За отечественным фармацевтическим рынком закрепилась не самая лестная репутация. Нарушения, вскрытые в деятельности федеральных ведомств, связанных с реализацией государственной программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), дали дополнительные аргументы тем, кто считает, что государственный контроль в этой сфере должен стать гораздо более жестким. Только такой поможет выявить допущенные ошибки и создать барьер для корыстных манипуляций.

Как известно, предприятия, цены и тарифы которых подлежат государственному регулированию, находятся под надзором различных ведомств. Правом контроля за их деятельностью (вне зависимости от форм собственности) наделен и комитет по тарифному регулированию Мурманской области. В его поле зрения находится в том числе контроль за формированием цен на лекарственные средства.

Для разных их видов существуют разные планки торговой надбавки. Что касается препаратов, адресованных федеральным льготникам, то Росздравнадзор установил предельный уровень надбавки для каждого региона. Для Мурманской области, например, это 53 процента. Такую же планку установило областное правительство при формировании цен на лекарства для региональных льготников.

Комитет по тарифному регулированию постоянно проверяет и поставщиков, и аптеки, насколько аккуратно они соблюдают все действующие требования. По словам его председателя Анатолия Виноградчего, грубых нарушений в ценообразовании не обнаружено. Да и особых проблем в ходе проверок не возникало. До тех пор, пока проверяющие не пришли в Мурманский филиал петербургского ЗАО «Северо-Запад». Он снабжает аптеки области целым рядом лекарств по программе ДЛО, а с прошлого апреля - и по региональной программе.

В начале февраля сотрудники комитета отправились в филиал «Северо-Запада», чтобы проверить соответствие нормам цен, которые оно устанавливает на все лекарства, включая льготные. Однако не тут-то было. Как рассказывает завсектором контроля комитета Елена Высоцкая, необходимых документов им не дали. Причем вместе с контролерами был и старший помощник прокурора Кольского района (там находится филиал), которого с той же целью направила областная прокуратура. Между прочим, по закону его служебное удостоверение дает право доступа к любым запрашиваемым документам.

Ничего необычного в альянсе проверяющих не было, как и в выборе объекта. Так уж совпало по графику проверок. Совместные рейды государственных структур, наделенных правом контроля и надзора, - дело вполне рядовое. А вышла история с каким-то детективным оттенком.

По словам сотрудников облкомитета по тарифному регулированию, главный аргумент, который привела директор филиала Ирина Акимова, не подпустившая представителей органов власти к документам, звучал так: она защищает коммерческую тайну.

- Нас интересует лишь один вопрос: по какой цене приобрел поставщик товар и по какой реализует. То есть какой процент надбавки фактически применил, - поясняет Анатолий Виноградчий. - То, что произошло в Мурманском филиале «Северо-Запада», - нонсенс. Никогда никаких препятствий для проверок нам не чинили ни в «Протеке», ни в «Нордмедсервисе», ни в «РОСТА»

Головное предприятие, зарегистрированное в Питере, на официальный запрос комитета о предоставлении необходимых документов предпочло промолчать. И все же бригаде проверяющих удалось в них заглянуть.

- Через помощника прокурора выборочно нам все-таки дали документы, касающиеся применения цен на льготные лекарства, - его полномочия распространялись только на них. И то дали лишь на два часа, пока он их тоже изучал. Мы посмотрели только то, что успели. Нарушений в них не увидели. Но много ли можно было за это время сделать? На других предприятиях работа порой занимала до недели... И к проверке цен на остальной товар - а это львиная доля реализуемого - нас опять не допустили. Просто выставили за дверь, - рассказывает Высоцкая.

В подобном случае представители органов госвласти согласно Кодексу об административных правонарушениях имеют основание составить на руководителя соответствующий протокол. Однако и этого сделать не удалось, и вновь по странной причине: Ирина Акимова отказалась предъявить документы, удостоверяющие личность.

Так что третья встреча с директором филиала состоялась уже в областном комитете, где и был составлен протокол с соблюдением всех процессуальных требований.

Акимова, впрочем, остается при своем мнении:

- Мы не являемся юридическим лицом. Весь товар поступает из головной организации - все вопросы к ней. Документы, которые я могла показать по предписанию прокуратуры, я предоставила. По региональной льготе нас проверяет облкомитет по здравоохранению. По федеральной льготе - территориальный ФОМС. Что касается коммерческих продаж, то нас не имеют право проверять, потому что цены на них формирует головная организация. Наш филиал - грузоотправитель, продавец же - ЗАО «Северо-Запад». Какую наценку оно делает, я не знаю. А мы здесь никому не препятствуем. Комитет по тарифному регулированию это понять не хочет.

- Нет такого понятия, как «коммерческая продажа», а есть «реализация лекарственных средств», - пожимает плечами Елена Высоцкая. - В соответствии с положением о комитете, утвержденным правительством области, мы имеем право проводить такие проверки на территории региона. Но раз в филиале этого не принимают во внимание, придется объяснять через суд.

Препирательства длятся уже второй месяц. За это время наконец откликнулся заместитель генерального директора головного предприятия господин Колунов. Правда, из пространного ответа, который он прислал, как говорят сотрудники комитета, можно понять только одно: «Северо-Запад» не имеет намерений раскрывать органам госвласти свои коммерческие тайны.

Кто прав, определит, конечно, суд, в который комитет уже направил для рассмотрения протокол об административном нарушении. Но как бы ни развивалась дальше эта ситуация, трудно избавиться от недоумения: зачем прятать свидетельство своей правоты? К чему скрывать документы, которые демонстрируют, что предприятие свято соблюдает установленные госорганами нормы? Ведь ясно же, что стоимость лекарств, их доступность - для нашего общества тема нынче весьма острая, если не сказать болезненная. И в такой ситуации добросовестному бизнесмену, пожалуй, даже выгоднее заручиться лишним свидетельством проверяющих о том, что у него все в порядке.

Жаль, что на этом предприятии, судя по всему, считают иначе. Может ведь получиться как в том анекдоте: ничего не нашли, а осадок остался... Но это только от самого предприятия и зависит.

Ольга НУРЕЕВА.