Все началось с того, что в конце 2006 года в общественную приемную регионального отделения Российского детского фонда, членом которого является Любовь Булаева, обратились родители с просьбой разобраться в вопросе, который касался жилищных субсидий. Вопрос этот касается прежде всего семей с весьма скромным достатком: чтобы дать образование своим детям, в том числе и платное, они экономят на всем, чем могут. И, естественно, обращаются за социальной поддержкой - субсидией на оплату жилого помещения и коммунальных услуг.

Как известно, чтобы ее получить, необходимо представить пакет документов, в том числе сведения о доходах семьи. А если кто-либо из ее членов получает платное образование, то еще и подтверждение затрат на эти цели. Что вполне справедливо: ведь бывают ситуации, когда эту учебу оплачивает какой-нибудь подвернувшийся спонсор или будущий работодатель. И в таком случае сумма, обозначенная в квитанции, прибавляется к совокупному доходу семьи.

Но здесь никакими спонсорами даже не пахло, учеба оплачивалась из семейного кошелька. Тем не менее мурманские чиновники, недолго думая - хлоп - прибавляли расходы за учебу к доходу. В результате на бумаге - только на бумаге! - карман заявителя сразу тяжелел. И социальная помощь ему уже полагалась поменьше, а то и не полагалась вовсе…

Горечь от этой «занимательной арифметики» испытывала и Булаева. Она работает педагогом, а на плечах студенты - сын и дочь, погодки. Дочка училась на платном отделении. Так что крутится Любовь Николаевна как белка в колесе, чтобы дети сумели приобрести перспективную профессию - оба подались в нефтяники. И вот, обнаружив, что не у нее одной по чьей-то вине искусственно раздут доход, занялась поиском истины.

Поиск оказался долгим. Больше года вела мурманчанка, так сказать, частное расследование. Со счета сбилась, сколько раз пришлось обивать порог Мурманского центра жилищных субсидий. А там то и дело твердили, что действуют согласно действующим «Правилам предоставления субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг» (постановление правительства РФ № 761 от 14 декабря 2005 года). В них, в частности, сказано, что «совокупный доход семьи для предоставления субсидии исчисляется с учетом денежных средств, направляемых на оплату обучения на платной основе в образовательных учреждениях всех видов».

Об одном только молчали - что есть и другой документ. А именно, «Методические рекомендации по применению правил предоставления субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг», утвержденные двумя министерствами - регионального развития и здравоохранения и социального развития РФ (№ 58/403 от 26 мая 2006 года). И там, в пункте 62 черным по белому написано, что «денежные средства, направленные на оплату обучения на платной основе в образовательных учреждениях всех видов, учитываются в совокупном доходе семьи только в тех случаях, если оплата обучения производится не из собственных доходов обучающегося и (или) совместно с ним проживающих членов его семьи».

О существовании второго документа мурманчане - получатели социальной помощи просто не знали. Им и в голову не приходило ставить под сомнение уверения представителей центра, объяснявших свою правоту и на личных приемах, и на встречах с общественностью за «круглым столом», и даже в комментариях в СМИ. Это ведь действительно трудно представить, что людей можно так - на виду у всех - водить за нос. И недоумевающие люди списывали явную несуразицу на нестыковки в законодательстве. Мало ли их, всяких, может быть, и до этого вопроса руки еще не дошли.

Но Любовь Булаева все-таки усомнилась. Человек она педантичный, и жизнь уже научила, что никогда не помешает заручиться мнением чиновника рангом повыше. Она послала запросы в областной департамент строительства и жилищно-коммунального хозяйства (нынче - министерство территориального развития, строительства и ЖКХ), комитет по социальной политике и охране здоровья областной думы, Министерство регионального развития РФ.

И словно в воду глядела. Все как один подтвердили, что работники Мурманского центра жилищных субсидий ошибаются. Кстати, в департаменте Булаевой как раз впервые и сообщили о существовании методических рекомендаций, регулирующих применение правил предоставления жилищных субсидий. На них ссылались и все остальные, к кому она обращалась за консультацией. Кроме работников центра.

