Как-то, один из высокопоставленных офицеров- тыловиков произнес справедливую фразу: "Нужно воевать тылом вперед". А ведь он был прав. Без тылового обеспечения невозможно полноценное выполнение боевой задачи ни пехотным полком, ни подводным ракетоносцем.

В гаджиевском гарнизоне все вопросы материально-технического и тылового обеспечения подводников возложены на Базу подводных сил, которой командует контр-адмирал Алексей Конев. Объем работ, возложенных на личный состав Базы огромен. Это медицинское, автотранспортное, финансовое, продовольственное и вещевое обеспечение, охрана и оборона объектов, подача тепла в здания и сооружения, подготовка к использованию техники и вооружения, ремонт атомных подводных лодок на плавмастерских. Буксиры, входящие в Базу, выводят к выходу из залива уходящие на боевую службу атомные субмарины и первыми встречают их после дальних походов. Один из тех, кто выполняет эту функцию, командир буксира РБ-247 Евгений Остахов.

Умник, Боцман, Сигал

"Умник" - это позывной буксира. Боцманом зовут Евгения Владимировича не спроста. В этой должности служил на надводных кораблях и на подводных ракетоносцах. В 1994 году ушел на пенсию из экипажа РПКСН "Карелия", а теперь занимается его буксирным обеспечением. Сигалом - за характерную прическу с хвостиком на затылке, как у известного голливудского киноактера.

На капитанский мостик буксира РБ-247 Евгений Остахов встал после службы на РПКСН "Карелия". Там, стоя на рулях, чувствовал за спиной мощь нескольких десятков тысяч лошадиных сил. Здесь, на буксире, масштабы не те. Но, тем не менее, свой буксир, прозванным "вертолетом", бывший подводник полюбил. Судно само по себе уникальное. Оно... не имеет винтов. Движители судна - два крыльчатых вентилятора установленные на носу, благодаря которым, как заверил Евгений Астахов, судно имеет невероятную маневренность, и он на нем может на воде танцевать вальс.

Экипаж РБ-247, на пятьдесят процентов состоящий из бывших подводников, вместе с таким же буксиром РБ-109, которым командует Игорь Щербаков, привлекался и к выполнению ответственейшей операции по буксировке дока "Паллада" с "Нерпы" на 82 СРЗ, откуда привели в нем на разделку АПРК "Курск". Приходится, несмотря на свои небольшие размеры и мощность работать с такими гигантами как авианосец "Адмирал Кузнецов" и атомным ракетным крейсером "Петр Великий". Но главное предназначение буксира - работа с атомными подводными лодками. Евгений Остахов считает своим долгом обязательно встретить атомоход из похода, если отправлял его в море.

Привлекался экипаж и к выполнению не специфических задач. К примеру, два месяца обеспечивали работу съемочной группы фильма "72 метра". Да, мало ли работы у такого труженика?

Плавучий завод

Невдалеке от буксира пришвартованы к причалу три приличных размеров судна, составляющих основу плавучего судоремонтного завода. Ранее их вместе увидеть было сложно. Плавмастерская ПМ-81 несколько лет обеспечивала силы флота в Анголе, ПМ-64 восьмую оперативную эскадру в зоне Персидского залива. Самая современная из плавмастерских ПМ-69. Ее то и показал нам кавалер ордена Почета, главный инженер завода капитан первого ранга Андрей Рожнов.

Поскольку плавучий судоремонтный завод занимается ремонтом атомных подводных лодок, то и руководящий состав, а также ведущих специалистов сюда набирают из экипажей атомоходов. Сам Андрей Геннадиевич десять лет отдал атомным подводным ракетоносца, где служил в электромеханической боевой части, эксплуатируя главную энергетическую установку.

В чреве судна разместились целые цеха, оснащенные современным станочным парком, в том числе и станками для расточки валов. Среди уникального отечественного оборудования установка для ультразвуковой очистки фильтров. Многие станки польской постройки, что и не удивительно, плавмастерские строились еще в социалистической Польше. Сегодня эта страна по другую сторону в военном противостоянии и запасные части на российский флот не поставляет, поэтому приходится дооснащать материальную базу отечественными станками, к которым доверие у специалистов выше, нежели к иностранным. А работают на них специалисты экстра класса. Один из них - токарь шестого разряда Александр Мороз. Супер сварщиком считают на заводе старшего мичмана Петра Андрущенко. Следует отметить, что ни разу к работникам завода не было претензий от подводников по качеству выполненного межпоходного ремонта. А это - главная оценка нескольких сотен рабочих, инженеров и техников завода.

Уникальная спецмедчасть.

Наверное, есть что-то притягивающее людей на Север. Двадцать два года тому назад пришел служить на флот выпускник Коломыйского мудучилища Василий Бакай. Направили его фельдшером в спецполиклинику, аналогичной которой в ВМФ России есть еще всего одна. Мог ли он тогда предположить, что пройдут годы, и он, уже подполковником медицинской службы возглавит медперсонал этого учреждения. После срочной службы была учеба в Архангельском и Горьковском медицинских институтах, служба на подводном ракетоносце, где довелось спасать жизнь матросу Василию Сахарову, выполняя полостную операцию во время боевой службы в Арктике.

Работы у медперсонала спецполиклиники более чем достаточно. Ежегодно приходится проводить освидетельствование более чем полутора тысячам подводников, принимать около двадцати тысяч пациентов. И вся эта нагрузка ложится на 13 врачей.

Главной своей заслугой Василий Богданович считает то, что по своей вине медики не потеряли ни одного матроса.

Воспитатель

По объектам базы нас водил заместитель командира базы по воспитательной работе капитан первого ранга Владимир Жарский. Естественно, бывший подводник, естественно, участник десятка боевых служб на дизельных и атомных подводных лодках. Кавалер ордена "За службу Родине". Впрочем, таких, как он на флоте немало, а вот чем он однозначно войдет в историю эскадры, так это изданным, правда небольшим тиражом, сборником морских тостов, которых он сам в стихотворной форме придумал более пятисот штук.

За все время пребывания на эскадре мы не слышали сетований подводников на трудности. Лишь провожая нас, Владимир Георгиевич заметил: видите, сколько стоит домов с заколоченными окнами, а нам негде расселить более четырехсот семей подводников. Вот такая проблема, возникшая несколько лет назад, когда флот покидали сотни офицеров, а содержать пустующее жилье было накладно. По-видимому, пришла пора перейти к расконсервации жилого фонда, чтобы обеспечит нуждающихся подводников квартирами. Уходя в море на боевую службу, офицер, мичман, контрактник должен знать, что его семья имеет крышу над головой и комфортные условия для жизни. А их, эти условия, обязаны обеспечить те, кто остался на берегу: тыл и местная власть.

Юрий ТИМОФЕЕВ.