Олень неспешно вышел из леса и принялся неторопливо пощипывать травку прямо у обочины дороги, равнодушно взирая на проезжавшие мимо машины. Водители невольно притормаживали и отнюдь не для того, чтобы полюбоваться на непривычную картину. Для Финляндии это вполне обычное явление. Но не дай Бог животное выбежит на дорогу и окажется под колесами. Россиянин бы в этом случае просто загрузил дармовое мясо в багажник. Финн же вызывает полицию и терпеливо дожидается ее приезда и оформления бумаг. Ведь за причиненный ущерб владелец оленя получает компенсацию от страховой компании.

- Эх, когда наши олени будут так ходить? - лишь вздыхает председатель ловозерского кооператива "Тундра" Виктор Старцев. - Когда?

ПРОБЛЕМЫ ОДНИ?

- У нас тоже, бывает, браконьерят. Особенно осенью, когда олень нагуливает жир, а ночи становятся темными, - разводит руками финский оленевод Матти Конттанен. - Любителей полакомиться дармовым мясом не останавливает даже угроза серьезного наказания.

У нас же браконьерам и бояться особенно нечего. Даже пойманные за руку, они, как правило, выходят сухими из воды.

- Зимовка прошла нормально. Снежный покров был небольшой, корма оленям хватало. Рано появились проталины. Уже начался отел. Но и медведи проснулись. Они уже загрызли десять оленят, - на совещании руководящей группы российско-финского проекта "Развитие оленеводства Мурманской области" делится своими проблемами председатель одного из оленеводческих объединений Финляндии Тимо Ханнула.

Впрочем, ущерб, наносимый оленеводам хищниками, в Финляндии компенсирует государство. Гораздо больней по экономике хозяйств ударило 20-процентное снижение закупочной цены на оленину.

Эта проблема близка российским участникам проекта. Ведь большую часть своей продукции они экспортируют в Швецию. А уровень цен на оленину примерно одинаков во всех северных странах. Так что вроде бы все как и у нас...

Вот только в Финляндии государство жестко регулирует поголовье оленей, чтобы их количество не превышало оленеемкость пастбищ. Проще говоря, чтобы на всех хватало корма. Поэтому финские оленеводы могут держать лишь строго определенное количество животных. За превышение - штраф.

В России, где сконцентрировано две трети поголовья северных оленей всего мира, их количество за последние годы сократилось вдвое. В некоторых областях уже бьют тревогу: оленеводство вымирает. В большинстве регионов эта отрасль нерентабельна. Но ведь она - основа жизни многих северных народностей.

Здесь следует отметить, что Мурманская область на общероссийском фоне выглядит достаточно благополучно. Но благополучие это достаточно шаткое, так как основано на экспорте. Закроют границу или еще раз снизят цену - и что тогда?

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ?

Сделать наше оленеводство стабильной и рентабельной отраслью и является главной целью российско-финского проекта. Его курируют непосредственно администрация Мурманской области и министерство сельского и лесного хозяйства Финляндии. Российскую делегацию, прибывшую в Рованиеми на совещание руководящей группы проекта, возглавлял заместитель руководителя департамента по продовольствию, сельскому и рыбному хозяйству Мурманской области Алишер Хаитбаев. Кроме него приехали и руководители оленеводческих сельхозкооперативов Дмитрий Матрехин и Виктор Старцев.

Первый этап "Развития оленеводства в Мурманской области" уже завершен. Не без помощи финнов были созданы мастерская по производству сувениров в Краснощелье и цех по переработке оленины в Ловозере. Рабочих цеха и технологов отправляли на стажировку в Финляндию. Обучаться готовить блюда из оленины в Суоми ездили повара трех мурманских ресторанов.

- Оленина в России как пищевой продукт не является общеизвестным и общеупотребимым. Поэтому надо развивать деятельность по переработке мяса, совершенствовать продукцию, тогда люди будут готовы заплатить за нее высокую цену. Надо сначала довести до конца эту часть проекта, - говорит его координатор Нина Хеллстрем.

Предполагалось, что цех по переработке оленины в Ловозере будет делать дорогую деликатесную продукцию. Но сейчас и обычная вареная колбаса выпускается здесь от случая к случаю. Обученные технологи и рабочие давно уволились, часть оборудования сломалось...

- Надо все считать, проводить маркетинг, составлять бизнес-планы, - снова и снова повторяет Нина.

- Маркетинг, конечно, нужен, - соглашаются Старцев и Матрехин, - но у оленеводов нет нормальных снегоходов, рации дышат на ладан.

