подставляя головы под пули в Чечне, забывая подчас об отдыхе и о семье. Но и о тех, кто пренебрегает почетным званием сотрудника милиции, променяв его на позорное "преступник". Побольше бы таких материалов в газетах. Профилактика - дело хорошее, эффективное.

Зарема БОРОВАЯ