55-летний Виктор Михайлович и 48-летний Александр (так они представились) вместе обосновались в квартире, которая принадлежала их товарищу. Тот полгода назад умер, а они на авось остаются пока в его "берлоге", где давно нет ни газа, ни электричества, ни даже воды. Сдают бутылки - тем и живут. Как раз для таких, как они, в рамках региональной целевой программы по преодолению бедности предусмотрено обустройство ночлежек и предоставление материальной помощи бомжам и лицам, освобожденным из мест заключения.

Но это когда еще будет, а пока ... Сегодня никто, ни одно ведомство, включая милицейское, не скажет - сколько у нас бомжей, да и сами они во фрунт вставать не хотят. Существуют осторожные предположения, что армия бродяг в нашей стране насчитывает около 4 миллионов человек, в Москве их - не меньше сотни тысяч. Сколько в Апатитах, Мурманске - точных цифр нет. До сих пор законодательно не утвержден социальный и правовой статус бомжа .

Кого мы называем этим бездушным словом? Строго говоря, это человек без определенного места жительства, то есть без штампа в паспорте и ли вообще без всяких документов. Хотя, например, мои недавние знакомцы, о которых шла речь в начале, оба имеют прописку. Один прописан вместе с сыном в однокомнатной квартире, другой - в печально известной в Апатитах "малосемейке" (малосемейном общежитии), в комнате, где жить давно уже нельзя. Вот и прибились они друг к другу - вместе-то легче.

Можно ли их назвать бомжами? В январском постановлении правительства Мурманской области "О предоставлении материальной помощи лицам без определенного места жительства и лицам, освобожденным из мест лишения свободы" таких маргиналов предлагают считать приравненными к ним (бомжам) - как утратившим социальные связи.

Настоящих бездомных, обитающих в подвалах и на городской свалке, в Апатитах тоже хватает: кто-то квартиру пропил, кто-то ушел от проблем с родственниками. Есть и жертвы квартирного мошенничества. "Да, вот у меня племянник так без квартиры остался, - подтверждает Александр. - Хотел обменять свою "двушку", заключил договор с фирмой, а она так все устроила, что он в итоге без жилья остался. И в милицию бесполезно идти - он все документы сам подписал...".

Александр не знает, но сейчас в Апатитах ждут судебного решения более двадцати подобных дел, также связанных с той же фирмой, по нескольким суды уже идут. Другое дело, что далеко не все из этих людей, потерявших жилье в результате афер, потеряют заодно и свой социальный статус, станут бродяжничать...

Да, есть еще и бродяги "по убеждению" - те, кому такая жизнь просто нравится. Их, по разным сведениям, от трех до семи процентов от общего числа бомжей.

Итак, эта категория наших сограждан достаточно призрачна. Четко проявляется она на фотоснимке реальности только в том случае, если что-то произойдет криминальное. Тогда убитого или замерзшего горемыку заметят и похоронят, постараются установить личность.

Были раньше в милицейском ведомстве приемники-распределители, которые в 93-м году указом президента предписано было упразднить, создав на их базе центры социальной реабилитации. В Мурманской области приемники-распределители продержались тем не менее до 2003 года, а затем просто исчезли. Ночлежные дома, они же реабилитационные центры - только перспектива для Мурманска, Кандалакши, Апатитов. Правда, бездомных помещают порой в больницы или хосписы. Но все это вопреки инструкциям и правилам. Официального же пристанища, как уже было сказано, для них пока нет.

Впрочем, как нет и федерального закона о бродяжничестве, что позволяет правозащитникам провозглашать: "У нас сегодня нет закона, запрещающего быть асоциальным элементом" - и активно ратовать против возвращения приемников-распределителей, спецпоселений и прочих реалий из прошлого.

Тем не менее, необходимость социальной реабилитации для этих людей вряд ли вызывает сомнение у здравомыслящих людей. В каждом регионе решают эту проблему по-разному.

У нас сегодня такая работа возложена на плечи управления соцзащиты и центров социальной помощи. И вот тут возвращаемся к тому, с чего начали - к сложностям реализации этой программы. Полномочия по ее исполнению разделены. Управление соцзащиты должно направлять нуждающихся в этом в санпропускник, баню, определять в специальное общежитие (его в Апатитах нет, не налажена пока еще работа с баней и санпропускником), на прохождение медосмотров и оформление документов, а также выдавать талоны на получение продуктового и сангигиенического наборов, Предполагается, что человек, который уже практически выпал из социальной системы, сходит за талоном в управление соцзащиты, потом пойдет с ним на другой конец города (хоть и небольшого) за обедом или набором и там распишется в ведомости, что все это получил. Хорошо, хоть фотографию в галстуке не требуют.

- А лучше бы требовали, иначе возникают сложности с идентификацией личности, - считает зав. отделением срочной социальной помощи населению Апатитского центра обслуживания населения Галина Петренко. - И вообще возникает много вопросов. Например, как мы должны обеспечивать явку и подписи, ведь за каждый талон надо будет отчитаться? Где кормить - тоже вопрос. Если освобожденных из мест заключения мы можем направлять в обычную столовую или баню, то бомжа, опустившегося человека ни один директор общепитовской точки не пустит и на крыльцо. В общую баню - тоже. А в постановлении не сделано различия между этими двумя категориями людей.

Соцработники подсчитали, что на деньги, выделенные под обеспечение этой программы (114 тысяч рублей), они смогут оказать помощь в нынешнем году примерно сотне человек: кому-то продуктовыми и сангигиеническими наборами, кому-то бесплатными обедами, кому-то - выправить документы, дать одежду и обувь, иногородних отправить домой. Как они это сделают без налаженной системы взаимодействия с милицией - трудно сказать. Так же, как трудно сказать, когда будет продумана и отлажена вся система в целом. Такая, которая работает и помогает людям, а не бежит на холостом ходу мимо

них.

Примеры отлаженной работы есть. Например, в республике Татарстан центры соцреабилитации уже действуют. Отлажен порядок межведомственного взаимодействия заинтересованных организаций - каждое министерство, ведомство, учреждение и городская администрация знают свой участок работы. А милиция, увидев на улице бомжа, не отворачивается, а берет "под белые ручки" и водворяет по знакомому адресу, в центр реабилитации, без всяких проволочек. У нас же ничего подобного пока нет.

Зато общественники знают, как и что им делать. Без отчетов и планов они кормят горемык - кто в гараже, кто прямо на улице. А начинали с того, что развесили по городу листовки, пришли первые нуждающиеся, а потом сработало сарафанное радио и теперь в определенное время бездомные приходят вновь, чтобы получить свою порцию горячей еды. Там я и познакомилась с Александром и Виктором, и не только с ними. "Нам бы документы оформить и пенсию, а остальное-то уж мы сами", - говорят они. Они уже не представляют, что можно жить иначе - нескольких лет безработицы хватило, чтобы выпасть из жизненного круга...

Фото: Кабыш Зоя
Такой «пункт» каждое воскресенье разворачивается в Апатитах под лозунгом международного движения «Еда, а не бомбы».
Зоя Кабыш