Доноры - люди, которых очень трудно заподозрить в корысти. Когда им выдавали талоны на питание стоимостью 70 рублей, многие их даже не брали. И не столько из-за того, что вознаграждение мизерное. Просто не за тем они приходили на станцию переливания крови. Тем удивительнее было увидеть доноров на пороге нашей редакции со словами: «Кажется, нас обманывают».

Почему так мало?

Вступивший в силу в начале текущего года закон о донорстве изменил систему вознаграждения за сданную кровь. В Карелии донорам начали предлагать либо брать продуктовый набор на 480 рублей, либо кушать на 180 рублей и брать набор на 300 рублей, либо брать готовую еду из столовой с собой домой. Вполне себе внятная система. И что уж говорить - в ценовом эквиваленте «благодарность» донорам увеличилась прилично. Однако при ознакомлении с полагающимися им по закону продуктовыми пакетами у людей стали появляться вопросы. По большому счету, что именно укладывали в наборы, им было не важно. Странным казалось то, почему считается, что это содержимое соответствует 300 или 480 рублям?

- Я заказал обед в столовой, и мне сразу же выдали этот пакет с продуктами. Открыл и смотрю - он какой-то странный, - рассказывает Сергей Безручко (систематически сдает кровь с 2007 года. - Прим. авт.). - Как ни крути, но продуктов в нем не на 300 рублей. Ну может, на 180-190, не больше.

То же самое мы услышали и от других доноров.

- Получается, что в пакете не хватает где-то 110-120 рублей из 300, - говорит Сергей Безручко. - А если взять пакет за 480 рублей, так и того больше (хотя, по свидетельству тех, кто к нам обращался, пакеты на 480 рублей в столовых вообще отказывались выдавать. - Прим. авт.). Если на станцию переливания крови приходит в день от 70 до 100 человек, а мне называли именно это количество, то чья-то выгода составляет где-то 7-12 тысяч рублей в день.

Интересно только - чья

Первый вопрос, услышанный нами во время звонка в республиканскую станцию переливания крови, когда мы рассказали о недопонимании происходящего со стороны людей, был:

- Вы, наверное, считаете по ценам из магазина?

Ну разумеется. Можно было, конечно, прикинуть и оптовый ценник. Однако что-то подсказывало, что без наценки нельзя. А вот ориентироваться на цену с прилавков казалось вполне разумным. Магазины же не торгуют себе в убыток. Значит, указанная в них цена на эти продукты вполне адекватная.

Продуктовые пакеты доноры могли получить в столовых самой станции переливания крови, Петрозаводской консерватории и администрации города.

- А кто формировал эти продуктовые наборы? - спрашиваем.

- Столовая республиканской больницы.

Все будет по-другому

- Если бы вообще ничего не давали, так и ладно, а получается, что обворовывают людей, которые в принципе ходят безвозмездно сдавать кровь, не за эти продукты. И воровать у этих людей - верх наглости, - говорит Сергей.

- Раньше продуктовые наборы мы формировали сами, - поясняет ситуацию и.о. главного врача станции переливания крови Ольга Багаева. - Соответственно, сами закупали продукты, и получалось, конечно, дешевле. Но с нового года приказом правительства нам было запрещено заниматься этим самостоятельно. Наборы, о которых вы говорите, формировались столовой, а у столовой есть наценка. Продукты же надо закупить, привезти, сформировать, в пакеты уложить. Никакого обмана или нарушений здесь нет.

Обмана, может, и нет, но уж больно здорово ценит свою работу столовая республиканской больницы. В магазинах, по ценам которых считали доноры, те же печенье, соки и прочее тоже сначала закупают, потом привозят и раскладывают на прилавки. Неужели работа по укладыванию шести наименований в пакет стоит больше сотни рублей?

- Уже вышел новый приказ министерства здравоохранения, - говорит Ольга Багаева. - Начиная с 4 июня эти 480 рублей 5 копеек нам разрешено выдавать донорам не продуктами, а деньгами. И только на выездах мы еще выдаем продуктовые наборы.

- Какая-то часть денег уже потрачена на продукты, которые нужно использовать, - уточняет главный врач станции Ирина Пушкарева. - Поэтому, пока закупленные продуктовые наборы не закончатся, мы будем уговаривать людей брать их. Кто-то пойдет навстречу, кто-то нет. Разумеется, если донор будет настаивать на денежной выплате, ему выдадут именно деньги.

Илона РАДКЕВИЧ, еженедельник «Карельская губернiя».