Братья и сестры - так называют друг друга члены сообщества анонимных наркоманов, которое действует в Мурманске семь лет. Называют на своих встречах, но не только. Иногда это проскальзывает и в разговоре с посторонними - с журналистом, например: «Надо посоветоваться с братьями…Я тут встретился с сестрой…»

Возраст людей, которых сроднила беда, точнее стремление преодолеть беду, - от 20 до 35 лет. Те, кто моложе, видно, еще не испили всю чашу терзаний до дна. Кто постарше… Тех просто уже нет.

Кто-то из АН, то есть «анонимных наркоманов» (не путайте, пожалуйста, с Академией наук) учится, кто-то работает. Прежде чем попасть в сообщество, каждый прошел свой путь. Обычно ухабистый и петлистый - через больницы и Библейские школы, реабилитационные центры и монастыри, пребывание в которых перемежалось с новыми падениями, а у кого-то и с преступлениями. Не случайно многие из них признают: пока не достигнешь дна, своего дна, шансов на выздоровление мало. Отчаяние придает решимости - как любому человеку, загнанному - или загнавшему себя - в угол. Отчаяние помогает, наконец, заглянуть в лицо правде и понять: наркомания неизлечима. И бывших наркоманов не бывает. Но научиться жить трезвым или, как еще они говорят, выздоравливающим - можно. И сделать это вместе, взявшись за руки, легче, чем в одиночку.

- Понятно, нужно желание, чтобы начать подниматься со дна, признать свое бессилие перед наркоманией и то, что твоя жизнь стала неуправляемой, - говорит один из членов сообщества - Дмитрий (по правилам АН никто из них не должен называть свою, а тем более чужую фамилию в общении с прессой. - О. Н.).

Его история погружения в трясину «кайфа» типична: дворовая компания, желание самоутвердиться среди старших, а дальше - падение, попытки ухватиться за край обрыва и новые срывы в пропасть. Но последние два с половиной года он не потребляет наркотики.

- Меня побудило выбрать трезвость и выздоровление полное разложение: вообще было на все плевать, никаких принципов не было. Но больше всего задело социальное разложение. Я стал никем…

- То есть сел и проанализировал: мол, куда ты, Дима, катишься?

- Нет, конечно, - усмехнулся он в ответ на иронию. Но продолжил уже серьезно: - Было много людей, которые помогли это понять. В этом нет моей заслуги - разве что капля. Но сейчас уже могу сказать: если бы не сообщество АН, я бы так и продолжал наркоманить. Точнее, меня бы уже не было. Дозы-то были мощные - десять лет на наркотиках. Начинал, как и многие, с алкоголя и марихуаны, только с каждым разом организм требует чего-то больше и сильнее… Но я и сейчас не утверждаю, что я - бывший. Я - выздоравливающий. Выздоровление может затянуться на всю жизнь, а может завтра оборваться. Если дать слабину. Поэтому у нас принцип - никогда не зарекаться и постоянно над собой работать. Выздоровление - это как белая мантия. Дал слабину - на ней пятно, дальше - больше. Даже окурок не глядя бросил - уже замарался…

- Жестко. И аллегория мне нравится - сам придумал?

- Нет, это понятие есть в программе, по которой мы работаем. Кстати, когда исполнился год моей трезвости, я подарок себе сделал - бросил курить. А к жесткости и дисциплине не привыкать: армия, медицина, религия - да много еще чего было. И срывы, правда, тоже… А без жесткости к самому к себе не выкарабкаешься. Пока это получается. У меня долгое время и с Богом были непонятки: разочарования, обиды. Сейчас весь этот бред выкинул из головы, начал с ним заново строить взаимоотношения - со своим Богом. Наша программа хотя и не религиозная, но духовная. Знаю людей, которые стремятся к выздоровлению, и у них это получается: при этом кто-то из них верит в Иисуса, кто-то в индийского бога, есть протестанты, а для кого-то «высшая сила» - в самом сообществе АН. Главное, что каждый понимает, что это сила более могущественна, чем наша собственная. Это стержень программы, по которой работаем и мы, и все сообщества АН в других странах. Состоит она из так называемых 12 шагов, а также традиций, которым следуют все, кто стремится к выздоровлению.

- Смахивает на сектантство.

- И близко ничего подобного. Мы ведь никого не контролируем: у нас даже членства нет. Тем более каких-то взносов. Приходить на собрания или нет - личное дело каждого. Главное условие - собственное желание прекратить употреблять наркотики. Если его нет - уходят. Но рано или поздно - бывает, полгода не появляются - все равно возвращаются. Потому что дальше - тупик. Тюрьма, больница, смерть - другого варианта нет. То, что я начал выздоравливать, - это чудо. Среди нас - вышедшие из областного наркодиспансера, мурманского реабилитационного центра «Возвращение» и зеленогорского центра, из клиники Маршака - много заведений, где «куют кадры» для нашего сообщества. Здесь действительно понимаешь, что эта беда не выбирает - любого может коснуться: среди нас и предприниматели, и врачи, и преподаватели вузов.

- Ваши отношения ограничиваются встречами в сообществе?

- Нет, конечно. Как в любом социуме, кто-то к кому-то прикипает душой. У кого-то возникает дружба, у кого-то - романтические отношения. Они, бывает, даже свадьбами заканчиваются… А если не получается - не страшно, это ведь жизнь. У меня тоже в свое время было много потеряно. Сейчас наверстываю.

