Это не бред сумасшедшего, а вполне реальная схема приобретения недвижимости в Мурманске. Только несведующие граждане думают, что жилье в областном центре оценивается в суммы, как минимум, с шестью нулями. А так называемым "черным риелторам" хорошо известно, что найти клиента, желающего "обменять" свои квадратные метры на 20 бутылок водки, вполне возможно.

"Лихие" 90-е годы, слава богу, закончились. Теперь "черные риелторы" уже не отвозят своих клиентов-алкоголиков на "ленинградку", не травят втихаря техническим спиртом. Есть другие пути для мутных сделок, и все они укладываются в рамки закона...

- Я родился в Мурманске, после армии на стройке "пахал". Семья у меня была. Предприятие квартиру выделило. А потом вся эта чехарда с горбачевскими перестройками началась. Работы нет - я выпивать стал. Жена с сыном уехали к родственникам в Украину. Вот тогда я конкретно "сел на стакан". За жилье, естественно, не платил несколько лет. Счета за 200 тысяч перевалили. Грозились меня выселить. А тут приходит ко мне господин хороший и предлагает, мол, долги твои погашу и другое жилье тебе найду. Правда, в области. Обещал помочь с переездом и даже мебель кой-какую дать. Не обманул. А когда я в Оленегорске обосновался, тот господин мне еще в подарок ящик водки привез. Вот какой хороший человек!

Рассказывая о своем житье-бытье, бывший мурманчанин, а ныне обитатель оленегорских трущоб Иван нисколько не раскаивается, что по собственной вине потерял жилье в областном центре. Вряд ли Иван задумывается и о том, сколько барышей наварил на его квартире тот самый "господин хороший". Попробуем посчитать? Ванина квартира в Ленинском округе Мурманска на сегодняшний день стоит около 1 миллиона рублей, а "конура" на окраине Оленегорска, в которую его переселил "благодетель", - от силы 150 тысяч. Если отнять затраты на погашение долгов Ивана по ЖКХ, переезд и стоимость ящика дешевой водки, то получается - за одну такую сделку риэлтор положил себе в карман около 600 тысяч (а то и поболе!) рублей.

Этот архивыгодный бизнес привел к тому, что в последнее время во многих небольших городах Мурманской области появились целые кварталы, заселенные алкоголиками, бичами, судимыми и прочими неблагополучными категориями граждан, которые за бесценок продали свое жилье в столице Заполярья. Правоохранительные органы населенных пунктов, расположенных в отдалении от областного центра, хватаются за голову. Что и говорить, нашествие переселенцев резко ухудшает и без того сложную криминогенную обстановку.

- У нас в Оленегорске самый сложный участок - так называемый старый город, - говорит исполняющий обязанности начальника отделения участковых Олег Мартинович. - Район, в котором почти все дома относятся к ветхому или аварийному жилому фонду, мурманские риелторы облюбовали несколько лет назад. Чтобы как-то сдерживать рост бытовой преступности, в старом городе милицейские патрули несут службу в уплотненном режиме. А добропорядочные оленегорцы не то что не селятся там, а лишний раз и появиться боятся на этих улицах...

Чтобы не быть голословным, Олег Венедиктович согласился провести мне небольшую экскурсию по местной "зоне отчуждения".

Центральный проспект Оленегорска носит имя "Ленинградский". Он и прилегающие улицы - это парадная сторона города. Красивая площадь с фонтаном перед Дворцом спорта, чистые тротуары и отремонтированные фасады...

Но стоит пересечь невидимую границу, и кажется, что очутился среди декораций фильма о послевоенной разрухе. Покосившиеся, просевшие в землю двухэтажные домишки, где балконы, того и гляди, рухнут на головы прохожих, а вместо оконных стекол -прибиты доски или грязные куски фанеры.

