Хоть трюм сейчас задраен, запах тухлятины все равно окутывает маленькое промысловое суденышко «Север», стоящее у седьмого причала мурманского рыбного порта. И никуда от этого запаха не деться. Уже вторую неделю в трюме гниют несколько тонн рыбы. А выгрузить нельзя: трюм по самую горловину заполнен забортной водой.

А что там, под этой водой? Сколько точно рыбы осталось в недоступном пока трюме? Больше всех этот вопрос занимает пограничников.

Как рассказал оперативный сотрудник пограничного управления, фамилию которого по определенным причинам газета назвать не может, его ведомство совместно с ОБЭП УВД получило информацию, что в ходе промысла в Баренцевом море на борту М-0467 «Север» осуществлялось накопление неучтенной в промысловой документации рыбопродукции.

- По нашим данным, ее должны были доставить в порт Мурманска, - объясняет оперативник. - Руководство управления приняло решение не мешать хозяйственной деятельности ООО «Норд Стрим», которому принадлежит судно, но при этом провести проверку полученной информации. Для этого была организована контрольная выгрузка рыбопродукции. Такое мероприятие - распространенная практика.

Примечательно, что «Север» должен был вернуться в Мурманск23 октября в 20 часов, о чем была сделана заявка в диспетчерскую службу порта. Когда судно входило в Кольский залив, капитан сообщил о 9 тоннах выловленной рыбы. Однако стоило совместной оперативной группе появиться в рыбном порту, как приход был перенесен на три с половиной часа, да и вес груза претерпел изменения. По вторичному сообщению капитана, на борту находилось уже 13 тонн рыбы…

- По прибытии «Севера» в порт оперативная группа произвела визуальный осмотр трюма, - поясняет руководитель пресс-службы погрануправления Алексей Асташкин. - Было выявлено, что в ящиках для хранения находится большее количество рыбопродукции. Также на борту обнаружили примерно 320 килограммов сырой печени трески, что соответствует вылову семи тонн указанного вида рыбы. Однако, по заявлению судовладельца, экипаж выловил и переработал всего полторы тонны трески. К тому же в ходе контрольной выгрузки выяснилось, что в ящиках находилось по 50 килограммов рыбы, хотя в документах заявлено 35. Всего в период с 24 по 29 октября было выгружено 6 тонн рыбопродукции, причем перевес составил порядка 700 килограммов. Вес оставшегося в трюме груза сейчас выяснить сложно. По документам значится примерно семь тонн. Так ли это, станет известно после откачки воды.

Ночью 29 октября трюм был затоплен… Рука ли судьбы, то есть техническая неисправность, тому виной или чьи-то шаловливые человеческие ручки - надеемся, сможет установить дальнейшее расследование. Однако в неофициальных беседах пограничники вспоминают опыт своих дальневосточных коллег. В Хабаровске, Владивостоке затоплять трюмы - конечно, когда есть что скрывать - стало уже чуть ли не обычным делом. Более того, чтобы избежать контрольной проверки, подозреваемые в браконьерстве, бывало, просто топили суда. Выявить тогда «неучтенку» невозможно.

- Сейчас также не представляется возможным провести контрольное взвешивание, - говорит упомянутый выше оперативный сотрудник погранслужбы. - «Север» работал по квоте ПИНРО. Так как лов шел по разрешению, уголовное дело, скорое всего, возбуждаться не будет. Возможно только административное - и то лишь в отношении партии уже отгруженной рыбопродукции, по которой выявлен перевес. Однако для определения административного правонарушения необходимо установить вес всей партии. Но если рыба пролежит в трюме еще две недели, то превратится в кашу, и произвести ее подсчет будет невозможно…

Экипаж «Севера» о причинах случившегося хранит молчание. Все, что удалось от моряков узнать, - мол, ходили десять дней, были в районе Териберки, сколько наловили - не помним, как затопило трюм - не знаем.

