Курьезы в нашей жизни - сплошь и рядом. Не обходилось без них и военное время. Вот какую историю рассказал мне недавно краевед из поселка Лесозаводского Анатолий Патраков. Этот почти 60-летней давности эпизод войны он планирует включить в свою будущую книгу о Ковде, ее людях, лесозаводах. Ведь именно Ковдские железнодорожные мосты - стратегический объект - охранял от фашистских бомбардировщиков вместе с боевыми товарищами 760-го истребительного полка молодой, но опытный уже летчик, старший лейтенант Виктор Крупский.

А поведала об этом случае Анатолию Ильичу его землячка Юлия Ефимовна Чулкова. На глазах молоденькой девушки (тогда еще жительницы Ковды) все и произошло.

Был март 1943 года. Прилетев утром с аэродрома, что располагался близ поселка Белое Море, на станцию Ковда, пилот приступил к охране мостов. Барражируя над ними на своей "Чайке" - самолете-биплане И-153, Крупский увидел в небе разрывы зенитных снарядов, а вслед за тем и шедшие со стороны границы вражеские бомбардировщики. Пока разворачивался, чтобы вступить с ними в бой, не заметил вывалившегося из-за облаков фашистского истребителя. А тот с ходу шарахнул из крупнокалиберного пулемета по "Чайке", да так, что очередью ей отрезало всю хвостовую часть.

Став практически неуправляемым, И-153 камнем пошел вниз. Летчик потянул штурвал на себя, пытаясь вывести самолет из штопора. С большим трудом ему удалось направить машину в сторону запасного зимнего аэродрома, располагавшегося на льду реки Ковды при впадении ее в море. Вскоре обнаружилось, что пробит и топливный бак. Топливо кончилось, когда пилот увидел впереди реку и деревню на берегу.

Самолет едва дотянул до места и не приземлился, а просто свалился с грохотом на лед, пробив его. При этом отлетели шасси и крылья, а оставшийся фюзеляж стал погружаться в воду. Правда, какие-то обломки, упершиеся в лед, не дали самолету затонуть мгновенно. Зато почти мгновенно к месту его падения прибежали колхозники, ставшие свидетелями происшествия.

Чей это самолет - было не понять: хвостовая часть с опознавательными знаками отсутствовала, да и другие звезды оказались стертыми струями вытекавшего топлива. Решили, раз сбит, значит, вражеский. А к фашистским пилотам отношение у ковдян было однозначное: враги. К тому же, когда те пролетали над деревней, то нередко стреляли по мирным селянам и по скоту.

И вот, едва вскрыли мужики фонарь кабины, как какая-то женщина, прибежавшая со своим оружием против врага - лопатой, огрела летчика по голове со словами: "Ах ты, фриц, проклятый, не ты ли мою буренку застрелил!" Голова контуженного, находившегося без сознания пилота покрылась кровью. Ухватив за ворот, сельчане вытащили его из кабины и ахнули: на гимнастерке сверкали ордена Красной Звезды и Красного Знамени, медали.

Очнувшись от изумления, мужики давай срочно звонить в Кандалакшу, вызывать дрезину с врачами. А когда приехавшие сообщили им, что летчик этот - Виктор Иосифович Крупский - еще и Герой Советского Союза, то и вовсе смутились ковдяне.

В сознание Виктор Крупский пришел уже в кандалакшском госпитале. Весь перебинтованный, открыл глаза и спросил у сотоварищей по палате, где он, что с ним. Ему рассказали. Виктор поморщился - голова трещит как с похмелья! А вот причину этого раненые пояснили уже с улыбкой: приходила, мол, тут справиться о тебе одна "дамочка" деревенская, да все сетовала: "Ведь я его бедняжку приголубила, да только - лопатой, экая дура!"

Рассказывают, что, когда Крупский пришел в себя, ему предложили перейти в отдельную палату. Но не привыкший к почестям герой отказался. Да и Героем Советского Союза летчик стал в свои 23 года - за отличие в боях на Мурманском направлении - всего за месяц до описанного эпизода. У одного из лучших истребителей Карельского фронта Виктора Крупского к весне 1943 года на боевом счету было 28 побед с пятнадцатью сбитыми им вражескими самолетами.

После госпиталя он продолжал воевать, стал еще и опытным штурмовиком. По окончании войны командир эскадрильи, майор В.И. Крупский некоторое время служил в авиации, но затем демобилизовался по состоянию здоровья. Однако и на гражданке боевой пилот не сложил крылья. Смелому, инициативному человеку стали вверять руководящие должности. И вырос он в конце концов от председателя колхоза до председателя Орловского облисполкома.

А в сельсовете Ковды долго еще хранился планшет летчика, которого сначала едва не угробили, а в итоге спасли местные жители.

Игорь ЧЕСНОКОВ, Кандалакша