Смерть ребенка всегда невыносимая утрата для матери, сколько бы ему ни было лет. Сын Клавдии Петровны Зноевой и до пенсии не дожил, умер, считайте, молодым. Поубивалась мать, поплакала, но слезами горю не поможешь. Посоветовали ей добрые люди обратиться в Пенсионный фонд, чтобы получить за сына накопительную часть трудовой пенсии, ту самую, что перечисляет работодатель в ПФ и о которой нас ежегодно этот фонд информирует в своих письмах.

Однако отдел ПФ в Терском районе отказал матери в данной выплате, объяснив, что, мол, в настоящее время порядок и выплаты пенсионных накоплений не урегулирован в полной мере нормативными актами. В суд 79-летняя женщина не пошла и не только потому, что ей пришлось бы еще платить госпошлину. У старого человека на хождение по судам сил нет, к тому же большинство пожилых людей считает, что тягаться с государственными органами дело безнадежное.

Но на защиту прав матери встала прокуратура Терского района, которая провела проверку и выяснила, что отказ отдела ПФ является незаконным. Вот что пояснила помощник прокурора Терского района Марина Привалова:

- В соответствии с пунктом 12 статьи 9 федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в случае, если смерть застрахованного лица наступила до назначения ему накопительной части трудовой пенсии по старости или до перерасчета размера этой части пенсии с учетом дополнительных пенсионных накоплений, средства, учтенные в специальной части его индивидуального лицевого счета, выплачиваются лицам, указанным в заявлении застрахованного лица о порядке распределения средств. Такого заявления сына Зноевой не было. В таких случаях выплата производится родственникам умершего: детям (в том числе усыновленным), супругу, родителям (усыновителям), братьям, сестрам, дедушкам, бабушкам и внукам. При этом независимо от возраста и состояния здоровья.

А так как сама Клавдия Петровна в силу своего почтенного возраста не могла самостоятельно защитить свои права, прокуратура взяла ее интересы под защиту и направила исковое заявление о взыскании причитающейся ей накопительной части трудовой пенсии.

Мировой судья удовлетворил требование прокуроратуры в полном объеме. Таким образом справедливость была восстановлена. К сожалению, подобный счастливый конец случается далеко во всех "пенсионных" историях. Во-первых, потому что далеко не всегда люди знают о своих правах. А во-вторых, что удивительно, Пенсионный фонд зачастую почему-то стоит не на защите своих клиентов, а отстаивает изо всех сил "свои" средства. Как выясняется, не всегда на законных основаниях.

Людмила АЛЕШИНА