Баренцево море встретило неласково. Косой не то дождь, не то снег, пронизывающий ветер и волнение в три балла. Зеленоватые волны, пена, тревожные птичьи голоса. В этом месте в августе 2003-го была такая же погода. Тогда при транспортировке к месту утилизации здесь затонула атомная подлодка с десятью моряками на борту. Спасти тогда смогли лишь одного члена команды, еще двух вытащили мертвыми, остальные, как считается, до сих пор находятся в лодке, ставшей им саркофагом.

Кто виноват в трагедии, как могла затонуть лодка, находившаяся в пределах видимости буксира и спасательного катера, в пяти километрах от берега, и, главное, почему на ржавой АПЛ, шедшей на понтонах, вопреки логике находился личный состав - эти вопросы суд задавал тогда первым лицам флота. Перед теперешним командованием стоят иные вопросы: как поднять погибший корабль, предать земле тела моряков и утилизировать «железо» и спящий реактор.

Дело осложняет то, что толща воды над субмариной - 237 метров. Опыта подъема судов с такой глубины в мире нет. Разработать схему работы предстоит КБ «Малахит» - проектанту погибшей лодки. Но для этого предварительно необходимо дотошно изучить состояние корабля и оценить степень потенциальной опасности реактора при подъеме. Задача не из легких, поэтому и выполнять ее решено сообща. В рамках программы Арктического военного сотрудничества по вопросам окружающей среды («АМЕС»), которую не первый год реализуют Россия, США, Норвегия и Великобритания, ведется работа по подъему атомных судов с грунта северных морей. Проект касается и «Б-159» (именно так стала официально именоваться лодка после вывода из боевого состава, хотя в прессе по привычке называли ее «К-159») - последней потери Северного флота.

В понедельник закончилась двухнедельная операция по радиационно-экологическому обследованию погибшего корабля. Это первый шаг к подъему лодки. Для этих сложных работ британцы предоставили научно-исследовательское судно «Альянс» и управляемый подводный аппарат «Тритон», с помощью которого разработанные российскими учеными датчики были закреплены на АПЛ. Часть собранной ими информации уже обрабатывается, а некоторые приборы были установлены на срок от года до полутора лет. Они позволят непосредственно перед подъемом лодки получить данные о происходящих на ней процессах. Уникальная аппаратура разработана специально для этой операции и считывает информацию не только с легкого, то есть внешнего, корпуса лодки, но и с прочного, а также внутри самого корабля и непосредственно в реакторном отсеке. Кроме того, ученые взяли пробы грунта и морской воды на разных глубинах в районе затопления лодки.

- Анализ состава и концентрации радионуклидов в морской воде и донных отложениях будет полностью готов в октябре, - сообщил Андрей Королев, представитель Курчатовского института, координатор работ с российской стороны. - Тогда и будет принято решение о возможности подъема лодки и его способе. Впрочем, уже понятно, что радиационная обстановка на АПЛ и прилегающей территории нормальная. Все спокойно. Что касается хода операции, то она прошла безупречно, сотрудничество с британскими учеными было конструктивным, вместе мы преодолели многие трудности.

Российские военные профинансировали проведенные работы, а также предоставили ученым корабли сопровождения. В день завершения операции ее участников поблагодарил командующий Северным флотом адмирал Владимир Высоцкий. На большом противолодочном корабле «Адмирал Левченко» он прибыл в район гибели «Б-159». На воду был спущен венок, выстроившийся на палубе экипаж почтил память моряков минутой молчания.

После траурной церемонии командующий встретился с журналистами.

- Разговор о подъеме лодки ведется все четыре года с момента ее гибели, - сказал он. - Главное для нас - предать земле тела подводников. Кроме того, атомное судно в принципе не должно лежать на морском дне. Его надо утилизировать как полагается. Но денег на весь комплекс работ у флота нет. Поэтому помощь зарубежных партнеров очень ценна.

По мнению Высоцкого, затраты на подъем лодки выльются не меньше чем в полтора миллиарда рублей. Но окончательная сумма будет ясна после разработки проекта.

Адмирал сделал еще одно немаловажное заявление:

- Успешная международная операция еще раз подтвердила: у нас есть реальные перспективы для выработки концепции совместной работы по спасению на море.

Впредь отечественный флот намерен прибегать в случае надобности к оперативной помощи иностранных спасателей. А значит, возможно, станет меньше жертв «нештатных ситуаций». Впрочем, и российские службы спасения становятся более современными.

- Мы изменили сам подход к обеспечению безопасности, вводим в эксплуатацию новейшие спасательные комплексы, - сообщил Владимир Высоцкий. - Иными способами ведется теперь и транспортировка лодок на утилизацию. И главное - присутствие личного состава на этих судах просто исключено!

Итак, уроки из трагедии извлечены. А сейчас главная задача - отдать долг памяти ее жертвам. Есть надежда, что их тела наконец предадут земле. Ученые хоть и опасаются давать точный прогноз, но предполагают: скорее всего, «Б-159» будет извлечена из глубин Баренцева моря. Ее реактор сейчас безопасен и подлежит утилизации.

Татьяна БРИЦКАЯ.