- Поможем и технику купить, и средства связи, - соглашается Нина.

Не всю, конечно, сколько смогут выделить средств из проекта можно будет выделить и на это. Но половину средств должны оплатить российские участники - таково условие финского правительства. Разговор сразу пошел веселей.

- А еще мы пришлем в Ловозеро эксперта. Пусть посмотрит на всю цепочку производства, укажет на недостатки, оценит, какое оборудование необходимо для цеха переработки оленины, - гнет свою линию Нина. - Ведь эту часть проекта надо завершить.

А еще она постаралась, чтобы российские партнеры как можно больше узнали о том, как можно "делать деньги" на оленеводстве. По крайней мере, как это делают в Финляндии. Ведь здесь в ход пускают все: мясо, шкуры, рога, копыта, кровь.

ОЛЕНЕВОДЫ ВСЕЙ СТРАНЫ ОБЪЕДИНИЛИСЬ

- Если исходить из расчета отработанных часов, то оленеводы недополучают значительную часть доходов, - утверждает руководитель Ассоциации объединений финских оленеводов Пертти Вийк.

Для россиян не совсем понятны его сложные расчеты, которыми он пытается доказать, что оленеводы работают себе в убыток. То есть попросту, если бы они столь же интенсивно трудились на другом производстве, то финансовый результат был бы большим. Но ведь при капитализме все расчеты просты: доходы минус расходы, вот и получается выручка частника.

Однако Пертти намерен обратиться в профсоюз, чтобы тот потребовал от государства увеличения дотаций на оленеводство. Сейчас владелец оленя получает по 20 евро на голову. В структуре рентабельности отрасли это составляет 15 процентов. К примеру, молочное животноводство дотируют на 40 процентов рентабельности. Несправедливо, считает Пертти.

А ведь его Ассоциация объединений как раз и создана, чтобы отстаивать интересы их членов. Их в Финляндии 56, в них входят 5 333 оленевода, владеющие 203 777 животными. В самом крупном объединении сконцентрировано 19 тысяч оленей, в самом маленьком - 55. Все объединения входят в Ассоциацию оленеводов.

- Но одним оленеводством сейчас не проживешь, - констатирует Пертти Вийк. - Оленеводы вынуждены искать дополнительный источник доходов, к примеру, заниматься еще и молочным животноводством, овощеводством, выращиванием и заготовкой леса.

ЭХ, ПРОКАЧУ!

Секретов успеха своего преуспевающего бизнеса Матти не скрывает. Он охотно отвечает на все вопросы коллег из России. Финский оленевод четверть века назад решил заняться еще и туризмом. Теперь на оленеводческую ферму на Полярном круге Матти Конттанена приезжают ежегодно до тридцати тысяч туристов со всего мира.

- В этом доме родилась моя жена. Прежде в нем располагалась оленеводческая база, которую построили еще в 30-е годы. Несколько лет назад мы ее перенесли сюда, - рассказывает Матти.

Снаружи все осталось как прежде, а внутри - весьма приличный ресторан со старинными фотографиями на стенах, оленеводческой утварью и камином.

- Комары у нас тоже старинные, - кивает он головой.

Невольно оглядываюсь, чтобы полюбоваться на древних насекомых. На крыше избушки и впрямь сидят огромные, метровые комары. Когда-то очень давно мастер выковал их, чтобы украсить жилище оленеводов.

Летом на туристической базе Матти можно полюбоваться на оленей, проникнуться местным колоритом, послушать фольклорный коллектив и отведать в небольшом ресторанчике блюда национальной кухни.

Но основной наплыв туристов зимой, когда они, приезжая к Санта Клаусу, не забывают прокатиться и на оленьих упряжках.

- У меня часто спрашивают: насколько длинной может быть дистанция? Отвечаю, что все зависит от цены. Оплатите - можем увезти в ноябре и привезти весной, - смеется Матти.

Впрочем, как сам говорит, наиболее востребованный турпродукт - это часовое турне. Все, кто усидел в санях, получают диплом "водителя" оленьей упряжки. А потом их ждет отдых в саамской куде (чуме). Здесь можно посидеть у открытого огня, попить кофе и перекусить поджаренными на костре колбасками.

Катают туристов тридцать оленей Матти. А всего у него их 300.

- Туризм и оленеводство очень хорошо сочетаются. Осенью, когда в оленеводстве много работы, туризмом у меня занимается хозяйка.

