Считаю, «Мурманский вестник» правильно поднял проблему своевременной очистки дворов и улиц.

Например, мы с моим семнадцатилетним сыном, инвалидом-колясочником, попали в очень сложную ситуацию, причем по вине безответственности чиновников.

Все новогодние и рождественские каникулы мы не имели возможности выйти из дома (живем по улице Гончарова, 5), не могли увидеть праздничного убранства города, сходить в гости, просто погулять. Выход из подъезда вместе с пандусом был перекрыт автомобилем (номер М 004 КЕ). Соседи протоптали узкую тропинку через сугроб по газону и пользовались ею почти полторы недели. Но мы с сыном последовать их примеру никак не могли из-за его инвалидной коляски.

Причем автомобиль не только перекрыл выход из подъезда, но и стоял на тротуаре, мешая движению пешеходов. Я позвонила в ГИБДД по телефону 42-18-45 с просьбой как-то нам помочь - убрать машину. Дежурный ответил, что сделать ничего нельзя, так как невозможно найти хозяина авто. Тогда я обратилась в службу «051», где мне посочувствовали, но, сославшись на какое-то положение, сказали, что помочь ничем не могут.

На следующий день я снова позвонила в ГИБДД, попросила помочь освободить выход из подъезда. На этот раз мне пообещали выслать аж целую бригаду, чтобы определить - мешает ли этот брошенный автомобиль движению другого транспорта. Но все осталось по-прежнему.

Далее я обратилась в единую службу спасения по телефону 01, ведь машина мешала не только выйти из дома, но и могла быть серьезной помехой для работы экстренных служб. Там посоветовали обратиться в службу по телефону 52-05-44. Здесь меня внимательно выслушали, посочувствовали и сказали, что и они ничего изменить не могут, но предложили помочь вынести коляску с сыном на улицу и перенести через сугробы на руках. От предложенной помощи вынуждена была отказаться - нам ведь нужно не только выйти, но и как-то зайти обратно.

Кто-то посоветовал обратиться к участковому милиционеру по месту жительства, что я и сделала по телефону 43-30-63. Участковый пришел, все зафиксировал, сфотографировал автомобиль, но водителя не нашел. Ушел, пообещав обязательно разобраться.

8 января я вновь обратилась в областную ГИБДД, где инспектор мне просто нахамил и бросил трубку. Что делать дальше, я просто не знала.

Все новогодние каникулы мы с сыном чувствовали себя униженными, заброшенными и ущемленными в праве на полноценную жизнь.

Эта проблема оказалась не единственной.

10 января машина от подъезда уехала, но мой сын на следующий день все равно не смог попасть в школу, так как не были расчищены от снега тротуары и проезжая часть дворовой территории. А у меня не хватило сил протащить по сугробам коляску.

Знаю, что в таком снежном заточении оказались многие семьи с детьми-инвалидами. И до сих пор ситуация во дворах мало изменилась.

Я очень надеюсь, что после публикации моего письма в газете на него обратит внимание прокуратура области. И, возможно, виновники будут наказаны. А нам, горожанам, разъяснят, как нужно действовать в подобной ситуации и кто конкретно должен нести ответственность.

Публикации по этой теме:

Зимой три беды: снег, мороз и оттепель "Мурманский вестник" от 12.01.2009

Не то что машины - коляски буксуют "Мурманский вестник" от 13.01.2009

Чиновничий плен страшнее снежного "Мурманский вестник" от 16.01.2009

Валентина ПОЛЯКОВА, мурманчанка.