Удивительный дом есть в Апатитах - условно жилой, так скажем. Кирпичная пятиэтажка на оживленной улице Бредова глядит на мир свежими стеклопакетами, двор аккуратно заасфальтирован пару лет назад по программе «Комфортное жилье». В восьми комнатах-квартирах бывшего общежития с частичными удобствами зарегистрированы люди - снимают жилье по соцнайму, а на самом деле «живых душ» тут почти нет. Но одна семья привлекла в январе внимание властей и общественности к проблеме этого дома, который большинство горожан искренне считают нежилым.

Последняя капля

3 января прохожие обнаружили: по стене потоком течет вода. Аварийная бригада приехала по вызову, перекрыла стояк и выяснила, что лопнула батарея на пятом этаже, залив водой все нижние. А на четвертом прописана вполне благополучная семья - мать, дочь и внучка. Которые, впрочем, появляются тут только время от времени и ненадолго. По причинам, о которых расскажем позже. Хотя на все, как выяснилось, у каждой стороны своя точка зрения - а сторон тут много…

В советские времена этот дом был семейным общежитием: комнаты по секциям, из удобств - краны с холодной-горячей водой, туалеты. Душевые - на первом этаже.

Здесь в 97-м году и получила жилье по ордеру семья Ларисы Харченко, которая с тремя детьми в 93-м вернулась на Север с Украины. Первые годы они жили в «малосемейке» на Жемчужной улице в «старых» Апатитах. Им выдали ордер на шесть комнат (каждая указана с номером, как квартира, с 29-й по 34-ю), с тех пор это единственный документ на жилье, которым они располагают.

За несколько лет Лариса, ныне уже Никонова, с новым мужем сделали его достаточно комфортным: в одной комнате оборудовали ванную, в другой устроили кухоньку с электроплиткой. Потом дети выросли, Лариса переехала в небольшую «двушку» к мужу, художнику Станиславу Никонову, но осталась прописана здесь как ответственный квартиросъемщик. Здесь же осталась жить Марина Харченко, средняя из детей, - сначала одна, потом уже вдвоем с родившейся в 2010-м году дочкой. А дом тем временем пустел, ветшал…

И Марина жила здесь и из последних сил поддерживала «живучесть» дома.

Например, еще в 2013 году обращалась в ГЖИ с жалобой на плохое отопление - температура в комнатах была 14 градусов. Инспекция вынесла предписание тогда еще управляющей компании «Апатиты-комфорт» с требованием обследовать кровлю над квартирой, устранить причины протечек, восстановить температурный режим в комнатах и в местах общего пользования и произвести ремонт в подъезде. Что-то было сделано, но в целом картина осталась удручающей.

Чем дальше, тем холоднее

Мы разговариваем с Мариной в ее квартире на четвертом этаже. Стоим у окна, потому что электричества нет - хозяйка только что попыталась включить тепловые пушки, чтобы просушить помещение после залития, и проводку предсказуемо замкнуло. Атмосфера здесь совершенно нежилая: термометры показывают в комнатах от 7 до 11 градусов тепла, невыносимо пахнет сыростью, темно…

Это после залития. Марины тогда несколько дней не было дома, и аварию не сразу заметили - аварийку, как уже говорилось, вызвали прохожие, которые увидели воду, льющуюся сквозь стены.

«Авария стала такой масштабной из-за того, что вы тут на самом деле не живете», - сказали ей члены комиссии, в которую вошли представители комитета по управлению муниципальным имуществом (собственник здания, кроме первого этажа, отданного под магазины, - администрация), управления городского хозяйства и УК «ГорСервис». Но не было ее тут по вполне понятным причинам: во-первых, работала по 12 часов, и после смены нужно было отдохнуть, а разве отдохнешь в помещении, где невозможно снять пальто? И горячей воды нет.

Как говорит Марина Харченко, зимой последние четыре года здесь можно находиться, только включив обогреватель, а спать - под двумя одеялами и солдатским полушубком.

- Отопление во всем доме стали пытаться запускать уже после аварии, - рассказала она. - До этого чуть теплой у нас была батарея только в одной комнате из шести. Но, конечно, ничего у них не выходит. 27 января замер снова показал температуру от 7 до 12 градусов в разных комнатах.

Марина Харченко: «Температура воздуха в помещении совсем низкая».

Тут в сторону Марины раздаются обвинения: почему раньше не делала заявку на нормализацию отопления?

- Но в УК «ГорСервис» знают, что в доме холодно. Мы с мамой с 2018 года неоднократно жаловались на холодные батареи директору управляющей компании, тогда был Иванов. Один раз устно, он был сам на квартире и все видел, летом 18-го года, опять же устно, на встрече с руководством УК. Разговоры были, а письменных заявлений не было, - поясняет Марина.

- Не было ни одного обращения, - уверенно заявляет нынешняя директор УК Юлия Иванова.

Разговоры к делу не пришьешь - именно таким принципом руководствуются все конторы на свете...