- Вы из газеты? - увидев фотоаппарат, обращается ко мне проходящая мимо женщина. - Напишите обязательно, что, как только сюда стали заселять мурманских бичей, нормальным людям в Оленегорске житья не стало! В любую квартиру здесь зайдите и все своими глазами увидите. И куда только милиция смотрит?!

Вопрос горожанки я тут же переадресую майору Мартиновичу.

- Стараемся сделать все зависящее от нас, но... Ни для кого уже не секрет, что службы участковых инспекторов, а именно они в основном поддерживают здесь правопорядок, сегодня находятся в плачевном состоянии, - вздыхает Олег Венедиктович. - К примеру, здесь, в старом городе, должны располагаться четыре опорных пункта. Но из-за отсутствия технического оснащения, элементарных необходимых условий практически не работает ни один из них. Участковые вынуждены проводить большую часть своего рабочего времени в ГОВД, чтобы на единственном на всех компьютере строчить по очереди многочисленные отчеты. Нет возможности постоянно находиться на своем участке, выяснять обстановку, знакомиться с гражданами. А если происходит преступление, то "Анискин" чаще всего чапает до места происшествия на своих двоих. Транспортом участковые тоже не обеспечены...

(Проблема, которую затронул Мартинович, актуальна для нашей области в целом. "МВ" уже рассказывал читателям, что на уровне правительства области вопрос о поддержке участковых инспекторов поднимался не раз. Губернатор Евдокимов лично призвал власти на местах привести в порядок опорные пункты милиции. Но, как оказывается, "воз и ныне там"...)

После этого небольшого отступления от темы мы продолжаем экскурсию по "нехорошей" улице в одной из квартир, где с недавнего времени живет семья бывших мурманчан. Престарелая мать и два ее взрослых сына очутились в Оленегорске по той же схеме, что и мой первый собеседник - Иван: долг по квартплате, услуги "доброго" риелтора, который за несколько банок тушенки, мешок макарон и водку обменял мурманскую квартиру семьи С. на запущенную халупу.

- Пришлось мне в свои 74 года уезжать из родного города, - утирает слезы с глаз Нина Никитична. - Если бы была возможность в Мурманск вернуться, я бы на коленях туда поползла! Но сыновья захотели делать обмен, а я противиться им не стала...

Как всякий взрослый гражданин, Нина Никитична могла отказаться переезжать. И ее желание учли бы при оформлении сделки по продаже недвижимости. А вот мнения несовершеннолетних детей, чьи родители "меняют на водку" жилье, учитывается, как оказалось, не всегда. А тем временем только за четыре месяца в Оленегорский социальный приют были зачислены семь ребятишек, которые прежде жили со своими неблагополучными родителями в Мурманске.

Конечно, сейчас у нас в стране существует строгий порядок, по которому продается или покупается квартира, если в числе ее собственников есть несовершеннолетний. По закону комитеты образования должны контролировать такие сделки и следить за тем, чтобы права детей не были ущемлены.

Ради эксперимента я обзвонила несколько риелторских контор Мурманска. Представляясь потенциальной клиенткой, рассказывала "легенду": мол есть у меня квартира в центре. Долг по коммунальным платежам огромный. Хочу переехать куда-нибудь подальше (в тот же Оленегорск). Мне нужно жилье меньшей площади, можно даже и неблагоустроенное. Да вот только вместе со мной владельцами "апартаментов" числится еще и ребенок. Возможна такая сделка?

- Нет, нет и еще раз нет, - отвечали мне в большинстве случаев. - Это противозаконно! И комитет по образованию, и департамент недвижимости не пропустят подобную сделку...

Но риелторских фирмочек немало, и вскоре я нашла то, что искала.

- В принципе, возможно. Только кое-кому придется заплатить. Сколько? Ну, думаю, не меньше тысячи баксов...

Так что "старый город" в Оленегорске, ставший приютом для нищих, обездоленных и бесправных, думаю, еще долго не опустеет.

Ольга МИХАЙЛОВА