Политика - опиум для народа, телевидение - шприц.

Владимир КОЛЕЧИЦКИЙ.

Замечаю, как много на нашем телевидении возникло кулинарных передач. На Первом - «Смак». На ТВЦ - «Политическая кухня». На НТВ их сразу три: «Кулинарный поединок», «Едим дома» и «Повара и поварята». А еще и «Контрольная закупка» с ее выбором лучшего продукта, и «Малахов +» с его «паракушаньями», и т. д. и т. п. Редкий канал еще не обзавелся своим кулинарным шоу.

Все это не случайно. Телевидение истово ищет пути к душе своего зрителя и на данный момент считает, что путь к ней лежит через желудок. Как и к сердцу мужчины (по мнению некоторой части женщин). Наверное, на данный российский исторический момент так оно и есть. Еда - умиротворяющее и всем доступное удовольствие. У секса ограничений куда больше. А едят практически все: старые и молодые, худые и толстые, красивые и страшные, умные и не очень, образованные и необученные, здоровые и больные, богатые и бедные.

Причем, если всмотреться в гастрономическую рекламу, то еду, предназначенную для бедных, поглощают преимущественно люди холеные, богатые. Разве что Сергей Светлаков, «который любит разговаривать с телевизором», ест при этом жареный картофель, изображая простой народ. В остальном же сухие супы из пластмассовых стаканчиков, дешевые колбасы и прочий малополезный корм на телеэкране рекламно поглощают люди хорошо одетые, явно привыкшие к фитнес-клубам, заграничному отдыху и ежедневному комфорту. Образами «продвинутых», здоровых и преуспевающих реклама упрямо продвигает все нездоровое, соблазняет реальных потребителей неполноценных продуктов. Пельмени, чипсы, сухарики из пакетиков, гамбургеры, дешевый шоколад и другие лакомства, призванные подсластить тяжелую жизнь, занимают ведущую часть рекламы. Там выстраивается совершенно сногсшибательная, убийственная диета - не столько для малоимущих, сколько для совсем себя не берегущих. Горы кетчупа, сердечки из майонеза, подцепляемые на хлебную корочку, консервы и всякие растворимые в кипятке смеси, запиваемые то молоком, то пивом. Если при такой «потребительской корзине» человек выживет и даже не заработает себе серьезных болезней, значит, этот человек действительно прочный и для нездорового образа жизни подходящий. А главное, внушаемый. Реклама растит в стране такое большинство - внушаемое, доверчивое и непрошибаемое для любых продуктов.

Но самый излюбленный и распространенный вариант кулинарного шоу - звезда у разделочной доски. Звезда со сковородкой - это уже не просто звезда, и даже не только звезда, повернувшаяся, приблизившаяся к народу, а такая звезда, которая сама часть народа. Вот стою я, мол, перед вами - простой самородок и своя в доску, с набором из сорока специй и кастрюлькой за десять тысяч рублей. Попробуйте меня такую не полюбить еще пуще, чем любили до сей поры.

В советские времена высокие номенклатурные лица закладывали первые кирпичи, сажали деревца, продолжали дело Ленина, который нес бревно. Ритуал участия в общенародном деле в таких случаях всегда был важнее практической пользы от этого участия. Нынешние нравы, по-видимому, требуют, чтобы популярные артисты демонстрировали свою принадлежность быту. Как говорилось у Бернарда Шоу, король должен подняться до простых граждан. Именно подняться, а не опуститься.

В погоне за взаимопониманием с народом, в гонке за еще большей популярностью звезды сейчас уже призваны идти дальше своей номинальной профессии, показывать себя на том поприще, где они не профессионалы, а любители. Кулинарные шоу можно считать предтечами ледовых, боксерских, цирковых, танцевальных и вокальных шоу, в которых заняты не танцоры, не циркачи, не фигуристы и не певцы. Тот же принцип. Хочешь усилить свою популярность? Покажи, каков ты не в своем деле, а в чужом. Если ты не дутая звезда, то должен быть талантлив во всем.

Впрочем, бог с ними, со звездами. На то они и звезды, чтобы на людях актерствовать без перерыва. Но что касается именно кулинарных шоу, то нельзя не заметить, как они плавно переходят в необъявленные «кухонные шоу», городят в кадре идеализированную просторную кухню. Кухонные шоу приучают телезрителя к мысли, что только у него осталась устаревшая маленькая кухня, где нельзя развернуться одновременно двум людям, где никак не поместится посудомоечная машина и холодильник с двумя дверцами. ТВ рождает и подогревает кухонную манию в нашей стране. Кухня уже выступает не символом уюта, семейного тепла, но символом завоевания места под солнцем, места с вытяжкой, грилем и прочими прибамбасами. Образ скромной советской кухни как духовного центра дома, свободной дискуссионной площадки остался в старых фильмах. Нынче он категорически заслоняется грандиозным кухонным интерьером - стильным, стерильным, предназначенным скорее для съемок, чем для нормального существования. Подавляющее большинство сериалов используют свое пространство и время как полигон для рекламы мебели, посуды и прочих вещей. Кухня из образа внутренней и в некотором смысле интимной жизни стремительно превратилась в образ социальной показухи, стала приманкой, как дорогая косметика. «Вы этого достойны!»

Наверное, достойны. Но уж слишком далеко наше достоинство отстоит от достояния. И качественно, и количественно.

Владимир СЕМЕНОВ