Обе статьи доходов помогают неплохо зарабатывать на жизнь. Но поначалу Матти пришлось немало сил и средств потратить, чтобы раскрутить свой турпродукт: занимался рекламой, участвовал в ярмарках. Но последние пять лет не вкладывает в маркетинг ни копейки. Помогают хорошо отлаженные связи с турфирмами, что везут к нему туристов. К примеру, "Арктик Сафари".

Руководители наших оленеводческих хозяйств тоже подумывают о развитии туризма. А потому стараются подробней познакомиться с его "кухней".

НАПОМИНАЙТЕ О СЕБЕ

- Не стоит обольщаться, что вас знают, надо все время напоминать о себе, - считает директор по маркетингу "Арктик Сафари" Йоуко Каунисваара.

Ежегодно эта фирма тратит на маркетинг 6-7 процентов от оборота, а он составляет 6,2 миллиона долларов. Во всех отелях Рованиеми лежат рекламные проспекты компании, а в сезон там работают и ее представители. Кроме того, "Арктик Сафари" сотрудничает с туроператорами по всему миру.

И еще очень важно, подчеркивает он, чтобы турпродукт был доступен. Иначе, как бы он ни был хорош, востребован не будет. И здесь очень важна близость международного аэропорта, такого, как в Рованиеми.

В Ловозере и Краснощелье аэропорты есть. Ведь в отдаленные села людей и продукты доставляют на "Ан-2". О перелете на них иностранцы потом рассказывают, как об экстремальном приключении...

А Йоуко Каунисваара рассказывает о сотрудничестве "Арктик Сафари" с оленеводческими фермами. Самые большие затраты здесь идут на зарплату, потом техника (снегоходы надо менять раз в 4 года), обмундирование (его меняют раз в 10 лет).

Об обмундировании думать надо обязательно, считает он. Ведь туристы из теплых стран не везут с собой зимние комбинезоны. Немаловажно и то, чтобы, почувствовав себя экстремалом, на стоянке турист мог воспользоваться теплым туалетом.

Необходимо учитывать и национальные особенности. К примеру, не стоит угощать англичан и ирландцев блюдами из оленины. Ведь они свято убеждены, что на оленях ездит Санта Клаус. И живет он здесь, неподалеку от Рованиеми.

В ГОСТЯХ У САНТЫ

- Здравствуйте. Как дела? Кандалакша.

От несколько русских слов, прозвучавших из уст лапландского Санта Клауса, мое лицо невольно расплылось в улыбке. и я почувствовала себя маленькой девочкой, которая вот-вот получит подарок. К тому же обращался он именно ко мне.

Но объявление о том, что фотография с Сантой стоит 17 евро, тут же вернуло в реальность.

В резиденции Санта Клауса сконцентрировано множество лавочек по продаже сувениров. Но цены здесь на порядок выше, чем в магазинчиках Рованиеми. Большинство сувениров "от Санты" - с рождественской символикой, много изделий из кости, дерева и рога.

Где-то здесь продаются и изделия Ари Кангасниемена. Свою мастерскую по изготовлению сувениров из оленьих рогов открыл девять лет назад. Первоначально инвестировал в нее 2 тысячи евро, на них приобрел станки, что-то смастерил сам.

Поначалу, когда раскручивался, участвовал в нескольких ярмарках. Дороговато обошлось, конечно, но без маркетинга разве пробьешься на рынок. Теперь вот обзавелся 4-5 постоянными дилерами. Поставляет свою продукцию во Францию, Канаду, Норвегию. Сырье для своей мастерской покупает у оленеводов. Он режет из кости, рогов. Жена рисует. В себестоимости их продукции работа составляет 70-80 процентов. К примеру, нож в зависимости от сложности работы продает от 150 до 600 евро. На заработки не жалуется: на жизнь хватает.

- Ничего особенного. Все как у нас, - рассмотрев оборудование, констатировал работник краснощельского "Оленевода" Сергей Мизинцев.

Можно сказать и так. А можно с гордостью говорить, что у нас еще и лучше: олени в два раза крупней, а пастбища несравненно богаче.

- У меня приятели тут на охоту пошли. Оленя подстрелили, так еле ноги унесли, - как об очень веселом приключении поведал мне накануне российский военнослужащий.

Его друзья были хорошо "подогреты" и не заметили, что олень был в упряжке. Все так же, только перевернуто с ног на голову.

Наталья ГРЕЧИНА, Мурманск - Рованиеми