Вновь вступив в должность президента страны, Владимир Путин почти сразу подписал указ «О долгосрочной государственной экономической политике РФ». В нем среди прочего говорится о необходимости увеличить реальные доходы граждан и достичь технологического лидерства российской экономики. В частности, поставлена задача продвинуть позицию России в рейтинге Всемирного банка, отражающем условия ведения бизнеса в разных странах, со 120-й, которую она заняла в 2011 году, до 50-й в 2015-м, а еще через три года - до 20-й.

Находясь в должности премьер-министра, нынешний глава государства неоднократно поднимал проблему создания условий для более активного развития бизнеса. Он предлагал, например, «демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов и передать все экономические дела из судов общей юрисдикции в арбитражные». Кроме того, предпринимательское сообщество может решать экономические споры и в третейских судах. Скажем, именно третейский суд, созданный при Северной торгово-промышленной палате, позволяет в кратчайшие сроки решать проблемы заполярных бизнесменов, возникающие в договорных отношениях. Об этом наш разговор с председателем третейского суда при Северной ТПП Натальей Филипповской:

- Наш третейский суд был создан в ноябре 1994 года, но, по сути, его реальная работа началась только в 2002-м, после принятия федерального закона о деятельности третейских судов в России. Мы рассматриваем такие же споры, как и арбитражный или суды общей юрисдикции, но касающиеся исключительно взаимоотношений в сфере предпринимательской деятельности, основанных на договорах. Административные или налоговые споры не входят в нашу компетенцию, речь только о гражданских.

- По сути, третейский суд - тот же арбитраж. Так в чем же тогда его смысл?

- Прежде всего в том, что это негосударственный суд, избираемый самими сторонами для разрешения спора между ними, о чем ими в письменной форме заключается договор. Соглашение о передаче спора третейскому суду может быть заключено и в виде оговорки в договоре сторон, и отдельного документа. Передавая спор на рассмотрение этому органу, стороны принимают на себя обязательства подчиняться принятому им решению.

- То есть поводы для обращения к вам преимущественно финансовые...

- Действительно, обращения связаны с вопросами, касающимися взыскания разного рода задолженностей, когда самое важное - получить деньги с должника. Еще работая в качестве заседателя арбитражного суда, я не понаслышке узнала, насколько может затянуться процесс взыскания долга там, причем при полном соблюдении всех требований законодательства. Арбитражно-процессуальный кодекс составлен так, что судья вынужден по требованию любой из сторон откладывать рассмотрение дела, затем идут апелляция, кассация. Когда в конце концов доходит до исполнения решения, актуальность взыскания уже может быть заметно утрачена. Простое взыскание долга может растянуться до полугода, а то и больше.

- А у вас?

- И регламент, и закон позволяют сделать это гораздо быстрее. Так, по регламенту мы должны рассмотреть исковое заявление в месячный с момента поступления к нам дела срок. За десять дней стороны оповещаются о времени и месте его рассмотрения. С учетом прохождения почтовых отправлений стараемся отводить на это две недели, а срок рассмотрения может быть и меньше месяца. Рассматриваем иск и принимаем решение по существу спора, как правило, на одном заседании. Тем более что закон позволяет рассматривать дело и в отсутствие ответчика, надлежащим образом извещенного о предстоящем заседании. Поэтому затягивание исключается. К тому же решение, принятое третейским судом, не подлежит апелляции.

- Как говорится, приговор окончательный и обжалованию не подлежит…

- Да, именно так. И еще - решение вступает в силу немедленно. Таким образом, ответственность недобросовестной стороны наступает гораздо быстрее, чем при обращении в тот же арбитражный суд.

- Кто к вам обращается?

- У нас два банка, которые при заключении кредитных договоров и договоров ипотеки включают третейские оговорки. Вот они периодически к нам и обращаются. Плюс еще две небанковские организации - ФОРМАП и Первое Мурманское общество взаимного кредита. Для них главное - взыскание задолженностей. Поскольку у всех них риски невозврата достаточно велики, именно они и являются наиболее частыми клиентами. Но есть и обращения предприятий, частных предпринимателей, деятельность которых связана с договорами поставок, подряда, субподряда и т. д. Например, недавно мы рассматривали обращение одного из наших постоянных клиентов, поставляющего топливо на рыболовецкие суда, о неоплате за эти поставки. Там накопился долг более трех миллионов...

- А если, несмотря на «окончательность» вашего решения, должник все-таки не платит по счетам? Какие меры воздействия к нему вы можете применить?

