- Меня сегодня вызвали с лекции и предложили писать заявление об увольнении. Сейчас почти никого не осталось из прежнего состава. Официальный предлог: вы не имеете ученой степени. Но у меня очень высокая квалификация, у меня авторские программы, почему я должен все бросать?

Возмущение человека на том конце провода было понятно. Во-первых, взыграло оскорбленное самолюбие увольняемого педагога. А во-вторых, паника. Куда идти-то, когда реформа высшего образования, о которой пока, правда, только больше говорят, предполагает сокращение числа вузов, а значит, высвобождение педагогических сил. И хоть регистрируйся в центре занятости, хоть нет, рабочего места в вузе там не предложат, а в школу идти, куда-нибудь в глубинку, где существует потребность в кадрах, кому захочется. Но собеседник еще более образно драматизировал ситуацию:

- Остается дворником пойти! Но я не хочу дворником! Представляете, это все равно что мобильным телефоном заколачивать гвозди! Сейчас все просто висит в воздухе, никто ничего не понимает.

Чтобы понял читатель, поясню. В редакцию позвонил Владислав Трошин, старший преподаватель филиала Северо-Западной академии государственной службы. Его специальность - политолог-аналитик. Он читает студентам несколько предметов, в том числе по собственным, авторским, программам национальную безопасность России и политологию. Точнее, читал до недавнего времени.

Филиал Северо-Западной академии государственной службы в городе Мурманске был создан 1 июня 1997 года с целью обучения, подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных и муниципальных служащих Мурманской области. За время его существования здесь учились более двух тысяч специалистов-управленцев, которые ныне занимают высокие посты и являются известными, уважаемыми людьми. Со дня основания директором филиала была Евгения Мальцева - кандидат педагогических наук, доцент, член ученого совета СЗАГС. И вот сменилось руководство. Новая метла, как водится, прошлась по всем углам…

- Кроме того, что у меня нет степени, мне еще предъявляют претензии в том, что я непатриотично отношусь к президенту Медведеву, - попытался политизировать причины своей опалы Трошин. - Да я и не обязан его любить. И к Путину я так же относился и отношусь. А студентам даю альтернативные знания: и такие, и эдакие.

Чтобы узнать, что происходит в стенах академии, я заглянула на Володарского, 3.

- Пока еще мы никого не уволили, - огорошили меня ректор Валентина Репникова (доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН) и ее первый заместитель Олег Шулаков (кандидат экономических наук, доцент). Они москвичи, направлены сюда столичным руководством, работают с сентября.

- У нас очень много было почасовиков, тех, кто не в штате, от их услуг мы отказались, - пояснила Валентина Михайловна.

Но есть у нового руководства претензии и к кадровому педсоставу. В первую очередь озаботилось оно привлечением в учреждение специалистов со степенями.

- В связи с реформой, которая проводится на государственной службе, перед нами поставлена задача резко улучшить качество образования, - пояснила Репникова. - В связи с этим мы уделяем пристальное внимание педагогическому персоналу. До сегодняшнего дня студентам читали лекции те, кто по требованиям, принятым в образовании, делать этого не могут. По положению о высшей школе, по соответствующим нормативным актам преподаватели без степени, то есть не будучи докторами или кандидатами наук, не могут ни читать лекции, ни вести преддипломную практику. Вот смотрите, - открывает она на мониторе компьютера квалификационные требования к преподавателям высшей школы. - Старший преподаватель должен иметь наличие степени кандидата наук. И лишь как исключение - без степени. В нашем учреждении требования к качеству педсостава должны быть выше, чем в обычных вузах, ведь здесь повышают квалификацию и проходят переподготовку не просто зеленые юнцы, а те, кто уже поработал или работает на государственной и муниципальной службе. Значит, преподаватель, читающий здесь лекции, должен знать больше, чем этот служащий. А иначе чему он сможет учить? У нас должны быть кадры строго высококвалифицированные. И это не просто слова. Мы к этому будем стремиться, мы будем на этом настаивать. Те же, у кого нет степеней, могут вести практические занятия. Вот им и предложено искать себе нагрузку. А если хочется читать лекции - пожалуйста, защищайтесь! В Мурманске все условия для этого есть - действуют докторский совет, кандидатский совет. То есть возможность повысить свою квалификацию существует.

В апреле этого года академия прошла аккредитацию. Как сказала Репникова, вуз аккредитацию получил, но были замечания, в том числе и по профессорско-преподавательскому составу, который должен иметь в своих рядах по требованиям стандартов более 50 процентов кандидатов и докторов. Здесь до таких высот недотягивали, вот и взялось новое руководство за устранение замечаний. Процесс идет.

И Владислав Трошин, и Валентина Репникова в беседе со мной упоминали важность и значимость государственной академии. Каждый говорил о высококвалифицированных кадрах, которые должны здесь работать. Только Трошин имел в виду себя, Репникова - человека, подтвердившего свою квалификацию ученой степенью.

Трошин напирал на авторские программы, по которым он читает лекции. Но что такое авторская программа? Есть государственный стандарт, отступление от которого невозможно. Все, что в дополнение к программе, можно давать на факультативе, его студент посещает по желанию. Вот авторская методика - каким способом будет педагог давать знания студентам - другое дело. Может, как Платон со своими учениками, прогуливаться и в беседах вразумлять их, может по старинке, усадив всех за парты, вещать у доски. Главное, чтобы вещал с пользой.

В радении за качество обучения в академии, думаю, правы обе стороны. А вот соответствие занимаемой должности отстраненных от чтения лекций должны определить компетентные органы, суд, например, если до этого дело дойдет. Главное, чтобы этот конфликт не отразился на учебном процессе. Чтобы не получилось, что в борьбе за качественное образование качество как раз и пострадает.

Галина ДВОРЕЦКАЯ