Дмитрий Ильчук проработал в исправительной колонии № 18 младшим инспектором службы безопасности несколько лет. В порочных связях до определенного времени замечен не был. И за труд свой получил награду Минюста России - медаль «За службу» третьей степени.

Но в прошлом году коллеги стали замечать за ним некие странности. Он вдруг сблизился с одним из заключенных, явно благоволил к нему. Подозревали, что у них возникли какие-то дела...

В семейной жизни тоже три года назад произошел перелом: Дмитрий развелся с женой, хотя уже был ребенок, и сошелся с новой подругой.

Определенные действия Ильчука стали известны и представителям правоохранительных органов. Его начали подозревать в переправке в колонию наркотиков и мобильных телефонов для зеков. За младшим инспектором сотрудники управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков установили наблюдение. Оперативники фиксировали все его передвижения. И не напрасно.

24 октября прошлого года Дмитрий Ильчук около 12 часов дня подъехал на своей иномарке к бару «Перехватчик», что в поселке Молочном. Кстати, фигурант и жил в этом поселке. Около бара его ждал человек, который сел в машину и передал инспектору сверток с героином. Ильчук, высадив гражданина, отправился в Мурманск. Около магазина «Связной», что на улице Самойловой, его ждали некие дамы, одна из них передала инспектору пакет с героином. Он получил также от женщин деньги.

Дома Дмитрий переоделся в форму, так как должен был в тот день выходить на дежурство, заехал на улицу Баумана, где в тайнике должен был взять еще одну «посылку». Когда Ильчук, припарковав свой «Форд Мондео», вышел, из подъехавшей «Газели» выскочили крепкие парни в масках и надели на него наручники.

При досмотре автомобиля и его хозяина сотрудники госнаркоконтроля обнаружили в свертках около 5 граммов героина и несколько мобильных телефонов.

- Ильчука сразу же привезли сюда, в прокуратуру Первомайского округа, - рассказал старший следователь Александр Панфилов, который вел это дело.- Я его задержал на 48 часов и провел первый допрос. Возбудили уголовное дело. Он признался, что переправлял в колонию, где работал, наркотики и мобильники. Занимался этим, по его словам, около трех месяцев. Но я убежден, да и оперативники тоже, что наркотики инспектор начал возить в колонию гораздо раньше.

- Удивило то, - продолжал следователь, - что о своем преступлении Ильчук говорил как о каком-то незначительном проступке. У меня создалось впечатление, будто он не понимал, что совершил тяжкое должностное преступление. Меня поразило: как мог сотрудник колонии, в обязанности которого входило строго следить за порядком, сам стать нарушителем: предать свое дело и, по сути, разрушать изнутри уголовно-исполнительную систему.

- К сожалению, за передачу осужденным мобильных телефонов, - сказал Александр Панфилов, - уголовная ответственность не предусмотрена, только дисциплинарная...

Однако можно представить, какую возможность дал инспектор подопечным общаться со своими братками и подельниками! А сколько трудностей и прямого вреда было нанесено следователям, которые вели дела тех, что еще оставались на свободе, но были замешаны в разного рода криминале.

- Александр Викторович, а как и где он брал наркотики?

- Схема такова. Познакомившись в колонии с заключенным Наумовым, инспектор по его просьбе, и конечно, за вознаграждение, стал встречаться с разными людьми. Они вручали Ильчуку наркотики, средства связи, лекарства и т. д., которые тот привозил в колонию и передавал Наумову для других осужденных. Надо сказать, что эти «снабженцы» были просто посредниками. Некоторых удалось задержать, и их уголовные дела переданы в соответствующие отделы внутренних дел для расследования.

- А что представляет собой сам Ильчук? Как он вел себя на следствии?

- Ему 33 года. Образование среднее. На службе ничем особенным не отличался. Можно сказать, плыл по течению. К карьерному росту не стремился, учиться дальше не собирался. Как начал работать младшим инспектором, так им и остался. Вот что говорится в характеристике, выданной на него из 18-й колонии: «Инициативы не проявлял, повышением профессионального уровня не занимался. Активного участия в мероприятиях по укреплению дисциплины и порядка не принимал...»

Да уж какое там активное участие в укреплении порядка, если сам этот порядок активно и нарушал! Я слушала следователя, когда он читал эту характеристику, и думала: а за какие это заслуги Ильчуку вручили медаль «За службу»?

Этот вопрос я задала сотрудникам УИНа, и мне пояснили, что по традиции, если человек отработал достаточное количество лет, он может претендовать на такую вот награду. Наверное, все-таки надо более серьезно подходить к отбору кандидатов на награждение.

- Замечу, - говорит Александр Панфилов, - Ильчук вырос в хорошей семье. У него очень порядочные родители. Сейчас оба на пенсии и очень переживают эти события. Сам Дмитрий тоже вначале переживал и просил, чтобы ему заменили арест на подписку о невыезде. Но за такие преступления под подписку никого не отпускают. Потом, месяца через два-три, он успокоился. Вину признал.

Ему было предъявлено обвинение по двум статьям УК РФ: 286-й (превышение должностных полномочий) и 228-й (незаконное приобретение наркотиков) с применением статьи 30-й - приготовление к преступлению.

- Это потому, что его задержали до того, как он пронес героин в колонию?

- Да.

- А почему оперативники не подождали, пока он доставит наркотики заключенным?

- Ильчук мог ускользнуть, он же был на машине. Кроме того, если бы заметил слежку, мог где-нибудь сбросить свертки. И потом, я считаю, что не обязательно дожидаться, когда совершится «преступление. Главное - предотвратить его.

На суде Ильчук также признал свою вину по передаче наркоты и сказал, что за это получал каждый раз от 1000 до 2000 рублей. Подруга Ильчука также сообщила в суде: ей было известно, что Дмитрий проносил в колонию для осужденных мобильные телефоны, зарядные устройства, сим-карты... Об этом говорили и другие свидетели.

31 июля Первомайский районный суд под председательством судьи Натальи Лавреновой вынес приговор: «Ильчуку Д. Т. назначить наказание в виде трех лет и шести месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима». Его лишили награды Минюста - медали «За службу».

Наказание, как мы видим, не столь суровое. Хотя отбывание в колонии, да еще бывшему сотруднику УИНа, - это позор. Правда, всех бывших работников правоохранительной системы, которые нарушили закон и осуждены, отправляют в специальные колонии.

В СИЗО Дмитрий Ильчук провел более полугода, в колонии ему осталось сидеть совсем немного. Не исключено, что сердобольные судьи выпустят и раньше, применив условно-досрочное освобождение. Чем займется бывший инспектор, вернувшись из зоны домой?

Осужденный и его адвокат имеют право обжаловать приговор в областном суде.

Зарема БОРОВАЯ.