А Марина тем временем вынуждена скитаться: то у мамы ночевать, то у знакомых. Ее дочь в холодное время тоже ночует у бабушки, это понятно.

Друг на друга

- У этого ответственного квартиросъемщика шесть комнат, на квартире большой долг, больше ста тысяч рублей, незначительные выплаты время от времени поступают, - рассказывает Юлия Иванова. - Стояки мы запустили, заявки от юрлиц, которые занимают помещения на первом этаже, были отработаны в начале отопительного сезона, теперь жалоб на отопление от них нет, у них тепло. Если бы люди здесь жили или УГХ наблюдало за своим имуществом, то отработали бы своевременно и их заявки.

В УГХ решительно не согласны с такой постановкой вопроса. Здесь нам ответили, что по первому подъезду работа должна была проводиться по заявлению Никоновой или Харченко (напомню: это мать и дочь), поскольку их квартиры занимают целое крыло на четвертом этаже. А по остальным подъездам, с точки зрения УГХ, управляющая компания и так должна быть в курсе происходящего, ведь недаром произведена закольцовка отопления на уровне второго этажа.

Таким образом, все кивают друг на друга, и все дружно грозят пальцем в сторону жильцов четвертого этажа.

Но вот красноречивая подробность. Как нам стало известно, когда материал готовился в номер, недавно жилые помещения подъезда осмотрела комиссия муниципального контроля. И обнаружила квартиры, где батареи даже не подсоединены к трубе с теплоносителем. Стоят себе отдельно, непринужденно прислоненные к стеночке. Вот тебе и система…

Кстати, та же комиссия обнаружила и еще более шокирующий факт. Но о нем, чтобы не уводить разговор в сторону, - в самом конце.

Жить тут опасно

- Вы принципиально не платите за квартиру? - спрашиваю Марину.

- Платим по возможности, только возможности у нас не слишком большие, - отвечает она. - Зимой у нас выходит 8 с половиной тысяч, летом 8 тысяч за все про все, за все услуги. Я и в Москву в 2018-м уезжала потому, что хотела подзаработать... Обращались в УК с просьбой о рассрочке долга, который составляет сегодня чуть больше ста тысяч рублей. Они предлагают только на полгода, это больше десяти тысяч в месяц, это не по силам.

Летом, пока на улице тепло и светло, жить здесь можно, в остальное время Марина появляется в квартире раз в неделю, чтобы квартира была под каким-то присмотром.

Двое других жильцов этого подъезда в конце года один за другим ушли в мир иной, и осталась Марина вообще одна.

Теперь, после залития, ситуация обострилась донельзя. Женщины еще пытаются бороться за живучесть и плавучесть, но на самом деле ситуация зашла слишком далеко, чтобы ее можно было исправить «терапевтически».

- Мы в отчаянии, расселить не хотят, но там жить опасно. Электросети, вода, отопление - нет никаких нормальных или хоть более-менее нормальных коммуникаций. Новые окна - только еще хуже стало. Теперь дом покрывается инеем в морозы, а вокруг окон черный мокрый кирпич. Плата за содержание 2,5 тысячи, за отопление 3 тысячи, за свет - по нормативу (630 рублей), мы не смогли добиться даже установки щитка и счетчика. Если бы мы являлись собственниками помещения! Но мы съемщики и не имеем права на проведение работ в общем имуществе дома. По договору соцнайма жилье должно предоставляться нормальное, благоустроенное и со всеми коммуникациями. А тут даже электробезопасности не добиться. Но мы устали за 23 года поддерживать этот несчастный дом, платить за услуги, которых попросту нет. Мы хотим просто жить, а не бороться! - говорит Лариса Никонова.

Недавно они с Мариной написали заявление на имя главы администрации города с просьбой создать межведомственную комиссию, чтобы получить заключение о благоустроенности дома и пригодности его к безопасному и благоустроенному проживанию. Также они просят рассмотреть возможность расселения их в благоустроенное жилье, предоставления временного жилья на период ремонта или восстановительных работ в этих помещениях. В случае отказа в расселении просят произвести полный ремонт в квартире, восстановить отопительную систему, горячее и холодное водоснабжение, заменить электропроводку, установить щиток и электросчетчик. И дают пояснения, почему они не хотят платить за содержание и ремонт жилья - потому что услуги эти, по сути, не предоставляются.

Не аварийный

В сентябре 2018 года наша газета писала в статье «Снести недострой - полдела»:

«Теперь про то, что успело послужить молодым строителям социалистического города, - здания общежитий на улице Бредова. Скажем, Бредова, 5. Стоит дом вроде бы пустой, но на самом деле там прописано несколько жильцов, а потому даже отремонтировали двор по программе «Комфортная городская среда». Более того, в планах администрации - закрыть доступ в пустующие квартиры, вставить в окна недорогие стеклопакеты.

- К концу года дом приобретет достойный вид, - уверяет Николай Бова.

Чудес не обещает, но со временем, не исключает он, дом, возможно, вновь станет жилым».

