Кинопремия «Ника» существует уже тридцать лет, однако некоторые «детские болезни», по-видимому, до сих пор преодолеть не может. Главный из этих недугов - «синдром междусобойчика». Один из симптомов - чрезвычайное размножение призов, особенно почетного характера, вручаемые вообще, а не за конкретные достижения.
И что же мы видим на «Нике»? Четыре(!) почетные награды плюс специальная номинация «Открытие года». «За вклад в кинематографические науки, критику и образование» - Андрей Плахов, «Честь и достоинство» - Александр Сокуров, спецприз «За выдающийся вклад в отечественный кинематограф» - Александр Митта, спецприз «За творческий вклад в телевизионное искусство» (кстати, вообще «за телевидение» «Нику» не вручают) - съемочная группа телесериала «Салам Масква!», «Открытием года» выбрали (тут уже было голосование) Александра Красовского и «Коллектора». Поскольку «Коллектор» присутствовал и в номинации «Лучший фильм», эту «Нику» можно считать «утешительной». Официально же лучшим фильмом, как и на «…Орле», предсказуемо стал «Рай»: «Нику» победила скука.
Сразу хочу заметить, что все эти претензии не к фильмам-лауреатам и даже не к самой премии, а к тому, зачем и для чего она вручается вообще. Так, американская Академия отмечает определенные тенденции в национальном кинопроцессе, стимулируя наградами наиболее плодотворные (со своей точки зрения) из них, и при всей предсказуемости академических призов интрига там присутствует всегда.
А «Ника»? Вербальным ответом стали слова Сергея Скрипки, многолетнего дирижера Российского государственного оркестра кинематографии, вручавшего в этом году приз за лучшую музыку и сказавшего примерно следующее: «Радует, что нынешние номинанты знают ноты. Это уже приятно». Попробовал бы он сморозить что-то подобное на «Оскаре»! Однако если «Ника» вручается за «знание нот», а не за музыку, - почему бы и нет? Невербальным ответом - две(!) «Ники» за лучшую женскую роль второго плана. Учитывая, что номинанток было всего три, категорически недостойной приза сочли Светлану Брагарник в фильме «Ученик».
Если же забыть о междусобойчике и вспомнить о кинематографе, то главным событием минувшей «Ники» стал приз, врученный режиссеру-документалисту Виталию Манскому за его ленту «В лучах Солнца». В принципе, она (творческое развитие идей направления, связанного в отечественном кино с Алексеем Федорченко) была бы достойна (подобно картинам Майкла Мура, одновременно номинировавшимся и на главный «Оскар», и на «Оскар» за лучшую документальную ленту) и выдвижения на главную «Нику». Это было бы важно еще и потому, что фильм, снятый вообще-то в октябре 2015-го, пробиться в российский прокат смог лишь в октябре 2016-го, через год после европейской премьеры, но… «Ника» это не «Оскар».


А сейчас от отечественных кинонаград перейдем к новинкам российского проката. Самая ожидаемая премьера недели - «Призрак в доспехах», снятая по мотивам одноименного легендарного анимэ, классики киберпанка, со Скарлетт Йоханссон, Майклом Питтом, Жюльетт Бинош и Такеши Китано. Увы, но на этом самое привлекательное в «Призраке в доспехах» заканчивается. Во-первых, на самом деле это экранизация манги (комикса), на основе которой и был снят оригинальный «Призрак…». Во-вторых, режиссером нового «Призрака…» стал Руперт Сандерс, который может похвалиться только вызвавшей весьма смешанную реакцию «Белоснежкой и охотником».
Так что, скорее всего, нас ждет не более чем внятный пересказ идей оригинала, профессионально доброкачественный, но до уровня шедевра, в отличие от оригинала, все же недотягивающий.
Редко бывает фильм, про который можно сказать, что он либо очень понравится, либо, наоборот, вызовет резкое отторжение. «Собачья жизнь» Лассе Халлстрема - именно такая лента. Официально она снята по роману некоего У. Брюса Робинсона, в фильме заняты хорошие актеры (Джош Гад, Деннис Куэйд, Пегги Липтон). Однако на самом деле в «Собачьей жизни» и драматургия, и актерская игра не имеют особого значения - по большому счету это экранизация той жизни братьев наших меньших, фотографиями и видеороликами которой переполнен весь Интернет. Вы любите собак - после «Собачьей жизни» вы их полюбите еще больше! Как с другой лентой того же постановщика, «Хатико», - можно восторгаться собачьей преданностью, а можно считать это бессовестной манипуляцией зрителем. В конце концов, если Нагиса Осима мог для создания классической мелодрамы использовать язык порно, то чем собаки хуже? Разве что тем, что это не кошки.


Самая необычная новинка недели - это, безусловно, «Лекарство от здоровья» Гора Вербински. Вы помните его по «Мышиной охоте», «Пиратам Карибского моря» и «Звонку»? В Голливуде его помнят прежде всего по катастрофически провальному «Одинокому рейнджеру». С той поры Вербински четыре года не снимал - и вот наконец вернулся с «Лекарством…». 
По жанру это триллер с элементами фильма ужасов - главный герой, менеджер крупной корпорации, приезжает по делам в швейцарский санаторий, где лечится глава фирмы, и в поисках своего босса сталкивается со странными пациентами и не менее странными терапевтическими процедурами. Реакцию он вызвал крайне противоречивую, однако Вербински заранее заявлял, что это - «кино не для всех».
То есть фактически «Лекарство от здоровья» - артхаус, как его понимает режиссер «Пиратов Карибского моря». С этим и связано то, что воспринимается как недостатки картины - начиная от затянутости и кончая стилистической мешаниной. Другой вопрос, что Вербински - это все же не Джармуш.
И напоследок - лента, без которой вполне можно было бы обойтись, но которая не могла не появиться - «Смурфики: затерянная деревня». Прямой аналог «Обители зла», только сделано исключительно для детей (рейтинг «6+») и вместо зомби - мини-гуманоиды голубого цвета. Справедливости ради отмечу, что снял ленту Келли Эсбери, режиссер с какими-никакими, но заслугами перед киноискусством (среди которых «Шрек-2»), так что любители смурфов наверняка останутся довольны. Впрочем, если бы это сделал и кто-то другой, они тоже не были бы разочарованы, ведь главное здесь - сами смурфы!