- Сторона, в пользу которой принято решение, может обратиться в государственный суд общей юрисдикции, если речь о физическом лице, или в арбитражный суд с заявлением в отношении юридического лица о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда. Арбитражный суд по закону в течение трех месяцев должен рассмотреть такое заявление и вынести определение о выдаче исполнительного листа. Как правило, такое решение принимается где-то в течение полутора-двух месяцев. А в суде общей юрисдикции - в течение месяца.

Должники нередко не хотят добровольно исполнять решение, тогда и приходится прибегать к принуждению. А бывает, что мы выносим решение, например в отношении организации-должника. Банк получает наш исполнительный лист, и должник, увидев, что угроза лишиться имущества, под залог которого был получен кредит, абсолютно реальна, тут же связывается с банком и погашает долг. Или еще пример: на сайте арбитражного суда появляется сообщение, что некий банк подал заявление о выдаче исполнительного листа на решение нашего третейского суда, а через несколько дней мы видим, что это заявление отзывается, поскольку должник поторопился не доводить дело до суда и погасил задолженность. А у нас на заседаниях должники обычно объясняют невозврат долга отсутствием средств. Понять их и поверить в трудность ситуации, конечно же, можно, но закон есть закон. Указанные в договоре обязательства никто за подписавшихся под ними не выполнит.

- Судя по вашим отчетам и информации на сайте Северной ТПП, обращаются к вам не так уж и часто...

- В среднем два-три раза в месяц. Обращений, и в самом деле, не так уж много, но суммы, как правило, заявляются весьма значительные: по мелочам к нам не бегут, поскольку это требует немалых затрат. Сумма третейского сбора определяется индивидуально. Ведь мы работаем на самоокупаемости. Штатных сотрудников немного, при рассмотрении дел судей привлекаем со стороны. На сайте размещен их список, из которого заявитель вправе сам выбрать того, кто будет рассматривать спор. Мы предлагаем сделать выбор и ответчикам. Если же он не сделан, судью назначает президент торгово-промышленной палаты. А затем выбранные им двое судей выбирают третьего - председательствующего третейского суда. Но если в договоре обозначено, что дело может быть рассмотрено единолично, то один судья - по согласованию сторон или назначению президента ТПП - и будет рассматривать иск.

В регламенте записано, что решение третейского суда окончательное, поэтому при обращении, например, в арбитражный суд там само дело по-новому уже не рассматривается, а идет только проверка соблюдения всех требований: согласие сторон на разрешение спора в третейском суде, своевременность их извещения о месте и времени рассмотрения спора. А затем выносится определение о выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда. И здесь уже включаются стандартные схемы принуждения ответчика к выполнению принятого решения.

- А вправе ли третейский суд налагать какие-то штрафные санкции?

- Мы применяем те же требования гражданского законодательства, что и иные суды. Если в договоре предусмотрена, например, уплата неустойки - пени за каждый день просрочки исполнения обязательств, то взыскивается основная сумма плюс штрафные санкции. А если речь идет о кредитах - и сумма основного долга, и проценты по кредиту, и штрафы.

- Какие наиболее крупные суммы по искам заявлялись в делах, которые вам приходилось рассматривать, и насколько, на ваш взгляд, третейский суд сегодня востребован?

- Летом прошлого года крупная рыболовецкая компания взыскивала с поставщиков несколько десятков миллионов рублей. В этом году также были рассмотрены два дела с размерами исковых требований на несколько миллионов долларов каждое. Немалые суммы, как правило, заявляются и банками. Главное же, как я уже сказала, то, что, обращаясь к нам, заявители получают возможность быстрого рассмотрения иска, особенно в вопросах о взыскании задолженностей. Нет необходимости что-то доказывать и искать свидетелей: в договоре обозначены все обязательства. Поэтому мы в кратчайшие сроки рассматриваем дело и принимаем решение, и у истца появляется возможность максимально быстро вернуть кредит. К тому же мы можем оказывать консультативную помощь, подходить к каждому клиенту индивидуально. Все-таки в арбитражном суде поток больше. Обращаются к нам, как правило, по поводу крупных сумм достаточно крупные предприятия.

Еще одна важная категория рассматриваемых нами дел - споры о признании прав на недвижимое имущество. В прошлом году Конституционный суд РФ подтвердил компетенцию третейских судов в этом вопросе. И в наш третейский суд уже поданы иски о признании прав на недвижимость.

Беседовала Юния ВАЛАМИНА.