МУРМАНСК. Запасы углеводородов на норвежском шельфе в северной части Баренцева моря у морской границы с Россией по новым расчетам вдвое больше, чем считалось раньше. Такую информацию опубликовал Норвежский директорат нефти. Ресурсы этого района теперь оцениваются в 1,4 миллиарда кубометров (в нефтяном эквиваленте). Большая часть запасов сконцентрирована в бывшей, так называемой «серой зоне» - спорном участке, соглашение о разграничении которого между Россией и Норвегией вступило в силу в 2011 году. Для российских компаний оценки соседей — аргумент ускорить разведку на смежных участках нашего шельфа. Для экологов — новые вызовы.

- Норвегия добывает углеводороды только на море, - комментирует руководитель программы по экологической политике топливно-энергетического WWF России Алексей Книжников. - У нее, в отличие от нашей страны нет возможностей увеличивать добычу на сухопутных месторождениях. Экономические тренды таковы, что Норвегия сейчас все более активно будет стремиться к разработке месторождений своего сектора Баренцева моря. Последние новости показывают, что их освоение может начаться в обозримом будущем. Это тревожный звонок не только для экологов, но и для российских рыбаков. Дело в том, что современные технологии не гарантируют защиты от аварийных разливов.

Напомним, несмотря на то, что система течений Баренцева моря сложна, все же основное направление переноса вод — из норвежского сектора в российский, вслед за веткой Гольфстрима. Поэтому наша акватория и водные биоресурсы могут серьезно пострадать в случае ЧП.

- Конечно, это предмет для серьезного моделирования. Пригодится здесь опыт российских ученых. Мы должны быть уверены, что интересы обеих сторон и риски учтены правильно, - продолжает Алексей Книжников. - Нам нужно очень внимательно следить за развитием ситуации. Как только речь пойдет о проектировании добычи, мы считаем необходимым просить правительство России задействовать международные инструменты, чтобы оценка воздействия на окружающую среду выполнялась в трансграничном контексте.

Международная практика в этой сфере уже наработана. Россия подписала, правда не ратифицировав, Конвенцию Эспо (международное соглашение, регулирующее решение таких вопросов).

- Мы не можем требовать выполнения положений этого документа от соседей. Но я думаю, что наши добрые отношения с Норвегией позволяют надеяться, что будет найдена дипломатическая и юридическая форма, при которой все заинтересованные стороны смогут оценить экологические риски новых проектов, - считает Алексей Книжников.

Читайте еще на сайте «Мурманского вестника»: Старший электромеханик атомного ледокола «Таймыр» - «Человек года Росатома»