Борьба с коррупцией сегодня в России признана одной из приоритетных задач. Однако отчего-то к ответственности привлекаются в основном чиновники среднего и низшего звена. Почему так происходит? Наш собеседник - начальник отдела по надзору за исполнением законов о противодействии коррупции прокуратуры Мурманской области Ирина БАРАШЕВА.

- Нечасто встретишь женщину, занимающуюся столь серьезным мужским делом - борьбой с коррупцией и даже возглавляющую целое подразделение?

- Так сложилось, что с момента создания нашего отдела им всегда руководили женщины. Более того, и в коллективе почти все специалисты тоже «слабый пол». Конечно, работа очень сложная. В прошлом году было выявлено 1206 нарушений законов, внесено 150 представлений, 264 должностных лица привлечены к дисциплинарной ответственности, а 46 государственных и муниципальных служащих - к административной ответственности, возбуждено 31 уголовное дело.

Да, эти показатели немного ниже, чем, скажем, в 2009 году. И причиной тому не плохая выявляемость таких нарушений, а то, что их реально стало меньше. Результаты нашей работы - наглядный урок для чиновников: они стараются меньше нарушать законы.

К слову, раньше большинство нарушений выявлялось в сфере размещения заказов для государственных и муниципальных нужд. А также по линии непредставления или представления недостоверных сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера государственными и муниципальными служащими. Мы это пресекали, и уже в прошлом году такие нарушения перестали носить массовый характер.

- В 2010 году по официальной статистике в стране было возбуждено более двух тысяч уголовных дел антикоррупционной направленности. А какова ситуация в нашем регионе?

- Работу ведем активно, но, к сожалению, результаты нас не устраивают. Как правило, к ответственности привлекаются лишь чиновники и должностные лица среднего и низшего звена, работники медицинских учреждений, а это, сами понимаете, только верхушка айсберга.

- Почему так трудно искоренить взяточничество?

- Понимаете, это явление носит скрытый характер. И зачастую обе стороны - и тот, кто дает взятку, и тот, кто берет ее, заинтересованы, чтобы об этом никто не узнал. Поэтому такого рода преступления и выявляются с большим трудом. Но в то же время я уверена, что в борьбе с коррупцией должны быть заинтересованы не одни только правоохранительные органы, но и все общество в целом, все граждане. В противном случае серьезно продвинуться в искоренении этого страшного социального зла будет очень сложно.

- Куда можно обратиться, если стало известно о том или ином случае коррупции?

- На официальном сайте прокуратуры Мурманской области создан специальный раздел, посвященный борьбе с коррупцией. В разделе «Канал доверия» можно анонимно сообщить обо всех известных фактах таких проявлений, дать свою оценку работе правоохранительных органов, органов государственной власти и местного самоуправления по борьбе с этим злом, а также обратить внимание на другие вопросы, связанные с противодействием коррупции на территории Кольского полуострова.

- Сколько поступает таких сообщений?

- К сожалению, пока их не слишком много. Конечно, иногда приходится слышать, мол, граждане не всегда уверены, что мы им сможем помочь, а то и опасаются мести со стороны коррупционеров. Но ведь для полноценной работы в этом направлении нужна точная и проверенная информация. Мы не устаем повторять: звоните, пишите нам заявления, мы обязательно примем меры, доведем дело до конца. В широком смысле дело не в одних только взятках, это целый комплекс проблем, связанных со злоупотреблением властью, чиновничьим произволом, несовершенством законодательной базы, которые в совокупности и порождают то, что мы сегодня называем коррупцией.

- Сейчас все законы, прежде чем бывают приняты, проходят экспертизу на антикоррупционную составляющую. Насколько эффективна такая практика, проводимая прокуратурой?

- В прошлом году мы проверили почти тысячу различных нормативно-правовых актов и убедились, что в них встречаются формулировки с неясным содержанием. А это позволяет чиновникам достаточно широко толковать пределы своих возможностей. Как вы понимаете, это может привести к незаконным действиям.

- Какие, по вашему мнению, сферы деятельности у нас в регионе наиболее всего подвержены коррупции?

- Повышенный коррупционный риск прежде всего присутствует в процессах расходования бюджетных средств, использования муниципального имущества, размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. Поэтому традиционным приоритетом прокурорского надзора всегда остается исполнение требований законодательства о государственной и муниципальной службе в части соблюдения установленных ограничений и запретов для служащих. Значительное количество нарушений выявляется прокурорами именно во время таких проверок. Это касается как органов местного самоуправления, где должностные лица одновременно являлись учредителями и акционерами коммерческих организаций, так и исполнительных органов власти области. Некоторые государственные гражданские служащие были официально зарегистрированы как индивидуальные предприниматели, а это у нас в стране запрещено законом.

- А можно поподробнее?

- Почему бы и нет? Служащие скрывают или не предоставляют сведений о своих доходах, имуществе, обязательствах имущественного характера. Такие нарушения выявлялись в Кировске, Ловозерском районе, Оленегорске, Апатитах, Мончегорске и Мурманске. Высок уровень нарушений и в сфере организации государственных и муниципальных закупок. Ежегодно выявляются факты дачи взятки работникам ГИБДД. Причем их размер колеблется от двухсот до шести тысяч рублей. Бывали случаи, когда размер предложенной взятки составлял сто рублей только за то, чтобы инспектор не составлял протокол. Знаете, здесь не сумма важна, вопрос не в каких-то ста рублях, а в том, что подобные действия разрушают правовые основы нашего общества и являются преступлением. Взять здравоохранение. По-прежнему дают и берут взятки за оформление больничных листов. Только в прошлом году по таким фактам было возбуждено пять уголовных дел в Мончегорске, Апатитах, Кандалакше и Ковдоре. Тогда же за совершение коррупционных преступлений были осуждены два сотрудника ДПС ГИБДД, один судебный пристав-исполнитель, восемь муниципальных служащих (из них четыре главы и два заместителя глав муниципальных образований), четырнадцать должностных лиц, в том числе и генеральный директор ФГУП, директора дома культуры и детского дома, руководители и бухгалтеры различных обществ, один врач...

- Ну хорошо, вот возбудили уголовное дело в отношении того или иного коррупционера. Довели его до суда, а в результате... Почему выносимые приговоры не соответствуют тяжести наказания?

- Я бы сказала, что это спорный вопрос. Ведь при назначении наказания суд всегда учитывает различные смягчающие обстоятельства, которые не всегда известны общественности: признание вины обвиняемым, его сотрудничество со следствием, тяжесть совершенного...

После того как дело направлено в суд, прокурор поддерживает государственное обвинение, но окончательную меру наказания определяет суд. И мы можем либо согласиться, либо обжаловать приговор в кассационном порядке. Нисколько не умаляя важности привлечения коррупционеров к уголовной ответственности, хочу в то же время отметить, что это далеко не единственная наша задача. Особенностью действующего антикоррупционного законодательства является его ориентированность на предупреждение, создание атмосферы невыгодности коррупционного поведения.

Сергей БЕРДНИКОВ