Стеклопакеты действительно вставили, хотя выглядят они лучше, чем справляются с задачей теплоизоляции. Поставили их без откосов («не входило в условия контракта»), конкретно в квартире Харченко - на место хороших деревянных двойных рам. Теперь кирпичные зияющие дыры на месте откосов впитывают конденсат и еще быстрее разрушаются, окна леденеют изнутри, откосы и наружные стены покрываются инеем… Кстати, в 2019 году Никонова обращалась в ГЖИ, комитет по управлению имуществом, в прокуратуру по вопросу восстановления внутренних откосов, но все дружно ответили, что предусмотренные работы по монтажу окон выполнены.

Руководитель управления ЖКХ администрации города Надежда Самутина рассказала «МВ», что дом не признан аварийным. В нем необходимо капитально отремонтировать электрические сети (дом включен в региональную программу капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов) и содержать в порядке то, что есть, за что ответственны уже УК «ГорСервис» и жильцы. По заявлению нанимателя квартир администрация города планирует провести межведомственную комиссию для оценки жилых помещений. Ее члены осмотрят квартиру и вынесут вердикт - пригодна ли она для проживания. Если нет, то город должен будет предоставить другое жилье.

Фарватер намечен

В общем, ситуация, похоже, не совсем беспросветна. Правда, глава администрации Апатитов Николай Бова сказал лишь, что «ни завтра, ни послезавтра перемен здесь не произойдет, но контроль за ним будет постоянным».

Однако в горсовете депутатов смотрят на ситуацию с большим оптимизмом. Здесь мы поговорили с замглавы города и одновременно председателем постоянной депутатской комиссии по вопросам местного самоуправления Павлом Чуфыревым.

- Дом этот в настоящее время неблагоустроенный, и мы не имеем права его сдавать, иначе мы могли бы отремонтировать и сдавать его по социальному или коммерческому найму, - еще раз объяснил он. - Единственный путь развития ситуации - это его частичная реконструкция, ремонт. В 2015 году мы обсуждали это с представителями администрации, убеждали их в том, что необходимо закладывать средства на это, признавать комнаты в доме непригодными для проживания, предоставлять иные помещения, заниматься реконструкцией и впоследствии по соцочереди предоставлять их. Нам отвечали, что это нецелесообразно. Мы приводили доводы, что все равно город несет затраты на содержание этого дома, отопление его - сотни тысяч рублей из бюджета уходили все время. И аварийным его не признать, нет оснований, ведь сделан капремонт крыши, инженерных сетей, даже придомовая территория отремонтирована. И совет решил добиваться своего. Разработали положение о продаже этого имущества, помещений этого дома. Теперь мы готовы продавать с аукциона помещения первого и второго подъездов, а третий подъезд исключили из продажи в целях последующей реконструкции и предоставления в будущем очередникам. Это положение далось нам нелегко, прошло несколько рабочих встреч с юристами администрации, представителями прокуратуры, Росреестра. Все согласовали - и в результате мы приняли его в 2018 году.

К сожалению, комитет по управлению имуществом за эти два года так и не разработал нормативные документы, которые бы позволяли гражданам купить здесь комнаты, на что дает право решение совета депутатов. Поэтому, предвидя осложнения, которые могут возникнуть у тех, кто решит пойти этим путем, Павел Чуфырев написал заявление о продаже ему там трех комнат - первым. Открыто, гласно.

- Пройдя сам лично этот путь, я обозначу фарватер и для других, - объясняет он мотивы своего решения. - За мной и другие стали писать заявления. На мое первое заявление администрация дала отказ: а именно председатель КУМИ написал, что соответствующее решение депутатов… незаконно.

Чуфырев подал жалобу в прокуратуру. И спустя время получил другой ответ от исполнительной власти, суть которого в том, что администрация разработает соответствующие документы и процесс пойдет своим чередом. Действительно, регламент сейчас разрабатывается и к 1 марта, как обещает глава администрации, будет готов. Затем появится конкурсная комиссия, которая будет объявлять аукционы, готовить конкурсную документацию, то есть рулить многосложным процессом.

- Это будет первый этап, а потом следующие: согласование перепланировки, ее узаконивание и так далее, - обрисовал будущее Павел Геннадьевич.

Для города от реализации этого плана одни выгоды. Сократятся текущие расходы бюджета, деньги, которые получит городская казна от продажи таких помещений, пойдут на ремонт социального жилья, в том числе и реконструкцию и ремонт того самого третьего подъезда. Это предусмотрено соответствующим решением совета депутатов.

- Если к лету этого года мы выйдем на финишную прямую, то в короткие сроки дом этот начнет оживать, - подытожил Павел Чуфырев.

P.S. Та же комиссия муниципального контроля этажом ниже Марининой квартиры обнаружила… мумию пожилой женщины. Ее сожитель покинул этот мир осенью, а про нее никто не вспомнил. Марина говорит, она была слепой или слабовидящей. Страшный итог жизни, драматичный символ дома-призрака. Как будто историю последних его лет писал Эдгар По.