О коррупции сейчас говорят и пишут так много, что скоро это просто надоест людям, набьет, как говорится, оскомину. Но в средствах массовой информации в основном говорится о преступлениях уже совершившихся либо о людях, которые в них подозреваются. И это, как правило, взяточники, чиновники, использующие свое служебное положение, и прочие преступники.

Но не встретить в современных СМИ фамилий законодателей, перевернувших за последние 15 лет с ног на голову главные законы, которые могли бы противодействовать коррупции. Да и не только этому явлению, а всей преступности в целом. А ведь это с их помощью Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы были так демократизированы, что преступность выросла в десятки, а то и в сотни раз. И все эти процессы шли под девизом защиты прав человека. Только какого человека? Преступника! А где же забота о жертвах убийц, грабителей, насильников? О них как-то позабыли. Десятки статей УК и УПК "демократизировались", чтобы преступники ушли от того наказания, которое им должны были бы назначить. Пошли суды, которые стали давать условные наказания или сроки ниже нижнего предела тем, кто сидел бы в тюрьмах долгие годы, случись это в СССР.

Бандиты, грабители, убийцы, воры, взяточники вместе с их защитниками только хлопали в ладоши нашим законодателям.

И вот тут-то и возникает главный вопрос: кому же понадобилось так кастрировать УК и УПК?

Давайте рассмотрим несколько конкретных фактов.

Вспомним, как в прежнем Уголовном кодексе оценивалась взятка. За это преступление назначалось наказание в несколько лет лишения свободы вплоть до смертной казни.

А сейчас зачастую суды выносят условные наказания, а то и вообще фигуранты уходят от ответственности.

Далее. Известно, в прежнем Уголовном кодексе при осуждении воров, грабителей, похитителей имущества и денежных сумм суд применял предусмотренную законом конфискацию имущества. А чтобы ее осуществить, милиция и другие правоохранительные органы накладывали арест на имущество обвиняемого, чтобы он не смог спрятать награбленное, чтобы не исчезли ценности, а были возвращены потерпевшим.

Вдруг в 2003 году наши законодатели полностью отменили эту важнейшую норму - конфискацию имущества. И что получилось: преступник, награбивший миллионы, отсиживал свои годы в колонии, да еще частенько освобождаясь оттуда условно-досрочно, возвращался в роскошную квартиру или особняк, откапывал ценности, снимал с заграничных счетов деньги и живет себе припеваючи.

Не менее благополучно сохраняли награбленное воры мелкого и среднего пошиба. Их тоже конфискация тогда не коснулась. А вот их жертвы, у которых они вынесли из квартир все имущество и деньги, ничего не получали. Во-первых, потому, что имущество преступников не было арестовано и конфисковано, во-вторых, потому, что в колониях зеки чаще всего не работали, а значит, не могли возместить ущерб.

Правда, в последние годы в некоторых статьях Уголовного кодекса была восстановлена эта важная норма - конфискация имущества у преступников. Но не везде и не у всех.

Об этих проблемах мы и побеседовали с начальником аналитического отдела следственного управления при УВД области подполковником юстиции Ириной Фарион.

- К сожалению, - сказала она, - конфискация имущества предусмотрена только в тех случаях, если преступление совершено организованной преступной группой. А какая разница: ОПГ украла, скажем, 3 миллиона или отдельный человек.

- Значит, если отдельно взятый мошенник или вор присвоил миллионы или даже просто сотни тысяч рублей и унес все вещи из квартиры, у него не арестуют имущество, чтобы вернуть жертве?

- Могут арестовать, - продолжает Ирина Ювенальевна, - но для этого надо решение суда. Но суду необходимо будет доказать, что это имущество нажито на деньги, похищенные преступным путем. А как можно доказать, что, к примеру, машину он приобрел на те средства, что присвоил, а не на те, что скопил или не на те, что ему бабушка передала. И начинаются проблемы у следователей. Так преступники уходят от дополнительного наказания.

А теперь давайте посмотрим, как исчез еще один из важнейших квалификацирующих признаков в ряде составов преступлений уголовного кодекса. Была 16-я статья, которая называлась "неоднократность преступлений". Она предусматривала более строгое наказание виновного, вновь совершившего нарушение закона. Сейчас эта статья убрана из кодекса. Зачем? Чтобы преступник, представший перед судом, оказался нарушителем как бы в первый раз...

К примеру, убил человека злодей, его осудили, он отсидел срок, вышел на свободу. Но судимость еще не погашена, а он снова совершает убийство. Его действия автоматически должны квалифицироваться по части второй статьи "Убийство". Но поскольку сейчас "неоднократность" убрали, он идет по части первой этой статьи и может получить наказание от 6 до 15 лет. А если бы его судили по второй части статьи "Убийство", он бы ушел на пожизненное заключение. Разница есть?

Так же влияет ликвидация квалификационной нормы "неоднократность преступления" и на другие нарушения закона: грабеж, воровство, мошенничество. И хотя преступники не первый раз занимаются своим грязным делом, предстают перед судом будто бы впервые. И получают меньшие наказания. Даже в статье "Насильственные преступления сексуального характера" исчезла "неоднократность". Ранее преступник за это получил бы 10 лет, сейчас он может быть осужден к лишению свободы от 3 до 6 лет...