По мнению пограничников, в соответствии с правилами мореплавания о данном происшествии капитан «Севера» должен был сообщить капитану порта, чтобы береговые специалисты провели разбирательство. Но, как объяснил капитан порта Алексей Усков, проверка судов проводится, если ситуация на борту подпадает под понятие «аварийный случай».

- Мы следим, чтобы в порту было все в порядке, - говорит Алексей Сергеевич. - Судно М-0467 находится на плаву. Наш инспектор его уже осмотрел. Поэтому в дальнейшей проверке смысла нет. У нас есть данные, что в трюме находится шесть кубометров воды. Это не опасно. Так как трюм опломбирован и доступа туда нет, наши специалисты не измеряли, сколько там набралось воды. Цифру, что я назвал, нам дал капитан судна. Он проводил расчеты, касающиеся остойчивости, осадки и так далее, и определил объем - шесть кубов. Откачивать воду будет судовладелец. Сбрасывать ее за борт запрещено. Она должна быть откачана на сборное устройство или специальное судно, которое принимает грязную воду. Оповещать нас об этой операции порядком не предусмотрено, для этого существуют другие структуры. Но, насколько мне известно, судовладельцем еще не принято решение, какая фирма проведет откачку воды из трюма.

Компании предстоит не только откачать воду, выгрузить оставшуюся рыбопродукцию, но и провести полную дезинфекцию судна. Груз, а в основном это была охлажденная треска и пикша, испорчен и превратился в так называемый биологический материал. А он достаточно опасен. Идет процесс разложения со всеми вытекающими - естественно, как говорят ветеринары, в трюме повышенное микробное число.

Но сейчас руководство компании микрофлора внутри судна волнует меньше всего. Об этом предстоит подумать чуть позже. На кону - репутация предприятия. Хотя неподтвержденную информацию о «неучтенке» к делу не пришьешь, виновность определяет у нас только суд, но «подмоченность» трюма усиливает подозрения пограничников. Хотя, по мнению гендиректора ООО «Норд Стрим» Валерия Горбунова, случившееся в порту - обыкновенная нештатная ситуация.

- Мы уже проводим внутри компании собственное расследование, - говорит Валерий Маркович. - У нас подобная ситуация была в прошлом году. Во время промысла из-за технической неисправности в трюм попадала вода. Правда, не в таком количестве, как в этот раз, и случилось это в море. Сейчас вода в трюм могла попасть по двум причинам. Первая - техническая неисправность. Судно в январе должно встать в плановый ремонт, так как год работало в напряженном режиме. Вторая причина - человеческий фактор. Может, кто из матросов не туда врубил насос или клапан, и вода, вместо того чтобы идти за борт, пошла внутрь. Однако угрозы затопления судна не было. Отсеки, которые находятся рядом с трюмом, и переборки уже обследованы. Никакой течи воды нет. То есть нет ни угрозы судну, ни безопасности мореплавания, ни акватории. К пограничной службе претензий не имею. Мы не только не чиним препятствия - мы всячески с нею сотрудничаем. У нас общая цель - выяснить причину произошедшего. Мы уже заключили договор с соответствующей компанией, которая занимается откачкой воды. Но у нее условие - специальное судно будет выделено только после предоплаты. Сейчас я занимаюсь тем, чтобы проплатить эти деньги. То есть процесс идет…

На момент написания материала дата откачки воды из трюма еще не была определена. А значит, над «Севером» продолжал стоять тяжкий запах… Тухлой рыбы или тухлых уловок?

Фото:
Промысловое судно «Север». Трюм практически полностью заполнен водой.
Фото:
Промысловое судно «Север». Трюм практически полностью заполнен водой.
Фото:
Промысловое судно «Север».
Фото:
Валерий Горбунов.
Фото:
Валерий Горбунов.
Фото:
Валерий Горбунов.
Фото:
Промысловое судно «Север».
Фото:
Промысловое судно «Север».
Татьяна АБРАМОВА