На лице капитана нет той радости, которую прежде вызывало возвращение из длительного плавания. Несмотря на затянувшийся больше года рейс, он и рефмеханик впервые в жизни вернулись домой без денег. О ситуации, в которую попали мурманские рыбаки в африканском порту Дакар, «Мурманский вестник» писал 24 сентября.

27 августа 2007 года Анатолий Москаленко вылетел из Мурманска вместе со всем экипажем рыболовецкого траулера «Регор», принадлежавшего тогда компании «Арди Стелла», с которой он и подписывал контракт. Рефмеханик Валерий Губкин присоединился к экипажу несколько позже. Он был отправлен на замену заболевшему коллеге15 октября прошлого года. 6 декабря судно зашло на выгрузку рыбопродукции в порт Дакар. Вскоре экипаж узнал, что у корабля, а значит и у экипажа, с 1 октября новый хозяин, мурманский предприниматель Никита Пиввуев. О том, какой «радостной» оказалась встреча и дальнейшее общение с новым хозяином, мы уже писали. В той публикации были представлены разные точки зрения на ситуацию. Не было лишь одной - самих участников событий. Они вернулись домой лишь спустя 13 месяцев, благодаря помощи Международного профсоюза моряков, который оплатил авиабилеты. Господин Пиввуев, выражавший в нашем разговоре готовность в любую минуту оплатить дорогу морякам, естественно, ничего не сделал. Я говорю «естественно», потому что немало обещаний слышали от него и в посольстве Российской Федерации в Сенегале, и в представительстве Министерства иностранных дел РФ в Мурманске, да и сами рыбаки.

Мы встретились с капитаном злополучного судна после его приезда в Мурманск и связались по телефону с его коллегой, который задержался в Москве.

- Все хорошо, - услышали в трубке, - я вскоре приеду в Мурманск. Пока здесь отдыхаю…

О причине этого «отдыха» в столице рассказала дочь Валерия Александровича. Ее очень встревожили слова родственницы, что отец страшно исхудал, выглядит много старше своих лет, хотя всегда был очень энергичным, моложавым, занимался спортом.

Не стал жаловаться и капитан, хотя выглядит, честно говоря, тоже неважно. Он старался держаться с достоинством, шутил, что ситуация помогла ему наконец-то сбросить лишние килограммов 7-8, набранных в последние годы.

- Спасибо, нормально все у меня, теперь бы побыстрее в море, жить-то не на что, - сказал Анатолий Дмитриевич, - а вот у рефмеханика дела похуже. После того жуткого шторма он сильно болел. Там в конце лета часто налетают ураганы. Они обычно недолго продолжаются, но ветра очень сильные и ливень летит почти горизонтально. Вот и в ту августовскую ночь завыло все на судне, загудело. Мы выскочили раздетыми и увидели, как один за другим лопаются тросы. Прибежали на подмогу и находившиеся на судне вахтенные, которых присылала агентирующая компания. Мы четвертым корпусом стояли. Если бы не удалось траулер удержать, нас могло бы не только унести от причала, но и навалить на стоящие рядом суда. С соседних итальянских бортов на помощь нам поспешили. Ситуацию удалось взять под контроль. А вот Валерий Александрович уже к утру с высокой температурой слег. Надеялись, что пройдет недомогание, но жар не спадал несколько суток. Пришлось обратиться к врачу. Он температуру померил да лекарства выписал. Больше двух недель мой напарник провалялся. Ослабел очень. Несколько дней не ел абсолютно ничего. Когда вставать стал, едва ноги передвигал, уж очень слабость сильная была. Потом потихоньку стал поправляться, за несколько дней до отъезда даже начал зарядку делать. Может, на радостях оттого, что мы уже знали, что домой, наконец, летим. А вот в самолете ему снова плохо стало. В Москве у него сестра, он там решил на несколько дней остаться, обследоваться. Столичные доктора поставили диагноз «нервное и физическое истощение», и с легкими проблемы.

Пытаюсь выяснить у Анатолия Дмитриевича, как же они выживали. Он отвечает неохотно, поскольку не привык жаловаться. Оно и понятно, не вчерашний курсант попал в столь дикую историю. За плечами - тысячи морских миль, десятки рейсов, путь от четвертого помощника до капитана. До развала рыболовецких флотов ходил на судах «Мурманрыбпрома». И, естественно, возвращался с рейсов всегда с хорошими деньгами, а тут…

- Нас соседи-итальянцы жалели, - с горечью проговаривается он, - то рыбкой угостят, то на обед пригласят… Поначалу, пока картошка была, мы на костре супы готовили, так что пришлось и коком побыть. Там нельзя, конечно, открытый огонь разводить, но что поделаешь. Из продуктов, пригодных к использованию, мешок пшена был да килограммов 20 риса. Что такое овощи свежие и фрукты, забыли. И это - в Африке! Агентирующая компания, правда, помогала. Местные африканцы все удивлялись: как так, русский капитан - и без денег…

Сейчас Анатолий Дмитриевич вынужден срочно искать работу. Он мечтает уйти в нормальный рейс и, конечно же, намерен отстаивать свои права в суде. Будем надеяться, что ему удастся и то, и другое.

Юния ВАЛАМИНА