Наверняка у многих из нас есть причины выразить свою признательность специалистам, в честь которых вчера отмечался Всемирный профессиональный день анестезиолога-реаниматолога. Анестезия как научная дисциплина вошла в историю развития медицины в 1846 году - именно тогда была проведена первая в мире операция под эфирным наркозом.

А накануне праздника «Мурманский вестник» взял интервью у завотделением кардиореанимации Мурманской областной клинической больницы, заслуженного врача РФ Гарри Клейна. К слову, официальное название «врач анестезиолог-реаниматолог» в нашей стране появилось чуть больше 40 лет назад. И все эти годы Гарри Вальтерович работает в профессии.

- Труд анестезиологов требует ничуть не меньшей самоотдачи, чем работа других врачей, находящихся на острие борьбы за человеческую жизнь. Но они остаются нередко в тени хирургов. Не обидно?

- В тени? Возможно, но я не переживаю по этому поводу. Ведь с анестезиологами больные чаще всего встречаются в тот момент, когда они нас не видят. С их родственниками общаемся в основном по телефону.

- Считается, чтобы стать хорошим анестезиологом, нужно иметь еще и особый характер. Это лирика или в этом утверждении есть доля правды? Такое впечатление, что анестезиологи - само воплощение спокойствия и уравновешенности.

- Вообще-то все очень разные. Лично я холерик, и таких среди представителей нашей специальности очень много. Ведь на самом деле профессия взрывная - постоянно эмоциональные всплески. В любой момент могут произойти внезапные, непредвиденные остановки во время операции...

- На грани жизнь-смерть...

- Холерики как раз быстрее включаются в ситуацию, быстрее реагируют. Поэтому в этой профессии такие люди нужны. И у меня в отделении есть молодежь - взрывная. Так что после моего ухода здесь не будет пустоты.

- Существует мнение, что анестезиолог - одна из тех медицинских специальностей, что требуют очень высокой эрудиции. Потому что он должен знать, как работает каждая система организма, каждый орган, каждая клеточка, чтобы удержать угасающую жизнь.

- Анестезиологи работают в разных операционных, поэтому и должны знать широкий круг заболеваний, с которыми сталкиваются. Это действительно универсальная специальность. Сейчас вообще все фундаментальные области медицины развиваются очень быстро, причем только вместе с анестезиологией и реанимацией. Взять инфаркт - тяжелейшее осложнение ишемической болезни сердца - его лечат сейчас намного быстрее. Если все сделают в первые часы и минуты (это как раз работа интервенционистов и кардиоанестезиологов), то уже через три дня больного можно выписывать, а не как раньше - через 20-30 дней. На три недели у нас задерживаются пациенты, которые, к сожалению, поздно поступают - уже со значительным повреждением мышцы сердца. А операции с остановкой сердца - это уже реалии каждого дня. Операции на бьющемся сердце - их начинали проводить много лет назад. Сейчас с применением новых технологий, можно сказать, начался второй Ренессанс кардиохирургии. Мы в этом году впервые в России спасли пациента, погибающего от кардиогенного шока. И уже на второй день после выведения его из шока выполнили операцию вместе с кардиохирургами. Когда в молодые годы я работал медбратом в реанимации одной из ленинградских больниц, случалось, что за одну ночь от инфаркта миокарда до пяти человек умирало. Сейчас в реанимационной службе нашей областной больницы такая статистика - за год!

- Озадачил один факт: стоит в Интернете набрать слово «анестезиолог», как первое, что высвечивается, - «вакансии». Если эта ссылка опережает все остальные, видимо, проблема с кадрами в этой области стоит очень остро?

- Проблема с кадрами везде - и в Европе, и в США. Например, в Германии эта специальность вообще объявлена «специальностью необходимости». Потребность в анестезиологах выросла вследствие развития интенсивной терапии, намного больше стало проводиться операций. Например, стало возможным оперировать пациентов даже старше 80 лет. Раньше это было большой редкостью! К тому же прежде многие виды хирургических вмешательств были только плановыми, теперь современная техника позволяет проводить их экстренно. Например, всю эту неделю у нас в отделение поступают больные старше 70, в том числе экстренные - с инфарктом миокарда. То есть за последние годы произошло смещение оперативной помощи и в сторону очень пожилого возраста. Это еще не закономерность, но процесс начался.

- У выпускников медвузов есть интерес к этой специальности?

- Очередь не стоит. Анестезиологов не хватает во всех больницах, включая и нашу. Работа, безусловно, напряженная. После дежурств приходится и задерживаться, могут вызвать и экстренно. Никогда нельзя сказать с уверенностью, когда закончится рабочий день.

- А у вас никогда не было мысли уйти из анестезиологии в более спокойную область медицины?

- На последних курсах института я работал в клинике у Василия Ивановича Колесова, известнейшего кардиохирурга, и тогда мечтал продолжить научную работу. Но после двух лет в анестезиологии уже не думал о смене профессии. Потому что она действительно интересная. В последние годы участвую еще и в международных научных исследованиях, о чем всегда мечтал. А когда понимаешь, что возможности для спасения человеческой жизни расширяются с каждым годом, это очень вдохновляет. В октябре в Санкт-Петербурге состоится IV Международный интервенционный съезд (интервенционная медицина объединяет несколько направлений, включая рентгенологию и сердечно-сосудистую хирургию), на котором расскажем о некоторых клинических случаях и различных стратегиях лечения при остром инфаркте миокарда. Как и многие мои коллеги, считаю, что каждый случай должен решаться индивидуально, и мы доказываем это нашей работой.

Ольга НУРЕЕВА.