- А вот эти «12 шагов» - наверняка бывало, что кто-то придет, послушает и скажет: «Что за ерунда»?

- Одна из наших традиций: если что-то не нравится, не критикуй и не оценивай, а прими то, что относится к тебе, и отбрось все остальное. Но обычно новички на тебя смотрят, что называется, с открытым ртом, когда рассказываю, что два с половиной года не потребляю, а был в таком же дерьме, как и вы, и что сейчас у меня есть работа, машина. Не верят, что, десять лет просидев на наркотиках, можно без них жить. И я тоже не верил! Не верил, что когда-то проснусь, а позади - год, который прожил в трезвости. А сейчас уже два с половиной. Это просто чудо! Ведь цель-то - не эти «12 шагов» пройти… И у меня были тупики уже здесь, в сообществе, такие, что выхода не видел. Но в кулак себя зажимал и снова начинал «прописывать»… Так у нас называется работа над собой - и это может быть все что угодно: и специальная литература, и ответы на особые вопросники, и беседы с братьями… Вот так - шаг за шагом, чтобы не сорваться. Но до этого же надо дойти, а «12 шагов» как раз и служат руководством.

- Что это за специальная литература?

- Ее много. Она основана на реальном опыте тысяч людей из разных стран, которые прошли через это. Кстати, в нашем маленьком сообществе есть литературный комитет, который отвечает за поставку таких изданий, - мы их в Москве или Петербурге заказываем. Есть и другие комитеты: по больницам, по связям с общественностью. Мы ведь и в реабилитационные центры ездим, и с теми, кто на лечении находится, встречаемся. Есть прочные связи с председателем вневедомственной комиссии по борьбе с наркотиками Владимиром Костровым, врачами, психологами. Бываем в наркодиспансере - несем его пациентам весть, что есть группа АН. Прошлой весной встречались с представителями УИНа - готовы к сотрудничеству и с колониями. Участвуем в конференциях, которые проводит в России Всемирное сообщество АН.

- А где средства на все это берете, раз нет членских взносов - спонсоры помогают?

- Нет. Каждая группа наркоманов должна полностью опираться на собственные силы, отказываясь от финансовой помощи извне. Эта традиция не одно десятилетие существует во Всемирном сообществе АН. Мы тоже ее придерживаемся - принимаем только добровольные пожертвования от братьев и сестер, то есть от членов сообщества. И вовсе не потому, что хотим кому-то доказать: вот, мол, какие мы принципиальные. Это делается для защиты наших интересов. Ведь иначе спонсор может, например, попросить рассказать о его участии в решении наших проблем. Или, к примеру, сегодня он оплатил аренду помещения, где проходят собрания, а завтра у него деньги закончились. Поэтому у нас не должно быть финансовой зависимости. Хотя затрат немало: оплачиваем аренду помещений, где каждый день проходят собрания, печатаем визитные карточки нашего объединения и раздаем их всем, кого волнуют проблемы наркомании. В них телефон, по которому в любое время можно с нами связаться, получить поддержку, узнать, где и во сколько проходит собрание.

- Для чего собираться каждый день?

- Чтобы человек, который чувствует, что ему срочно нужна наша поддержка, мог тут же ее получить. Но обязанности или графика посещений нет. У каждого ведь свой жизненный ритм: дела, работа, учеба, родные. Одним словом - обязанности. Кто-то раз в месяц приходит, другой - через полгода у нас появится. И это все равно здорово. Просто я не такой - мне постоянно нужно поддерживать этот контакт. Первый год я вообще ни дня не пропускал. Вообще, в моей личной жизни только теперь что-то появилось. Не было бы АН - не было бы и меня. Собственно говоря, двенадцатый шаг - это то, что каждый из нас существует, живет… Я бы так сформулировал суть нашего объединения: если тебе плохо - ты нуждаешься в сообществе АН, а если тебе хорошо - ты нужен сообществу. Я ведь на каждом шагу никого не останавливаю: мол, не колись - это зло, не убивай себя… Просто проеду мимо действующих наркоманов, из тех, кто меня знает как облупленного, - они увидят и уже задумываются. Ведь они знают, через что мне пришлось пройти. И потому задумываются: «Может, подойти и поинтересоваться, а как он?» Самое убедительное - доказывать своей нормальной жизнью.

- Так на самом деле подходят и спрашивают?

- Конечно. И частенько. Когда встречаемся, обязательно кто-то спрашивает: «А как тебе это удалось?» Насколько могу, делюсь опытом. Даю наши визитки - звоните, парни, приходите. Мне помогло, может быть, и вам поможет сообщество АН. Но это зависит и от вас. А гарантий я не даю...

Собрания сообщества анонимных наркоманов в Мурманске проходят:

В Центре реабилитации наркозависимых «Возвращение» - ул. Павлова, дом 6, корпус 7 (территория областной больницы), понедельник, четверг, пятница в 18.00;

Театральный бульвар, дом 11 (в помещении Мурманского отделения Всероссийского общества слепых), вторник в 19.00;

ул. Маклакова, дом 25 (рядом с молодежным центром), среда, суббота в 20.00

Контактный телефон 8-921-177-22-27.

Фото: Федосеев Л. Г.
В Мурманске, да и по всему миру, 1 декабря горели свечи в память о погибших от наркотиков и СПИДа.
Ольга НУРЕЕВА