«Вынес достаточно русский народ», писал Некрасов о страданиях людских. Сегодня словами поэта вполне можно охарактеризовать достижения и планы так называемых металлистов. Эта сфера незаконной деятельности, зародившаяся на заре перестройки, живет и процветает. С той лишь разницей, что тогда безработные, чтобы худо-бедно прокормиться, тащили все, что плохо лежало, в сараюшки приема цветного металла, а сейчас это хорошо поставленный бизнес солидных и обеспеченных людей.

Решение проблемы, казалось, лежало на ладони: закрыть скупки, которые плодились как грибы после дождя. Туда несли и везли все - от самоваров и мясорубок до деталей и узлов промышленных агрегатов. В Оленегорске бывали случаи, когда ГОК оказывался на грани техногенных аварий. Целые участки промзоны и находящихся там объектов обесточивались, если «умельцы» вырезали кабель.

Время от времени разграбление линий электропередачи, железной дороги, промобъектов достигало таких масштабов, что наверху предпринимались попытки придать процессу цивилизованное лицо. Например, вводились нормативы приема цветного металла, запреты на сдачу деталей и прочих производственных изделий. Однако бабушкины медные тазы для варенья, старинные утюги и забытые на советских полях тракторы давно кончились. А ГОКи и заводы свой металлолом продавали самостоятельно. Так на что же делали ставку пункты приема? Тут и гадать нечего. Поэтому, как говорится, воз оставался на месте.

Впрочем, скрипучая телега металлосбыта 90-х превратилась в элегантный экипаж: тут тебе и мониторинг рынка, и бизнес-планы. Уж больно прибыльное это дело для его владельцев - не надо разрабатывать месторождения, добывать руду, варить сталь и плавить медь. Взял готовенькое руками местных бродяг и пьяниц - они выкопают, украдут, притащат, и вот тебе ценный металлолом, гони фурами и вагонами куда угодно. Немало людей поднялось «из грязи в князи», выстроив сетевой металлургический бизнес, подкармливая тех, в чьих силах и компетенции создать законодательный заслон разрушительному явлению. Чтоб не создавали.

О деятельности нижнего звена «металлистов», копателях, сейчас слышно лишь в криминальных сводках. Словно и не системное это явление. Ну а пока есть спрос, будут и предложения - хищения в самых диких проявлениях. Защищаться же хозяевам приходится самостоятельно. Дачники закапывают на участке свой кухонный «чугуний и люминий», предприятия вынуждены содержать собственную охрану или нанимать частных стражей порядка. Помогает, но не всегда.

Не так давно на железнодорожном перегоне, по которому перевозится на станцию концентрат с Оленегорского ГОКа, были задержаны двое мужчин. Они демонтировали элементы крепления шпал и рельсов - болты, гайки, костыли. А ведь без этих деталей железнодорожное полотно могло стать гибельным местом. В другой раз сотрудники охранного предприятия «Скорпион» обратили внимание на якобы обходчика, который на поверку оказался «металлистом». И тут, право слово, криминальный драмкружок. Человек уверял, что пришел исключительно с благими намерениями. Правда, не смог объяснить, зачем ему гаечный ключ, пассатижи-кусачки и ножовка по металлу.

Это лишь самые свежие факты. За лето таких случаев было немало как на железной дороге, так и на промплощадке. А в августе на ГОКе установлен факт хищения с карьерных самосвалов… электронных плат блока управления электроприводами. «Мозги» машины в скупку, конечно, не пойдут. Возможно, хитроумные дельцы попробуют продать электронную начинку какому-то другому предприятию. Эта кража стала ударом для комбината, она крайне отрицательно скажется на выполнении производственной программы по вывозке горной массы. За информацию, способствующую раскрытию данного преступления, обещано вознаграждение. И разумеется, конфиденциальность.

Сбор и сбыт металла сродни наркобизнесу: одни набивают карманы, другие несут убытки. Чтобы избежать техногенных аварий, тот же ГОК вынужден тратить немалые деньги на охрану. А они были бы не лишними для поощрения горняков, перевооружения предприятия.

Вот приснился бы сон кому-то важному, в чьей власти пресечь этот порочный бизнес. Едет он в своем «Мерседесе» по мосту, вдруг мост рушится, машина летит в бездну. Секунда - и человека больше нет... То не террористы действовали, а «обходчик» с гаечным ключом и ножовкой ночью приходил, скрутил болты и уже опохмеляется на полученные в скупке цветмета деньги. Может, проснувшись, высокопоставленный чиновник иначе бы взглянул на ситуацию?

Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск.