Вспоминая о своем детстве, Надежда Петровна то и дело прерывает разговор, чтобы перевести дыхание, с трудом сдерживает слезы и продолжает рассказывать. О том, что пришлось пережить ей, маленькой узнице фашистского концлагеря, о том, как после освобождения оккупированной территории работала вместе с такими же девчонками и мальчишками в одном из колхозов Воронежской области, как они верили в победу, мечтали о простых детских удовольствиях и радостях.

Бывшие дети военного лихолетья за всю свою большую жизнь научились справляться с болью воспоминаний. Но кто думал, что возвращаться к прошлому, к детским страданиям и страхам - в мельчайших подробностях - заставит чья-то бюрократическая черствость?

Надежда Петровна говорит, что не стала бы публично перелистывать страницы своего нелегкого детства, а оставила бы их только для самых близких ей людей, не будь на то серьезных причин. Да и не в ее характере привлекать внимание к собственной персоне. Ведь таких, как она, кто своим трудом в колхозе ли, на заводе вносил вклад в победу над врагом, были тысячи.

Но когда Надежда Петровна Плужник решила документально засвидетельствовать, что в общенародном победном деле есть и ее маленькая частичка, она столкнулась с такой юридической казуистикой, чиновничьим недоверием, что поняла: одной стену не прошибить.

- Внучка у меня еще маленькая, но время летит быстро - и у нее дети когда-то появятся, а у них свои. Вот и хочется, чтобы все они помнили о том, что и я во время войны работала на фронт, - так объяснила мурманчанка чиновникам свое стремление получить удостоверение «Ветеран Великой Отечественной войны». На него сегодня имеют право и труженики тыла.

Как подчеркивает Плужник, никакого умысла получить прибавку к пенсии или какие-то дополнительные социальные льготы у нее нет. Ведь ей и так установлено максимально возможное повышение пенсии как бывшему несовершеннолетнему узнику и труженику тыла. (Тут, пожалуй, требуется пояснение. Учитывая, что в период Великой Отечественной войны очень многие дети работали без документального оформления, указом президента РФ от 31 декабря 1993 года пенсии были повышены всем гражданам России, родившимся до 31 декабря 1931 года, как совершившим в детском возрасте трудовой подвиг.)

- Ведь в жизни человека, кроме денег, корысти, есть и другие ценности. Лично для меня радость, что наш детский труд не забыт, что я ежегодно получаю поздравления с Днем Победы от президента России. Вполне естественно, что хочу на законных основаниях иметь официальный документ «Ветеран Великой Отечественной войны».

Но чтобы просьба, с которой Надежда Петровна обратилась в управление Пенсионного фонда в Октябрьском округе, была удовлетворена, мурманчанке пришлось идти в суд.

В октябре прошлого года в управлении фонда ее заявление принять отказались - сообщили, что выдачей ветеранских удостоверений занимается комитет соцзащиты. Там, в свою очередь, ответили: получить документ она может только после того, как Пенсионный фонд зачтет ее стаж работы в годы войны. Но в фонде вновь отказали: мол, у заявительницы нет документов, подтверждающих, что она в несовершеннолетнем возрасте была нанята на работу в колхоз имени Сталина Ольховатского района Воронежской области.

Позднее, уже в суде, представители фонда объясняли, что они руководствуются нормами действующего трудового законодательства. В кассационной жалобе на решение Октябрьского суда, которое было вынесено все же в пользу Натальи Петровны, ответчик подробно изложил статьи кодексов законов о труде начиная с 1922 года. Получилась прямо-таки антология трудового права. Суть приведенных статей одна: трудовые отношения можно заключать лишь с лицами, достигшими 16 лет, и лишь в отдельных случаях - с 14 и 15 лет. Соответственно, и стаж исчисляется не раньше указанного возраста.

А раз так, то нельзя признать, что Надежда Петровна работала ребенком в годы войны. Тем более что при отсутствии документов необходимы свидетельские показания людей, которые были взрослыми в то, военное, время. Только вот где найти таких свидетелей? Многие ли дожили до наших времен? Можно, конечно, принести и справку из архива, только и он в колхозе не сохранился. Получается, тупик?

Начальник отдела управления Пенсионного фонда Мурманской области Сергей Гончаронок пояснил, что преступить нормы законодательства никто не вправе:

- Мы - государственное учреждение, которое исполняет закон. Если хотите помочь Надежде Петровне, выходите с предложениями в Госдуму об изменении законодательства. Понимаю, что тогда шла война, но то, что с ней не заключили трудового соглашения, - это нарушение. Отчасти и поэтому указом президента РФ всем несовершеннолетним труженикам тыла и была повышена пенсия, - констатировал Сергей Антонович. Только кто ж в военную годину спрашивал,

сколько лет мальцам и девчушкам, что заменили в цехах заводов и фабрик, на полях и фермах ушедших на фронт. Закон тогда для всех был един: отстоять Родину.

Когда в суде были представлены показания женщин, которые в свои юные годы вместе с Плужник работали с 6 утра и до позднего вечера на полях и фермах того самого колхоза, Надежде Петровне задали вопрос: не может ли она (а ей уж самой 76 лет) назвать в качестве свидетелей тех, кто в то время был взрослым? Так как ее сельским подругам «доверять» нельзя - они тоже были несовершеннолетними. Услышав это, пожилая женщина чуть дар речи не потеряла: «Да кто ж из них столько прожить мог, если из взрослых с нами только старики работали, которые еще могли передвигаться!»

При этом в кассационной жалобе Пенсионного фонда не сказано о том, что речь идет о человеке, жизнь которого была подчинена «особым обстоятельствам» (в юриспруденции применяется такое понятие), то есть условиям военного времени.

Возможно, спор Надежды Петровны с чиновниками так бы ни к чему и не привел, не обратись она за помощью к юристам Мурманской региональной общественной организации «Центр защиты прав и свобод». В итоге в июне этого года судебная коллегия по гражданским делам областного суда на основании закона РФ «О ветеранах» признала правомочным решение районного суда о том, что управление Пенсионного фонда РФ в Октябрьском округе обязано включить в трудовой стаж Плужник период ее работы в тылу.

Но и на этом тяжба с государственным органом для пожилой женщины, похоже, не закончилась. Названное управление не торопится исполнять решение суда. Пенсионерку предупредили, что фонд намерен передать определение суда в порядке надзора в высшую инстанцию: мало ли что... Так что трудно сказать, скоро ли Плужник получит удостоверение.

Кстати, воронежские землячки Надежды Петровны, с которыми она работала бок о бок, такое же удостоверение получили. Без всяких судов и проволочек...

Видимо, там, в Воронеже, другие законы.

Или другие чиновники?

Ольга НУРЕЕВА.