- Насколько я знаю, теперь очень трудно человека осудить и за хулиганство?

- Совершенно верно. Эта 213-я статья УК претерпела такие изменения в сторону либерализации, что ее очень сложно применять. Вот смотрите, как она звучала ранее: "Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества". И сроки - до пяти лет лишения свободы. А если было применено оружие, то хулиган мог получить и семь лет. Теперь из текста статьи убрали "насилие", "уничтожение или повреждение имущества", оставили только "применение оружия".

- Значит, дерись, ругайся, делай что хочешь, лишь бы не применялось оружие? Не потому ли так распространился этот вид преступления и на улицах, и в домах, и в семьях, где хулиганы ведут себя, как хотят? Да и в самой Госдуме, помните, сколько было драк, ругани. За волосы женщин таскали! Если бы к этим депутатам применили статью 213-ю - хулиганство да лишили их неприкосновенности, то, наверное, наш законодательный орган был бы менее агрессивным и более работоспособным.

- Еще одна нестыковка, - добавляет Ирина Фарион. - Когда речь идет о квалификации преступлений с применением МРОТ (минимального размера оплаты труда), мы - юристы в полной растерянности. Сейчас внесены изменения в МРОТ, который по Уголовному кодексу исчисляется в 2300 рублей, а в Кодексе об административных правонарушениях МРОТ составляет 100 рублей. И получается, если человек совершил мелкое хищение, кражу, то по Административному кодексу он будет наказан тогда, когда ущерб составит до 100 рублей, а по уголовному только тогда, когда украл ценностей не менее чем на 2300 рублей.

Где же логика? Получается, что если вор унес вещей на сумму от 100 до 2300 рублей, он вообще ни за что не отвечает. Если, скажем, украден кошелек, где было около 2000, этого преступника нельзя привлекать ни к административной, ни к уголовной ответственности. Чушь какая-то!

Наверное, многие наши граждане заметили, как у нас в стране увеличилось число дорожно-транспортных происшествий.

- Да уж! В год на дорогах России погибает более тридцати тысяч человек!

- Так вот, если в прежнем УК статья "Нарушение правил дорожного движения" предусматривала серьезные наказания за применение значительного ущерба гражданину, а также за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, не говоря уже о смерти человека, то сейчас убрали из этой статьи такую норму, как причинение значительного ущерба и нанесение средней тяжести вреда здоровью. Таким образом, если вам переломали кости или у вас разбили машину, которая стоит как две квартиры, то преступник не понесет наказания.

А статья 265-я - оставление места дорожно-транспортного происшествия, когда водитель сбивает человека и оставляет его на дороге умирать, эта статья вообще исключена из Уголовного кодекса!

И таких нелепиц в Уголовном кодексе масса. Вот, к примеру, была статья 182-я - заведомо ложная реклама. Убрали ее! А это же та реклама, с помощью которой многие попросту дурят народ, впихивают всякую дрянь, выманивают деньги, подсовывая негодный товар или лекарства, биологически активные добавки и т. д. То есть это чистое мошенничество. Кому надо было ее убирать? Только тем фирмам, которые такие негодные изделия производят и продают.

- Значит, идет откровенное лоббирование законов. Не исключено, что депутатов подкупают.

- Вполне возможно. Далее, была статья 200.1 - "Обман потребителей". Очень хорошо работала. В суды направлялась масса уголовных дел. Обманул - получил срок. Сейчас же за обман - наказание по Административному кодексу в виде штрафа. А штрафы не платят потому, что система оплаты непреодолимая: надо идти в банк, отстоять очередь, заполнить квитанцию, где указать номер какого-то счета из полсотни цифр... А потом с этой квитанцией еще являться в милицию...

Я считаю, что нашим законодателям, прежде чем вносить какие-либо изменения в кодексы, надо посоветоваться с теми сотрудниками, которые работают "на земле" - во всех низовых структурах - районных и городских управлениях внутренних дел, в прокуратурах, подразделениях ФСБ. Необходимо именно с ними, а не с удаленными от жизни простых людей философами-юристами обсуждать предстоящие изменения в законах.

Думается, что Ирина Ювенальевна совершенно права. Но почему же такого обсуждения не происходит? Почему в одностороннем порядке и в угоду преступникам либерализируются кодексы?

Создается впечатление, что такие "поправки" в Уголовный кодекс делаются специально в интересах нарушителей законов. И невольно возникает вопрос: кому это надо? Видимо, тем законодателям, что проникли в Госдуму с помощью усилий определенных преступных группировок. Мы не раз писали о том, как проникают в число депутатов лица, которые потом и принимают участие в создании законов, откровенно работающих в интересах определенных групп, в том числе и преступных.

Остается надеяться, что новая Государственная дума вернется к многострадальному УК, сумеет профессионально подойти к тем его положениям, которые откровенно наносят вред борьбе с преступностью, а зачастую и просто противоречат здравому смыслу.

Зарема БОРОВАЯ