Причем чем глубже мурманчанка вникала в суть проблемы, анализируя расчеты муниципального учреждения, тем больше вскрывалось несоответствий и ошибок. В частности, не был произведен перерасчет размера субсидии в связи с изменением величины прожиточного минимума на территории Мурманской области.

По случаю Булаева оказалась в Москве. И решила еще раз проконсультироваться в Министерстве регионального развития - в письменном-то обращении всего не расскажешь. Она была приятно удивлена: ее не только внимательно выслушали, но и снабдили еще одним аргументом, на который необходимо ссылаться, отстаивая законное право, - решением Верховного суда РФ № ГКПИО 07-203 от 4 июля 2007 года.

Но найти опору в споре за справедливость оказалось еще полдела. Работники центра… продолжали настаивать на своем. Дошло до того, что Булаевой даже предъявили требование вернуть часть средств, полученных в качестве субсидии. Которая и без того была занижена!

Очень не хотела мурманчанка судиться - непростое это дело тягаться с официальным органом, к тому же имеющим собственного юриста, а самой нанять адвоката не по карману. Но поняла, что другого выхода нет. И в который раз убедилась: мир не без добрых людей. Обратилась за помощью к руководителю Мурманской региональной общественной организации «Центр защиты прав и свобод» Наталье Введенской, и та взялась довести этот утомительный «сериал» до логического конца. Естественно, бесплатно.

Суд, который состоялся в апреле этого года, Любовь Николаевна выиграла. Однако мурманских чиновников и это не вразумило - они подали апелляцию. И только получив очередную пощечину от Фемиды, наконец вернули Булаевой - это случилось совсем недавно - причитающиеся ей средства.

К слову, цена вопроса - 7301 рубль. Эта сумма набежала за шесть месяцев, когда сотрудники Мурманского центра жилищных субсидий неправильно производили расчеты в отношении Булаевой… Впрочем, в арифметике ли дело? И даже в недостаточном ли профессионализме?

Когда знакомишься с такой историей, поневоле возникает вопрос: а понимают ли вообще мурманские чиновники суть своей работы? Хотя, казалось бы, не так сложно ее и сформулировать - суть в том, чтобы помогать землякам, которым нынче особенно тяжело.

Вся эта борьба далась Булаевой не даром:

- Не хотела, чтобы кто-нибудь столкнулся с таким равнодушием чиновника, который не желает сообщать достоверную информацию. А ты ходишь и ходишь со слезами за бумажками, за которые сам же как налогоплательщик и платишь. Все жилы повытягивают, пока разберутся с проблемой! Горько оттого, что среди чиновников, призванных защищать права гражданина, встречаются и такие. Видимо, от переживаний диабет у меня так разыгрался, что врачи перевели на инсулин.

Казалось бы, где и силы взяла, чтобы все это преодолеть. Но особого секрета нет - дети радуют. Она воспитала их такими же целеустремленными. Сейчас ребята учатся в столице, в Московской академии нефти и газа: сын - аспирант, дочь, получив красный диплом бакалавра МГТУ, поступила в магистратуру академии на бюджетное отделение.

Оба получают стипендии, так что со средствами у семьи стало чуть легче. Все равно туговато, чего уж говорить, однако больше Булаева социальной помощью не пользуется. Право на нее имеет - но не пользуется. Почему?

А это новый поворот сюжета. Чтобы оформить соответствующие документы, необходимы справки об учебе детей. И вот эти справки, если учеба проходит в другом городе, с некоторых пор недостаточно заверить в вузе. Надо, чтобы еще и нотариус заверил - поставил свою подпись и печать. А он это делает очень даже небесплатно… И Любовь Николаевна решила не связываться - не подавать больше заявление на получение жилищной субсидии.

- Прикинули, что нотариусу за две справки по московским расценкам примерно столько же заплатим, что и смысла нет субсидию получать, - развела она руками. И оптимистично добавила: - Ничего, проживем!

Нет, как хотите, а с законами у нас тоже что-то не того…

Ольга НУРЕЕВА